igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Category:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1942 г., часть 15

Остаток октября прошел в ставших обычными конвойно-артиллерийских схватках.

    Чтобы проверить реальный результат работы своих пушкарей, уже на следующий день немцы пустили конвой. Он состоял из пароходов MELLILA (2653 брт, немецкий) и RAMFOSS (1137 брт, норвежский) в сопровождении R.151/153/159. На входе во фьорд в 01.30 он подвергся обстрелу 110 снарядами, еще 12 выпустили позже по гавани Лиинахамари. Повреждений не было, а батареи с мысов Романов и Ристиниеми отвечали 60-ю снарядами. Как отмечается в документах, после обстрела с немецких батарей огонь советских артиллеристов стал гораздо более рассеянным, что изрядно облегчило прохождение каравана. После первых разрывов погас советский прожектор и больше не загорался.
    По мнению советской стороны, в 22.34 прожектор при контрольном свечении обнаружил транспорт в 5000 тонн водоизмещением на удалении 90 каб. Через 15 минут батарея №221 открыла по нему огонь, следом за ней вступила в бой и 140-я. Практически сразу наблюдалось попадание в транспорт, а затем до 22.59 – еще три. В 23.03 к бою присоединилась 232-я батарея, а через минуту транспорт скрылся во фьорде. С 22.53 до 23.10 нашим артиллеристам противодействовали 3 вражеские батареи, выпустившие 142 снаряда. Наши израсходовали 112 снарядов (140-я – 36, 221-я – 67, 232-я - 8). Потопления врага никто не видел. Собственных повреждений и жертв не зарегистрировано.
    7 октября батарея №140 с 4 ч утра дала несколько залпов (20 снарядов) по Лиинахамари.
    9 октября новый немецкий конвой из Киркенеса – F.107/226/228 и R.151/153/159 – на входе во фьорд опять был обстрелян советскими батареями, получив 54 снаряда. Повреждений нанесено не было, а орудия с мысов Романов и Ристиниеми ответили точно таким же количеством выстрелов. Однако одним обстрелом приключения конвоя не ограничились.
    Советский прожектор осветил 2 самоходные баржи в 00.25 10 октября на дистанции 68 каб. Через 3 минуты огонь открыло дежурное орудие 221-й батареи, еще через минуты уже вели огонь обе 130-мм батареи. Почти сразу увидела цель и открыла огонь батарея №232. В 00.31 посты наблюдали попадание в баржу, сильный взрыв и облако черного дыма. Когда дым рассеялся, увидели только одну баржу, удирающую обратно, да и та тоже скоро скрылась. В это время 2 вражеских батареи открыли огонь по 140-й батарее, а наши артиллеристы наоборот, прекратили стрельбу. До 00.58 на огневых позициях наши насчитали 23 разрыва. Затрачено же с советской стороны было 15 снарядов со 140-й, 12 с 221-й, 33 с 232-й. Ущерба никто не понес.
    Еще в 21.03 9 октября акустический пост на Нурменсетти докладывал 3 раза жужжащий шум с последующими шлепками о воду. Предположили минные постановки с самолетов, петсамскому конвою приказали возвращаться. Пароход STURZSEE (708 брт) и танкер BANCO повернули обратно в Киркенес, R.151/153/159 выставили тралы и проверили фарватер. Только после этого внутрь прошли БДБ.
    За 10 октября группа МТЩ с R.153 во главе несколько раз проверила гавань Лиинахамари и внутреннюю часть фьорда. Мин не нашли, судоходство разрешили.
Самолеты на самом деле действовали в эту ночь на киркенесском направлении. Возможно, какой-то бомбардировщик аварийно сбросил бомбы в районе Петсамо-фьорда, хотя таких докладов обнаружить не удалось. 7 ИЛ-4 бомбили аэродром Хебуктен, сбросив с 3000-3500 м 40 ФАБ-100, 32 ЗАБ-50, 15 АО-10, 10 ЗАБ-10 и 2 САБ-3; возникло 8 пожаров и 2 взрыва. Еще 1 ИЛ-4 сбросил на Киркенес с 3500 м 8 ФАБ-100, 2 ЗАБ-50 и 2 САБ-3; там тоже видели пожар.
    Увы, все зафиксированные немцами 33 бомбы упали вблизи аэродрома, не нанеся никакого ущерба. Самолетов над городом вообще не заметили, жители видели шары света над Яр-фьордом (восточнее Киркенеса) – вероятно, летчик ошибся при выборе цели.
    11 октября утром выходящий в море конвой, F.107/228 под эскортом R.151/153/159, подвергся обстрелу, но очень слабому, всего 15 снарядов. Конечно, таким малым числом выстрелов попаданий можно было достигнуть только случайно, однако чуда не произошло. Батарея с м. Романов ответила 2 выстрелами.
    2 самоходных баржи в конвое с одним катером прожектор обнаружил в 04.35 на дистанции 63 каб. Огонь был открыт с сильным запозданием – через 11 минут; СКА сразу поставил дымы, по прожектору стал стрелять враг с м. Романов. Уже в 04.50 противник скрылся – наши действительно успели выпустить всего 13 осколочных и 2 фугасных снаряда.
    11 октября повторились налеты на аэродромы. С 18.38 до 22.36 3 ДБ-3ф бомбили Луостари с высоты 2800-3100 м. После сброса 20 ФАБ-100, 8 ЗАБ-50, 12 АО-25 и 4 САБ-3 на аэродроме якобы возник пожар. Другие 6 ДБ-3ф бомбили Хебуктен с высоты 3000-3500 м. Там сбросили 35 ФАБ-100, 13 ЗАБ-50, 34 АО-15, 240 ЗАБ-2,5 и 11 САБ-3. В результате тоже возникли 3 пожара и был виден взрыв. Наконец, еще один ДБ-3ф не смог отбомбиться по Хебуктену (тот был закрыт тучами) и сбросил свои смертоносные снаряды на город Киркенес. Здесь пилот опять же доложил о взрыве и пожаре.
    В этот раз немцы насчитали гораздо больше бомб, сброшенных на аэродром Хебуктен – 110 осколочных и зажигательных. Ущерб тоже присутствовал, хотя и небольшой: легкие повреждения зданий и электрического освещения.
    В норвежском дневнике пишется о световых шарах над Топпеном (10 км северо-западнее Киркенеса). Там же нашли одну неразорвавшуюся бомбу. В остальном самолеты кружили где-то над городом, но бомб туда не упало.
    Конвой, частично отмененный 9-го числа, прошел только 13 октября, прорвавшись в Петсамо с 23.11 до 23.40. 2 судна, ранее возвращенных в Киркенес, под прикрытием R.151/153/159 и финского сторожевика TURJA, были обстреляны 28 снарядами, без повреждений. Батарея с м. Романов отвечала 16 выстрелами.
По мнению советской стороны, в 22.46 прожектор обнаружил самоходную баржу, тральщик и сторожевой катер. Ровно в 23.00 батарея №140 открыла огонь по тральщику с дистанции 72 каб. Катер начал ставить дымзавесу и его обстреляли батарейцы с 221-й, но выпустить они успели только 1 снаряд – затем СКА скрылся в дыму. Затем прожектора потеряли остальные цели; прицельная стрельба продолжалась всего 2 минуты. Затем до 23.20 140-я батарея вела огонь вслепую, потратив 35 снарядов. Затем еще 6 снарядов по входу во фьорд послала батарея №232. Враг вел ответный огонь с 23.17 до 23.28, на 140-й батарее насчитали 22 разрыва, еще 14 на трех прожекторах, причем на №13 выбило часть стекла.
    В тот день немцы еще пишут о безрезультатном сбросе бомб на Нурменсетти и гавань Лиинахамари, но с советской стороны это никак не отражено.
    В дальнейшем, из-за бушевавших штормов, всякое движение по морю в Заполярье прекратилось на несколько дней. Только на 20 октября был запланирован переход в Петсамо конвоя, однако перед выходом внезапно выяснилось, что предназначенный для охранения СКР V.6106 (TIROL) не может идти вследствие поломки машины и течи котлов. Доложить заранее командование флотилии почему-то не потрудилось, за что получило втык от морского командира Киркенеса. Тем не менее, вечером 21 октября в Петсамо все же отправились пароход BALTENLAND (3038 брт) и танкер TRIPP (364 брт) под эскортом NKI.09. Они смогли проскочить, незамеченные советской стороной.
    23 октября в 22.00 прожектор обнаруживал одинокий тральщик врага, выходивший из Петсамо. По нему до 22.22 успели дать 7 снарядов, потом он скрылся в дымовой завесе. Противник не молчал, выпустив 23 снаряда по советским данным. Злополучный прожектор №13 получил попадание осколка, разбившего отражатель, вследствие чего он вышел из строя. С немецкой стороны примерно в это время залив покинул большой по меркам 1942 года конвой – пароходы WEISSESEE и RUJA (финский), а также танкер BANCO под охраной R.151/153/159. Однако в немецких документах отмечено, что никакого обстрела не было. Можно предположить, что погода была такая плохая, что ни одного разрыва враг заметить не смог, либо он начался слишком поздно за спиной немцев.
    Ободренные успехами последних дней, немцы решились снова отправить в Лиинахамари крупные суда, на сей раз сразу два. 24 октября туда вышли DUBURG (2675 брт) и TENERIFE (2436 брт), охраняемые прежней группой из 3 МТЩ во главе с R.153. В 23.00 они на входе во фьорд подверглись обстрелу с советской стороны, насчитав 41 выстрел. Попадания при этом достигнуты не были. Немецкая батарея "Мыс Романов" ответила 3 выстрелами, еще 4 выстрела сделали по прожектору №2 (на следующий день немцы отметили, что впервые за последнее время этот прожектор не освещал окрестности).
    С советской стороны артиллеристы отрапортовали о том, что не дали пройти в Петсамо неопознанному судну. С 22.52 по нему вела огонь 140-я батарея, затем все три батареи 113-го ОАД ставили завесу на входе в залив. По мнению наблюдателей, в 23.07 судно повернуло и убралось восвояси на запад. Видимо, к таким выводам привели очень плохие условия – ночь, непогода. Расход снарядов составил 12 фугасов и 5 осветительных у 140-й батареи, 10 фугасов у 221-й и 24 – у 232-й.
    26 октября R.153/151/159 вывели в обратный путь пароходы STURZSEE, RAMFOSS и MELILLA. В 20.30 при выходе из фьорда их обстреляли 14 снарядами, безрезультатно. В ответ немцы выпустили 9 снарядов с батареи 6./МАА 513.
    К сожалению, с советской стороны даже не догадались, что враг проводит конвой. В 20.15 прожектор на дистанции 72 каб. обнаружил самоходную баржу и катер, через 10 минут поставивший завесу. Батарея №140 в этот момент открыла огонь по катеру, который якобы входил в губу. Баржа скрылась в Кескиниеми, так что в 20.31 стрельба прекратилась после выпуска 8 фугасов и 5 осветительных снарядов. В 20.45 катер вышел вновь, поставив 2 дымзавесы и повел под ее прикрытием баржу. Причем, как уже было не раз и будет потом, артиллеристам показалось, что она отказалась от прорыва в Лиинахамари и ушла обратно, испугавшись обстрела.
Выдерживая прежний темп, через день (28 октября) немцы снова провели конвой. В двух группах в Петсамо одновременно ушли: пароход TUCUMAN (4621 брт) с 2 МТЩ в охранении и JETTA с 1 МТЩ. Неизвестно точно, как разделились в этом случае R.153/151/159. В 20.00 первая группа во время прорыва во фьорд была подвергнута сильному обстрелу – немцы насчитали падения около 100 снарядов. Тем не менее, никакого ущерба они не нанесли и враг прошел вглубь залива. Вторая группа прошла через час ухитрилась пробраться незамеченная и без обстрела. Немцы, планируя операцию, именно на это рассчитывали, потому что JETTA имела весьма опасный груз – боеприпасы.
    Советская сторона считала, что батареи 113-го ОАД вели огонь по транспорту в сопровождении СКА. Они обнаруживались в луче прожектора в 20.14, с 20.25 катер ставил дымзавесу, а огонь батарея №140 открыла только в 20.33. Даже вражеская батарея начала стрелять на минуту раньше. Тут же транспорт скрылся в дыму, огонь перенесли на катер, а батарея №221 тем временем стала вести заградительную стрельбу. По сообщениям наблюдателей, снаряды ложились у бортов катера. В 20.50 транспорт увидели еще раз и он снова подвергся обстрелу. На сей раз якобы было достигнуто 3 прямых попадания, видели пламя и черный дым.  В 20.59 в бой вступила батарея №232, закрывавшая вход в залив. Вскоре после 21.00 огонь был прекращен – транспорт считали только поврежденным.
    Снарядов на самом деле было выпущено намного меньше – 88 шт. (50 фугасных и 2 осветительных с 140-й батареи, 6 фугасов с 221-й и 30 фугасов с 232-й). В ответ немцы выпустили, по советским данным, 74 снаряда. Здесь тоже на самом деле противник сделал меньше выстрелов, но разница не так велика. Батарея "Мыс Романов" выпустила 40 снарядов, батарея "Ристиниеми"  - 13. Наблюдалось попадание в прожектор. Это подтверждается советскими документами. Фактически, там пострадали все работавшие прожектора: на №15 перебит силовой кабель, на №11 – поврежден автомат лампы и разбито 6 секторов, на №14 был убит один человек. Сильнее всех досталось №12 – список повреждений там достиг внушительных 12 пунктов! Также одно орудие на батарее №140 вышло из строя по техническим причинам (вновь проблемы с досылателем на 2-м орудии).
    Немцы пишут, что русские, видимо в результате неудовлетворенности исходом боя, решили "добить конвой". В 01.10 на гавань Лиинахамари, в основном в окрестностях Шведского причала, упало 30 снарядов, но попаданий и повреждений не было. В КТВ Адмирала Полярного побережья записано обратное – что с 02.00 батарея 2./НКВ 773 вела огонь по противнику и выпустила 30 снарядов. Странным образом в советских документов не отражается ни то, ни другое.
    Пара СБ вылетали на Киркенес, чтобы забросать гавань ампулами АЖ-2 с жидкостью КС, но из-за плохих погодных условий сбросили груз на склады противника в поселке Эльвенес. На самом же деле пролет их и сброс "зажигательных бомб" немцы фиксировали около аэродрома Хебуктен. Слишком далеко от цели.
    31 октября советская батарея обстреляла Пайтахамину 16 снарядами – повреждений у немцев не было. Этого факта в советских документах также не найдено.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments