igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1944 г., вторая половина июня

На этом посту стахановское выкладывание прекращается. Дальнейший текст не готов, поэтому будет потом... наверное. Также должен предупредить, что авиационная составляющая с советской стороны рудиментарная, приготовленная фактически только по "Хронике" - поэтому могут быть (и практически наверняка есть) ошибки. А про авиацию там много, потому что было сразу два больших налета на Киркенес. Надеюсь, все это все равно было интересно.
16 июня советские батареи вновь напомнили о себе, обстреляв гавань Лиинахамари в общем и Шведский причал в частности 144 снарядами с 14.19 до 19.10. Повреждений видимо не было, обстрел назван «небольшим» и «беспокоящим». Немцы ответили 68 выстрелами. С советской стороны огонь вели батареи 104-го ПАП.
С утра 17 июня в море разыгралась воздушно-морская битва вокруг конвоя Rp.121.Ki. Пытаясь как-то помочь своим морякам, батарея «Лиинахамари» с 09.30 до 13.30 сделала 40 выстрелов по аэродрому Пумманки. Наши заметили только 28 снарядов, из них 4 разорвались на летном поле. Также был поврежден один капонир. В ответ советские пушкари дали только 5 выстрелов (скорее всего, силами 104 ПАП). В 15.17-18.25 роли поменялись. Советская батарея сделала 9 выстрелов по выходившему из фьорда катеру с грузами для батарей. Немцы не отвечали, так как угрозы для катера не увидели.
Так как конвой противника не был нашими до конца уничтожен, лично командующий СФ приказа добить его в гнезде - в порту Киркенеса, причем для точности подсчета результатов Киркенес был сфотографирован до удара разведывательным «спитфайром». Заодно, кроме судов кораблей, целью должны были стать рудодробильный завод и склады.
Немцы увидели последовавшие события следующим образом: с 22.02 до полуночи их «посетили» от 150 до 200 самолетов разных типов, из них примерно 100 ударных. Целями стали якорные стоянки и город. Число сброшенных бомб и «зажигательных канистр» не сообщается. На пароходе «Margarethe Cords» три зажигательные бомбы попали в носовую часть, в результате чего загорелся груз - разборные бараки. Затем огонь перекинулся на мостик, но в конце концов судно потушили. По данным КТВ бортовых зенитчиков, огонь уничтожил левый пулемет. Кроме этого судна, в отражении атак участвовали еще как минимум следующие: «Patagonia», «Pompeji»,
«Algol», «Transport», «William Blumer», «Florianopolis», «Boltenhof». Ни одно из них повреждений не получило. На R.154 имелся один тяжелораненый от осколков бомб и пушечно-пулеметного огня.
В городе самый существенный урон нанесли зажигалки. Возникли 4 серьезных пожара, было уничтожено 60% воздушных линий связи и электропередач. 8 бараков и столько же норвежских домов были подожжены. Сгорели 2 автомашины, еще 2 были повреждены. Людские потери ограничились 20 легкоранеными военнослужащими, пострадавшими от брызг горящего фосфора. У гражданских норвежцев было 6 раненых. По мнению противника, большая часть бомб была сброшена преждевременно. Стартовавшие по тревоге истребители сбили 29 самолетов (в том числе 4 «бостона», 10 «аэрокобр», 6 «киттихоков», 6 Ил-2 и 1 Як-9). Еще 4 предположительно сбитых добавили зенитки Люфтваффе и 2 сухопутные, 1 - пароход «Marcobrunner» и 1 - батарея «Суоми». Число немецких истребителей, вылетавших на перехват наших, нигде прямо не указывается. Это были самолеты из 7 и 8 отрядов, а также штаба III группы JG 5. В заявках отметилось 10 человек, еще один оставил отчет о вылете без заявок, но всего вылетов было, скорее всего, в два раза больше. По поводу потерь тоже встает вопрос. В ежедневной сводке Люфтваффе все потерянные за день 3 «мессера» числятся над конвоем. Между тем, самолет фенриха Х. Фоллета в списке потерь Э. Момбеека записан «вблизи аэродрома Киркенес». К тому же, Фоллет был ранен и вряд ли участвовал в следующем вылете, а за ним записана заявка на победу в 22.30. Таким образом можно принять, что Bf.106G-6 , зав. №411463, «Белая 5» из 7./JG 5 стал единственной потерей противника в том бою. Еще один любопытный момент: противник подозревал, что наши в этом вылете использовали отравляющие вещества, даже взяли пробы - но результат исследования был отрицательным. Какие-то фантазеры увидели в небесах пару Ил-2 с немецкими опознавательными знаками и желтыми законцовками крыльев. На земле немцами было взято в плен 3 человека советских летчиков.
У нас план удара по противнику был в последовательном подлете разных ударных групп. Начало атаки сначала назначили на 21.00, позже сдвинули на час из-за того, что части 14 САД не были готовы к такому сроку.
Первыми над целью появились «аэрокобры» из 2 ГКАП, целых 18 штук. Действовали они 3 группами по 6 самолетов, из которых две в 22.10 вели над городом бой с девяткой «мессеров». Заявки: 3 сбитых точно, 1 предположительно. Немцы, кстати, на этом отрезке ограничились 2 заявками на Р-39. В другом бою, в котором участвовало 4 «кобры», в 22.20 был заявлен один вражеский самолет как сбитый предположительно. Самолеты 2 ГКАП вернулись домой без потерь.
Затем, в 22.02-22.05 с планирования на город обрушились двумя группами 11 Р-40 из 78 ИАП. Сбросив 10 ФАБ-250 и 20 ЗАБ-100цк по северо-западной части города, они добились возникновения пожаров в порту, а также заявили потопленным каботажное судно на 500 т. Один самолет - мл. лейтенанта Логутова И.Г. - был сбит зенитками над городом. При возвращении 8 Р-40 этого полка вели бой с парой «Fw-190», заявив один из них сбитым. Пара «киттихоков» в этом вылете не несла бомб, зато имела фотоаппараты. Изначально ударных Р-40 было 12, но у ведущего, майора Бабернова, случились проблемы с двигателем, так что ему пришлось возвращаться.
Следом атаковала группа штурмовиков из 46 ШАП: шесть машин с аэродрома Ваенга под началом лейтенанта Белашева. Прикрывали ее десять «аэрокобр» из 20 ИАП. В 20.08 Илы бомбили с пикирования порт и северо-западную часть Киркенеса. Здесь тоже летчики докладывали о пожарах и потоплении 2 каботажных судов по 500 т у причала, а также танкера на 3000 т. При этом один самолет (летчик мл. лейтенант Михайлов А.М., стрелок мл. сержант Булеков В.М.) сбит зенитками в районе цели. Истребители при отходе отбили атаку вражеских самолетов, при этом одна «кобра» из 20 ИАП тоже не вернулась, и тоже записана на зенитки. Пропал летчик мл. лейтенант Белорусов Н.А. В ответ наши заявили 2 сбитых «мессера».
Третьим номером в 22.12 с пикирования наносили удар шесть Р-40 из 27-го ИАП. Зарядка у них составила по полдюжины ЗАБ-100цк и ФАБ-100. Заявляли пожары в городе, противника не встретили.
Далее в 22.15 прибыли два ИЛ-4 из 9 ГКМТАП и 6 «киттихоков» из 27 ИАП. Бомбили они город как таковой, привычно доложили пожары. В 22.17 одновременно над Киркенесом были 5 «бостонов» из 9 ГКМТАП и еще пять таких же самолетов из 36-го МТАП. Ведущие групп, соответственно: майор Волошин, подполковник Литвинов и капитан Ханков. Прикрывали все это 17 «аэрокобр» из 255 ИАП (1 самолет вернулся от Вайтолахти из-за технических неполадок), еще 10 таких самолетов из 20 ИАП. 6 Р-40 из 27 ИАП после сброса бомб тоже должны были стать эскортом. Все эти три группы бомбили разные части города, были обстреляны зенитками, потерь не имели и вражеских истребителей не встретили. Зато их встретили «кобры» 255-го ИАП. Результатом стал 1 сбитый «мессер», который якобы упал в районе Коббхольм-фьорда. Возможно, именно это был Фоллет, хотя его последней заявкой стал Р-40.
Затем четверка Ил-2 под началом ст. лейтенанта Суровова, пройдя над южной частью города с запада на восток, в 22.18 полила его из выливных приборов ВАП-250. Несомненно, это и было воспринято немцами как отравляющие вещества - вероятно, не у всех самолетов произошло воспламенение. Из состава этой группы были потеряны два самолета. Мл. лейтенант Марьяш смог привести свой подбитый самолет на аэродром Пумманки, но разбился при посадке. К сожалению, он погиб, а его стрелок - старшина Вислов - получил ушибы. Опять наши документы записывают его на зенитки. На посадке в Пумманки еще один самолет скапотировал. Здесь смог уцелеть весь экипаж, и даже сам Ил-2 позже починили. Возможно, оба этих происшествия связаны с обстрелом летного поля немецкими 210-мм пушками.
При возвращении с задания по контролю результатов налета один разведывательный «спитфайр» был атакован и сбит парой вражеских самолетов. Лейтенант Попович смог выпрыгнуть с парашютом, однако был ранен и обожжен. Победу одержал фенрих Шук из штаба III группы. Вообще за 17 июня этот пилот заявил 12 побед, за что попал на обложку журнала «Luftflotte Nord».
Итого, в операции против Киркенеса наши не смогли достичь какого-то серьезного результата. Анализ данных показывает, что единственное попадание в транспорт противника достигнуто штурмовиками («танкер»). У немцев об атаках докладывали как минимум пароходы «Florianopolis» - при этом он дал заявку на сбитый штурмовик из состава группы, поливавшей фосфором. Еще два парохода стояли в Ланг-фьорде, который в общем-то бомбежке не подвергался. Это не помешало немцам посчитать себя атакованными, как и пароходам на рейде у о. Ренё.
Еще один вопрос - кто из наших попал в плен. Из 4 пилотов, пропавших над городом, трое на самом деле выжили. По ОБД «Мемориал» можно, установить, что среди них - Логутов и Михайлов. Оба пережили плен и вернулись. Имя третьего неизвестно.
В то же время, когда происходил налет на Киркенес, четыре Р-40 из 78 ИАП атаковали две батареи немцев на входе в Петсамо-фьорд. Никакого ущерба им нанести не удалось.
После насыщенного дня 17 июня стороны немного затихли. Только 19-го числа в море вышли тральщики 21-й флотилии, которые совершили проверку фарватера до губы Долгой. Наши никак не противодействовали. Только в 15.50 советские батареи побеспокоили огнем мыс Нурменсетти, дав 5 выстрелов. У немцев не было повреждений. Примерно то же самое случилось в самом начале 21 июня, когда с 00.20 до 01.45 было сделано 7 выстрелов по батарее «Зензенхаузер» и посту на высоте «Сонья».
Авиация целых десять дней летала мало из-за плохой погоды. Немцы за это время не вывели из Киркенеса практически ни одного судна. На запад ушли только несколько мелких пароходов - но на их место 26 июня пришли с запада другие. Поэтому, когда 27 июня установилась хорошая погода, недостатка в целях в порту и фьордах не было. Правда, совершить налет с утра, как планировалось, помешала низкая облачность, поэтому советские бомбардировщики прибыли на место вечером. Почему-то бомбометание в этот раз совершали в основном по городу.
План заключался в последовательных ударах, совершаемых тактическими группами, одна после другой каждые пять минут. Первые три группы бомбили центр и северо-запад города, следующие четыре - северо-западную часть и порт. Последняя группа блокировала батарею в районе Лиинахамари, чтобы та не обстреливала аэродром Пумманки.
В первой группе самолетов было сразу 20 «киттихоков» из 78 ИАП. Ведомые майором Баберновым, они под прикрытием 8 «аэрокобр» 2 ГКАП в 17.45 сбросили 18 ФАБ-250 с планирования, а затем с пикирования - 36 ЗАБ-100цк. Два самолета бомб не несли, выполняли фотографирование. В результате этого удара в северной части города возникло 4 очага пожара. В 17.55 восемь самолетов из этой группы вели бой с парой Ме-109, один из которых сбили. В 18.12 над губой Волоковой еще два Р-40 вели бой с парой «мессеров», но безрезультатно.
Сопровождавшие Р-40 «аэрокобры» имели кроме прочего задачу «вымести» противника из района действия ударной авиации. Четыре из них в 17.45 вели бой с парой «мессеров» и один из них заявили сбитым.
Во второй группе было 8 Ил-2 в двух подгруппах, ведущие капитан Синицын и лейтенант Тамаров. В 17.50 с пикирования они сбросили 16 ФАБ-250 и выпустили 4 РС-82 по рудобробильному заводу и по железной дороге от него к порту. В портовых складах вызвано 2 пожара. В бою с немецкими истребителями после бомбежки стрелок Талтынов заявил сбитый «мессер». Прикрывали штурмовиков 12 Р-39 и 4 Як-7 из 20 ИАП. Четыре «аэрокобры» вели бой с противником и заставили один «мессер» при маневрах задеть крылом землю и разбиться.
Третья группа состояла из десяти Пе-3 95 АП, из них один нес фотоаппаратуру. Эти самолеты бомбили в 17.54 центр и северо-восточную часть города. Вызвано 10 взрывов и 3 пожара. Одна «пешка» была атакована Ме-109, но смогла отбиться. Самолеты 95-го полка сопровождали 8 «кобр» и 7 Як-7 (из этой группы 2 Р-39 и 1 Як-7 вернулись домой преждевременно из-за неисправности материальной части).
5 «бостонов» из 9 ГКМТАП под прикрытием 10 «аэрокобр» 2 ГКАП сбросили свои 10 ФАБ-500 в 17.55. Летчики доложили о 5 взрывах и пожарах. Из числа истребителей два вернулись, не выполнив задачи из-за плохой подвески дополнительных бачков.
В три раза больше «бостонов» выслал в бой 36 МТАП. Их прикрывали сразу 24 «аэрокобры» из 255 ИАП. Они сбросили на город и порт в 17.55-17.56 10 ФАБ-1000, 8 ФАБ-500, 10 ЗАБ-500-300ТШ, 2 ФАБ-250. В результате группой капитана Обухова был заявлен потопленный попаданием ФАБ-1000 транспорт 8000 т. Еще одна тонная бомба попала в завод, а другая - в причал на северо-западе города. Группа капитана Ильюхина вызвала 5 очагов пожара в порту, а группа капитана Хамкова бомбами потопила 1 ТЩ, 2 СКА и повредила 1 ТЩ.
Сопровождавшие 36 МТАП «кобры» отражали атаки отдельных «мессеров» (всего до 6 самолетов). Один из них был заявлен как сбитый. В ответ немцы сбили самолет мл. лейтенанта Воронина И.Н. Еще один Р-39 из-за неисправности материальной части вернулся преждевременно, но до дома не добрался. Самолет сел на воду в Кольском заливе и затонул. Летчика спасли.
Противник насчитал 5 волн - всего 75 самолетов, то есть почти угадал. Правда, время начала налета отмечено как 17.13. Документы противника подтверждают попадания в завод и пожары на нем. Обогатительный цех вышел из строя на долгое время. Также попадания получила штаб-квартира командующего морской обороны, здание центра связи ВМС и норвежские дома. Уничтоженными оказались 12 бараков, 3 жилых бункера и 3 бункера с боеприпасами, штаб батальона крепостной пехоты, 1 грузовик и 1 норвежский дом. Почти все телефонные и электрические провода оказались порванными. Небольшой пароход «Hertha», 136 брт, получил бомбу в корму и загорелся. Хотя пожар потушили, машина судна вышла из строя, а само его пришлось посадить на мель. Также попадание бомбы получили 4 боевых корабля: NKI.15, NKI.23, NKI.14, F.175 (все NKI - катера типа KFK). Все они потеряли боеготовность. Общее число жертв было таким: 9 погибших моряков, 2 погибших из Люфтваффе, 2 погибших «хиви»; 34 тяжелораненых моряков, 2 тяжелораненых из других родов войск, 42 легкораненых моряка, 15 из других родов войск. Убит 1 гражданский. Следует заметить, что почти в точности такие потери в КТВ КМО Киркенес записаны как результат обоих налетов 27-28 июня. Стартовавшие по тревоге истребители заявили 27 сбитых, зенитки - 2 вероятно. В воздухе находились, как и 10 дней назад, «мессеры» из 7 и 8 отрядов, а также из штаба III группы JG 5.
Но на этом беды немцев еще не завершились.
После налета пара Яков из 118 РАП вылетела для контроля результатов. Одному пришлось вернуться из-за неисправности, но второй заметил движущийся к о. Ренё конвой. Это был первый за долгое время караван в Петсамо, но о нем позже.
На сей раз план атаки заключался в ударе по кораблям в Ланг-фьорде, а при отсутствии там целей - повторить налет на город и порт. Чтобы не дать врагу убегать через Бек-фьорд, три Пе-3 должны были сбросить там бомбы без взрывателей - немцев хотели заставить думать, будто воды заминировали. Эта же группа отвлекала потом на себя вражеские истребители.
Снова первая группа состояла из 20 «киттихоков» 78 ИАП. И теперь два несли фотоаппараты, а не бомбы. Еще до цели, в 01.00 четыре Р-40 сбросили бомбы по конвою в районе Яр-фьорда. Остальные в 01.05 бомбили город с планирования и пикирования. Прикрывали эту группу 12 «аэрокобр» из 2 ГКАП, которые в воздушном бою сбили 1 «мессер».
5 «бостонов» из 36 МТАП (ведущий капитан Клячугин) в 01.04 сбросили 9 ФАБ-1000 по транспортам и один (10000 т) заявили потопленным. Также было отмечено попадание в причал. Эту группу прикрывали 8 «аэрокобр» из 255 ИАП. Еще 5 «бостонов» (ведущий капитан Хамков), под прикрытием второй восьмерки Р-39 из 255 ИАП, сбросили по транспортам в порту 10 ФАБ-500, заявив потопленным один на 8000 т, а второй такой же - подожженным. Один самолет этой группы был сбит зенитками над целью. Увы, это была машина ведущего: погибшими числились капитан Хамков Г.П., ст. лейтенант Мясников В.Н., сержант Савин С.Ф. и ст. сержант Лубенец А.Е.
Еще пять «бостонов» выделил 9 ГКМТАП, вел их капитан Гусев, а прикрывали 10 «аэрокобр» из 255 ИАП и 2 ГКАП. В 01.06 они сбросили на порт 10 ФАБ-500, вызвав взрывы и пожары. Сильный огонь зениток и истребители стали причиной ранения двух человек - сержанта Сандика и мл. лейтенанта Ершова.
«Кобры» 255 ИАП в боях над Киркенесом заявили сбитым один Fw-190. Самолет ст. техник-лейтенанта Лощикова И.В. был сбит в воздушном бою над целью, второй, подбитый зенитками - сел на воду в районе Хейнесаари. Его пилот, капитан, Герой Советского Союза Бурматов, был спасен нашими торпедными катерами.
Последними наносили удар штурмовики. Это были Ил-2 лейтенанта Тамарова - в 01.07 с пикирования они сбросили 12 ФАБ-250 и выпустили 24 РС-82 по северо-западной части города. Результатом стали пожары и взрывы. Прикрывали Илы 10 «аэрокобр» из 20 ИАП: они вели бой с 6 Ме-109. В итоге летчики заявили сбитым 1 «мессер» и еще один - предположительно, и почему-то еще сбитый Fw-190. В ответ немцы сбили 2 самолета - мл. лейтенанты Чернуха А.А. и Тимохин К.В. считались погибшими. На обратном пути 4 «кобры» пушечно-пулеметным огнем в Яр-фьорде атаковали «ТКА» противника и заявили один потопленным.
Наконец, тройка «пешек» из 95 АП под прикрытием 7 «аэрокобр» и 1 Як-7Б из 20 ИАП, в 01.40 сбросила свои ФАБ-250 без взрывателей севернее о. Ренё. Эта группа контакта с противником не имела.
Для немцев налет начался в 00.30 и длился до 01.58. Они насчитали 120-150 самолетов. Попадание в пароход «Florianopolis» привело к пожару и заставило выбросить судно на мель. Ремонтировать его немцы не стали. Также были попадания в пирсы, дома и бараки. 1 барак и 2 дома сгорели, барак с продовольствием был поврежден. Бомба попала в барак зенитчиков, еще 2 были повреждены. Тяжелые повреждения получил причал «Викинг» и транспортная система завода «Южный Варангер».
Вылетавшие по тревоге истребители заявили ни много, ни мало - 45 сбитых! Эти феноменальные вымыслы позволили группе III./JG 5 перевалить рубеж в 1000 «сбитых» советских самолетов. Еще на 1 «бостон» претендовали зенитчики. Два наших пилота были взяты в плен (Чернуха и Мясников), еще одного (пилота «аэрокобры» - Воронина?) схватили в тылах 19-го корпуса 29 июня. Сами немцы за два больших боя потеряли два самолета, но подробности известны только об одном: Bf.109G-6 зав. №412003, «Белая 11» из 7./JG 5 упал юго-западнее Петсамо-фьорда. Его пилот, унтер-офицер Х. Кесселер, числился пропавшим. Тело его нашли только 7 августа. Судя по дате потери (28 июня), этот самолет был сбит при втором налете, но кем именно - сказать невозможно. Учитывая реальные наши потери, оверклейм у немцев был более чем десятикратным.
Пароход «Florianopolis» получил попадание бомбы в среднюю часть, между трубой и мостиком. Взрыв произошел в машинном отделении, начался пожар. Вытекшее масло загорелось, пирс тоже горел - поэтому пароход отвели на рейд, но потушить пожар и спасти его не удалось. На нем было 3 тяжело и 4 легкораненых, а все зенитное вооружение немцам удалось снять, даже 10,5-см орудие. Судя по описаниям с советской стороны, попадания во «Florianopolis» добились «бостоны» капитана Хамкова из 36 МТАП.
В отражении обоих налетов участвовало большое количество разных судов. У пирса Киркенеса стоял поврежденный «Margarethe Cords», а у о. Ренё - «Herta Engeline Fritzen». В Эльвенесе у причалов стоял пароход «Iris», в Ланг-фьорде - «Hermann Fritzen», плавбаза «Südmeer», «Markobrunner», «Patagonia» и «William Blumer». Командир зенитчиков с последнего доложил, что его 2-см снаряды отскакивали от брони русских самолетов. Ни одно из этих судов не получило никаких повреждений.
Тем временем, упомянутый выше конвой в Петсамо покинул Кьельмё-сунд в 00.00. Вел его новый командир 7-й флотилии моторных тральщиков, капитан-лейтенант Хойзер. Схема прохода была весьма сложной. Постоянно охранять караван должны были 6 тральщиков из 7-й флотилии (R.154/202/223/160/153/159) и 4 тральщика из 21-й флотилии (R.308/304/301/307), причем обе флотилии действовали самостоятельно - что дорого стоило немцам.
Кроме них, до губы Долгой с караваном шли сторожевики V.6102/6101/6115, а до Яр-фьорда - V.6110. Подопечными у них были следующие суда: «Krükau», «Vulkan» и «Transport» до Лиинахамари, БДБ F.214 и F.292 до Нурменсетти. Пароходы «Elbe» и «Leba» следовало довести до Таарнета - именно с ними отделялся V.6102. Еще эскорт должны были усиливать пара артиллерийских БДБ, однако в хаосе и неразберихе вечернего налета на Киркенес, они не смогли явиться вовремя. Командир конвоя справедливо решил, что сил ему и так хватит, тем более, что артиллерийские баржи прошли бы не далее губы Долгая.
В 22.00 конвой собрался в бухте Ренё. Передача приказов и организация сильно осложнялись воздушным налетом - но к счастью для 7-й флотилии, нацелен он был все же южнее, на сам город. При этом корабли 7-й флотилии еще ухитрились поучаствовать в спасении горящего парохода «Hyrta» (очевидно, так переврали в КТВ название «Hertha»). Несмотря на все трудности, переход решили не переносить, потому что погоду предсказывали подходящую, самолеты были готовы работать и совещание с капитанами все же смогли провести. Задержка сбора на час не помешала выйти точно в запланированное время. 21-я флотилия быстро проверила фарватер в Бек-фьорде с тралами. Сделали это потому, что с батареи «Бек-фьорд» доложили о сбросе подозрительных предметов. Ирония в том, что трюк со сбросом разряженных бомб «пешками» еще не успел сработать! Между 01.00 и 02.00 над конвоем много раз пролетали советские самолеты. Хотя было понятно, что нацеливались они на город, с судов и кораблей постоянно стреляли и прекратить огонь стоило больших трудов. Уже за Ренё стало ясно, что БДБ не могут держать установленную скорость в 8 уз. Хотя минимальная скорость для эффективности тралов составляла 6 уз., конвою пришлось тащиться на 5, а затем и на 4 уз. - иначе баржи невозможно было удержать в строю. В 01.05 и 01.07 с кораблей видели 2 сбитых самолета у Яр-фьорда. Возможно, это были самолеты Бурматова и Кесселера.
Там два парохода под конвоем V.6110 отделились, а R.159 провел их за своим тралом до бонового заграждения Яр-фьорда, чтобы потом вернуться назад. Несмотря на двукратное уменьшение скорости, F.292 не могла нагнать остальных. Строй сильно растянулся. Хойзер подумывал даже отправить баржи назад, но не имел для этого лишних кораблей. Поэтому он приказал R.160 буксировать F.292. Баржа все равно не могла идти быстрее 6 узлов, даже при относительно спокойном море - при ускорении сразу начинала зачерпывать воду. Возня с баржами, которые везли ценный груз на Нурменсетти (скорее всего - для вновь строящейся батареи «Петсамо-новая»), лишила командира двух тральщиков, которые могли бы ставить дымзавесы. Все складывалось против: из-за задержек и малой скорости конвой подошел к Петсамо, когда поднялся свежий утренний ветер, плюс артиллерийский обстрел впервые начался задолго до губы Долгой. Сразу после первых разрывов сторожевики повернули обратно, чтобы за пределами досягаемости советских орудий ждать обратный конвой. Стоявший в голове R.223 начал дымить, однако его завеса не могла прикрыть весь растянувшийся конвой. R.159 и 160, которые в тот момент находились на траверсе у пароходов, тоже стали ставить завесы - их дым прикрыл только тащившиеся в хвосте БДБ и уходящие сторожевики. Слишком сильный ветер быстро уносил и разрывал немецкую завесу. Из-за того, что ставить дымы пришлось раньше времени, на тральщиках преждевременно закончились запасы дымообразующего вещества. Пришлось вызывать самолеты, чтобы они начали постановку своих завес ранее запланированного времени. Также приказы стрелять дымовыми снарядами отправили на батареи. В 03.50 самолеты стали дымить, тральщики добавляли из остатков своих запасов. Дымовая завеса стала лучше, но ветер продолжал разрывать ее в разных местах. Несмотря на все уловки, с 03.24 огонь советских орудий постоянно накрывал немцев. Разрывы вставали рядом с пароходами, «Transport» пришлось даже отворачивать в море, спасаясь от града снарядов, падавших у него на пути. Борт ему изрешетили осколки, а с мостика повалил черный дым. Как потом оказалось, в трюм №1 попал снаряд, не вызвавший серьезных повреждений. Тем не менее, судно смогло скоро вернуться и продолжить путь. В 04.10 пришлось просить «Зензенхаузер» прекратить стрелять дымовыми снарядами, так как дым сносило на конвой и это сильно ограничивало видимость. Возникала опасность попасть на скалы или наткнуться на готовые к выходу в обратный путь пароходы внутри фьорда. В 04.20 на входе в Петсамо «Vulkan», шедший в строю вторым, получил прямое попадание снаряда в носовую часть. Открылась сильная течь, судно стало тонуть носом. Пароход увеличил скорость до максимальной и в 04.37 выбросился на берег на м. Романов. Экипаж пересел в шлюпки и катер типа KFK, приписанный к Лиинахамари, получил семафором приказ спасти его. В конечном счете, никто с парохода не пострадал, а зенитчики смогли даже забрать с собой оба 7,92-мм пулемета. Потерян был только крупнокалиберный MG 151, а также груз - 674 т, в т.ч. 326 т боеприпасов. В конце месяца командование 19-м корпусом воспользовалось катастрофой для того, чтобы потребовать от Люфтваффе штаффель самолетов-дымопостановщиков и еще одну истребительную группу. Было заявлено, что именно малое количество ставящих завесу самолетов она не смогла прикрыть суда и позволило потопить одно из них.
В процессе выбрасывания парохода на мель случился еще и авианалет. Немцы его зафиксировали в 04.30. В суматохе они даже не подсчитали число атаковавших самолетов. Бомбы падали вокруг пароходов, попаданий не было. По мнению КМО Киркенес, налет произошел в 04.47 и был отбит немецкими истребителями, которые заявили 16 побед.
Трудности и несчастья не остановили Хойзера от проводки обратного конвоя. Он посчитал, что дым теперь стоит подходяще, да и пароходы «Nerissa» и «Paloma» стояли наготове вблизи выхода. Правда, в плохой видимости командир эскорта потерял 21-ю флотилию, но он считал, что большие раумботы согласно приказам будут выполнять свои функции по противокатерному прикрытию с моря. Как раз в 04.40 доложили о том, что из базы вышли 2 советских ТКА. Принятые под охрану пароходы сначала хорошо пошли за R.202, держа скорость 11 узлов, но потом, на траверсе Нурменсетти, в дыму, «Nerissa» не сделал поворот с курса 331 град. на курс 304 град. и примерно милю шел в сторону от остальных. Видимость в тот момент составляла буквально несколько метров. R.154 тщетно искал пропавший пароход, пока над дымом не увидели сильный черный дым, который поднимался над завесой и демаскировал судно. Это позволяло хорошо прицеливаться советским артиллеристам. R.202 замедлил ход и прожектором стал сзывать пароходы за собой.
За Нурменсетти на конвой напали, по мнению немцев, 3 советских ТКА. Рядом оказались R.223, R.160, «Nerissa» тоже вел точную стрельбу из своих зениток - однако, это не помешало одному катеру прорваться на короткую дистанцию. Бой длился менее 3 минут. Одна торпеда взорвалась в скалах, а вторая попала «Nerissa» в носовую часть. Она была оторвана с тучей взлетевших обломков; пароход стал быстро погружаться. Хойзер послал спасать экипаж 21-ю флотилию. Впрочем, всех уцелевших успели спасти немцы с Нурменсетти. 3 человека с судна были убиты, 3 пропали (все пропавшие - зенитчики, с которыми на дно ушли 2-см пушка и 2 пулемета).
Как оказалось, в момент атаки (04.00-04.10) тральщики 21-й флотилии не занимали своей позиции. Два из них вообще зашли в Петсамо, чтобы высадить там Командующего Морской обороной, а два других ждали товарищей, кружа в дыму около Нурменсетти. Выхода обратного конвоя они не заметили. По радио приказов не приходило. Хойзера тоже никто не уведомил про заход коллег в Петсамо...
Пароход «Paloma» в момент атаки находился ближе к берегу. Он тоже был атакован, но смог увернуться от торпеды. В уменьшенном виде конвой продолжил движение, причем обстрел не прекращался до 05.20. После этого охранение усилили сторожевики, только обороняться им уже не пришлось. В 08.00 пароход отпустили в Кьельмё-сунде. Остается добавить, что число упавших советских снарядов озвучено в районе 1300.
Отчет 21-й флотилии мало что может добавить к этим данным 7-й флотилии. Действительно, на R.308 прокатился в Лиинахамари КМО Киркенеса. В 00.56 тральщики наблюдали пролетающие советские самолеты, причем те якобы даже сбросили 1 бомбу. В 01.25 на долготе Саг-фьорда был выловлен из воды сбитый советский лейтенант (скорее всего, Чернуха). Из сообщений видно, что флотилия по сути действовала сама по себе, не получая команд от Хойзера. В 03.25 отмечено начало обстрела советскими батареями. Все 4 тральщика ставили дымзавесы, проходя туда и сюда перед устьем фьорда. В 03.59 прибыли самолеты, а в 04.15 звено R.308/301 зашло в Петсамо-фьорд. Только в 04.40 КМО Киркенес был высажен на Шведский причал в Лиинахамари. К моменту выхода тральщиков из фьорда, дымовую завесу снесло на запад и Рыбачий был прекрасно виден. Как результат, разрывы ложились очень близко к кораблям. R.308 имел повреждения корпуса и лееров, а также 1 убитого и 3 легкораненых. В 05.20 тральщики добрались до дыма, скрылись и тем самым прекратили обстрел. Вернулись корабли в Киркенес только в 11.00.
Немецкие батареи в процессе этого боя выпустили 617 снарядов. Про повреждения на них ничего неизвестно.
С советской стороны причина весьма раннего открытия огня объясняется, конечно, участием в бою новой батареи №210. По нашим данным, она начала стрелять в 03.24. в 03.38 наблюдательные посты видели попадание в головной транспорт - однако, это не мог быть снаряд, попавший в «Transport», который шел концевым в колонне. В 03.39 в бой вступила батарея №221, а в 03.46 - батарея №140. В 03.40 наблюдалось попадание во второй в колонне транспорт (несомненно, «Vulkan»), на котором вспыхнул пожар. Первый транспорт считался потонувшим, второй, в огне, выбросился на берег. В 03.50 огонь был сосредоточен на третьем транспорте, в который тоже якобы видели 2 попадания. Перестрелка по нашим данным была прекращена в 05.10, когда к конвою подошли 3 наших ТКА (№239, 241 и ?). Считалось, что они атакуют тот же самый конвой, позорно повернувший назад. Потопленными были заявлены транспорт 4000 т (поврежденный до того артиллерией), танкер в 3000 т и еще тральщик. Судя по всему, за танкер приняли «Paloma», тральщиком был один из раумботов. В 05.20 катера оторвались от противника, но подверглись атаке 6 Ме-109. В бой вступили 6 Як-7 и отбили врага, сбив при этом 2 «мессера». У немцев реально воевало звено из штаба III группы, заявившее 3 сбитых Як-9 без своих потерь (они вошли в число 16, сбитых над конвоем).
Наши еще раз открывали огонь, когда замечали выход из Петсамо тральщиков 21-й флотилии (правда, насчитали их 3). Окончательно стрельба прекратилась только в 06.15. Число немецких снарядов подсчитали довольно точно: 650. О нанесенных ими повреждениях не сообщается. После рассеивания дымов стал виден горящий транспорт на камнях у м. Романов. Позже наша артиллерия расстреляла его, он сполз на глубину и затонул.
Атаку с воздуха на конвой проводили 14 Р-40 из 27 ИАП. Сбросив 26 ФАБ-100, летчики не заявили никаких попаданий и успехов. Прикрывали их 6 «аэрокобр» из 2 ГКАП. Они провели бой с «мессерами», заявив по одному Ме-109 и Fw-190 сбитыми и 1 Ме-109 подбитым. Потерь наши не имели. Они были бы изрядно удивлены, если бы узнали, что противники «сбили» целых 16 самолетов из их числа! То есть, почти всех. Как всегда, «геройствовали» летчики из 7 и 8 отрядов, а также штаба III группы.
После таких напряженных событий 27-28 июня, в оставшиеся два дня месяца неизбежно наступил спад. 29-го в 02.42-02.49 батарея «Ристиниеми» сделала 11 беспокоящих выстрелов по аэродрому Пумманки, наши ответили всего 2 снарядами. В тот же день немцы отправили на запад огромный конвой из 11 судов, тем самым очистив гавань Киркенеса. В ней осталось лишь несколько мелких каботажников для переходов в Петсамо и аварийный «Markobrunner». Наши этот конвой никак не атаковали.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо, Северный театр
Subscribe

  • Действия торпедоносцев на Черном море в августе 1941 г.

    Разогретый вновь взбурлившей на "Цусиме" темой потопления АРМЕНИИ, я с удовольствием прочитал в документах РВМ небольшой отчет по сабжу. Вот он…

  • Люфтваффе на Восточном фронте в 1944 г.

    Не так давно на какой-то дзеновской помойке мимоходом попалось мне утверждение, что Люфтваффе на востоке за войну совершили 1,8 млн. боевых вылетов.…

  • Еще раз об АРМЕНИИ

    Есть на свете такой плодовитый исследователь ВОВ в Крыму - Александр Неменко. Возможно, многие его знают. Я тоже давно читал его труды, еще глубоко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments