igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1944 г., первая половина июня

Получилось немного, но пришлось отделить, потому что дальше будет содом и гоморра
Один месяц перетек в другой, а в Петсамо-фьорде ничего не поменялось. Как и в конце мая, 1 июня батарея №858 слегка побеспокоила неприятеля, сделав в 21.15-21.30 7 выстрелов в направлении гавани Лиинахамари и батареи 1./773. Повреждений у противника опять не было. Практически ровно через сутки все повторилось, только целью была батарея «Зензенхаузер».
Затем случился перерыв на два дня, пока в 20.59 4 июня из Нурменсетти не пошел саперный катер, который советская батарея обстреляла 6 выстрелами. На сей раз немцы все же ответили: ровно столько же снарядов выпустила батарея «Зензенхаузер».
Только 5 июня боевые действия приобрели мало-мальскую интенсивность. Как всегда вечером у противника из Лиинахамари на Нурменсетти и обратно совершали переходы катера с грузами (в том числе и «Hamburg»). В этот день их было два, проходили в период с 19.18 до 21.58. Советские артиллеристы дали по ним и вражеским позициям 61 выстрел, однако все, чего удалось достичь - незначительные повреждения матчасти на батарее «Зензенхаузер» (легко повреждено одно орудие). Враг отвечал 22 выстрелами.
Новая перестрелка возникла вскоре после начала 6 июня, и происходила с 00.08 до 00.38. В этот раз все было очень серьезно: по немецким данным, огонь по ним вели сразу 8 советских батарей! Скорее всего они сильно преувеличили, и в бою с нашей стороны было в два раза меньше сил. В этот день впервые по противнику стреляла новая 210-я батарея, имевшая 152-мм орудия, однако немцы засекли сразу две новые батареи. Основной целью наших пушкарей был мыс Романов, но позже получили свое батареи «Петсамо» и «Ристиниеми». Всего враг насчитал 510 советских снарядов (по другим данным даже 620). Отвечали со стороны немцев все «пострадавшие», кроме батареи «Зензенхаузер», а также не попавшая под огонь батарея «Лиинахамари». Однако, мощь вражеского огня была несравнима с нашей - они дали все вместе только 63 выстрела. Правда, 4 снаряда калибра 21 см прилетели на аэродром Пумманки и повредили там 1 Як-7 и 1 У-2. Возможно, что именно эти снаряды были выпущены первыми и стали причиной большой перестрелки.
С другой стороны, единственной бедой, постигшей немцев, стал 1 легкораненый на «Зензенхаузер». Там же имелись некие незначительные материальные повреждения. Тем не менее, появление новой мощной батареи немало обеспокоило немцев. Они ее оценили в 17-см и сразу же попросили 3-е Авиакомандование заняться борьбой с новой угрозой.
По данным «Хроники», бой происходил утром 7 июня, и снарядов противника насчитали 77 штук. Наши батареи №140 и 221 пришлось прикрывать дымовыми завесами.
7 июня немцы, видимо, обидевшись за огневой налет сутки назад, с 02.15 начали свой мощный навал. Участвовала вся артиллерийская группа «Финляндия» (4 батареи), а целью стали советские батареи «202» и «205» (то есть №140 и №221). Правда, «мощь» выразилась всего в 83 снарядах, и советская сторона опять ударила в ответ сильнее - враг насчитал 115 выстрелов. Правда, повредить они смогли только маскировку батареи «Зензенхаузер», а также порвать немного проводов. У нас, похоже, особых повреждений тоже не случилось - убитых точно не имелось. Затем с 22.22 7 июня до 00.44 8 июня советская батарея «215» - скорее всего, №210 - выпустила 42 снаряда по району батареи «Лиинахамари» и порту рядом с ней. Немцы отвечали, пока наши не замолчали, однако при этом сделали всего 14 выстрелов. Впрочем, потерь и повреждений у них опять не было.
8 июня саперный катер, уходивший в Лиинахамари с Нурменсетти был обстрелян с 21.10 по 21.20 19 снарядами. По советским данным, огонь вела батарея №858. Ей отвечали 21-см орудия - 6 выстрелами. Повреждений и потерь никто не имел.
9 июня - опять саперный катер шел, теперь в обратном направлении, а с советского берега обстреляли его и батарею «Зензенхаузер» 30 выстрелами, с 16.20 до 19.39. Немцы с мыса Романов ответили 5 выстрелами. Итоги были прежние - по нулям.
11 июня выстрелы звучали утром (в 08.45), но причина осталась прежней. Из фьорда выходил катер (по другим данным – баржа) с грузами, в него (нее?) послали 4 снаряда - без попаданий. Немцы в этот раз не отвечали. Однако, тем же вечером, когда снова появился катер, советские батареи разошлись не на шутку, выпустив 202 снаряда по немецким подсчетам. 109 из них принадлежали новой батарее. Попадали они как следует: досталось зданию капитана порта Лиинахамари (сам капитан при этом был ранен) и финским домам, пароход «Lumme» и финский сторожевик «Ruja» были повреждены осколками. Враг отвечал всего лишь 29 выстрелами. После этого Люфтваффе вновь убедительно просили посетить новую советскую батарею «штуками». В отчете крепостного участка Лиинахамари, однако, обстрел 11 июня хоть и назван массированным (332 снаряда), почему-то считается безрезультатным. Уже на следующий день дополнительно докладывался новый, утренний налет, в котором осколками были повреждены топливные баки с бензином, получило прямое попадание здание рыбной фабрики, на которой начался пожар сетей.
По данным «Хроником» (правда, относятся они опять к событиям на день вперед - 12 июня), огонь по Лиинахамари в течение 15 минут вела батарея №1042 (104-го ПАП). Две другие батареи того же полка (№1045 и 1046) подавляли огонь батареи противника на мысе Романов.
13 июня с 18.30 до 21.00 наши 37 выстрелами встретили проход катера с грузами, посещавший обе вражеские батареи в устье фьорда. Немцы в этом обстреле угрозы не увидели и отвечать не стали. В «Хронике» написано, что огонь велся по 4 катерам, и все они повернули обратно. Однако надо думать, что описаны разные события. Дело в том, что в этот день на первое задание вышла 21-я флотилия МТЩ, до того усиленно проводившая тренировки и учения. Там как раз было 4 корабля: R.308/307/304/301. Они отправились тралить фарватер до Петсамо на скорости 11 уз. в 10.05 из Киркенеса. В 13.30 у губы Долгая начался артобстрел, после чего раумботы повернули и удрали на скорости 23 уз. На входе в Петсамо-фьорд тем временем разыгралась нешуточная битва: враг вел огонь 4 батареями, наши тоже не стеснялись. Немцы насчитали 306 выстрелов, сами дали в ответ 154. У них ущерб ограничился небольшими материальными повреждениями на «Зензенхаузер». В борьбе с немцами снова участвовали батареи 104-го ПАП.
Затем в 19.59 немцы принялись обстреливать аэродром Пумманки и позиции 210-й батареи, сделав по ним 46 выстрелов. Наши дали в ответ 179, по подсчетам противника, все в направлении Лиинахамари, без повреждений. По нашим данным, 210-мм батарея стреляла с 20.16 до 21.30, никуда не попав, причем по нашим данным, корректировали огонь самолеты Ju.88 и Fw.189 под прикрытием 4 Ме.109. Отогнать их вылетали 8 «аэрокобр» 2 ГИАП, но они не смогли никого найти. Реально корректировкой занималась пара «рам» - одна улетела из-за проблем с радио преждевременно.
Закончилось все в 00.29, когда батарея «208» послала 6 снарядов в саперный катер. Немцы ответили 4 выстрелами.
14 июня в 22.40-23.17 советская батарея под обозначением «220» (видимо, одна из батарей 104-го ПАП) сделала 18 выстрелов по батареям «Зензенхаузер», «Лиинахамари» и входу во фьорд. 21-см орудия в ответ сделали 3 выстрела, причем одна пушка на этой батарее была повреждена осколками и вышла из строя. Для нее требовались запчасти из Германии и период ремонта сильно затягивался. Весьма удачный бой!
Наконец, 15 июня в Петсамо-фьорде опять появились нормальные корабли противника.
Дело в том, что в 21.50 из Киркенеса вышли тральщики 7-й флотилии во главе с командиром R.154. Кроме него эскорт составили R.159, 173 и артиллерийские БДБ AF.24, 25, 36 и 39 - тоже в принципе новые корабли на старой коммуникации. В подопечных у них были пароходы «Nerissa», «Paloma» и моторный лихтер MW-33. Конвой собрался и покинул Кьельмё-сунд в 23.30 на скорости 9 уз., причем через полчаса его даже прикрыли с воздуха Ме.109! В 00.10 к охранению примкнули корабли 21-й флотилии (R.308/307/304/301). Новые большие тральщики должны были прикрывать конвой с моря, а R.307 и 301 кроме того, участвовали в постановке дымовой завесы. Завесу готовились ставить и 4 самолета Не.115.
Артиллерийские БДБ дошли с конвоем только до Пеуравуоно. Еще до начала основных событий, в 01.45 на долготе Коббхольм-фьорда, R.154 - он вел охранение с кормы - расстрелял старую советскую мины, плававшую рядом с фарватером.
В 02.58, около губы Долгая, при очень хорошей видимости, прибыли самолеты-дымзавесчики, и сразу начали работать. Пролетая со стороны устья фьорда в море, они ставили дымовые полосы. К ним присоединились 3 раумбота, а в 03.07, в 1 миле восточнее Долгой, начался артобстрел. Уже со второго залпа снаряды ложились с накрытием. Немедленно был отдан приказ на постановку дополнительных дымов с батареи «Зензенхаузер». Сбросив балласт в виде БДБ, конвой рванул на прорыв с максимально возможной скоростью - 11,5 узлов. После постановки всех дымзавес советские залпы стали ложиться в основном за кормой, так как советские артиллеристы явно рассчитывали на прежнюю скорость передвижения. Позже наши начали ставить огневую завесу на входе во фьорд.
В 03.32 в 2 милях западнее Нурменсетти конвой внезапно был атакован, по мнению его командира, 9 Ил-2, со сбросом бомб и обстрелом из бортового вооружения. У командира 21-й флотилии глаза от страха расширились побольше, и он насчитал целых 11 ударных самолетов. Бомбы в основном были сброшены по шедшему последним лихтеру, огнем пушек и пулеметов поливали весь конвой. Единственное, чего удалось сделать нашим летчикам - это наградить противника несколькими пулевыми пробоинами («Paloma» даже доложил о небольших повреждениях). Немецкие истребители атаковали штурмовики уже на подлете, и моряки приписали неэффективность бомбежки именно этому факту. По возвращении ягеры заявили 9 сбитых (3 Р-40, 2 Ил-2, 4 Як-9), без собственных потерь. В бою участвовали пилоты 7-го отряда JG 5 и пара из штаба III группы.
В 03.50 резко засвежевший ветер внезапно прорвал завесу и советские пушкари ненадолго увидели цели. К тому времени враг уже входил во фьорд. Напоследок было сделано несколько более нацеленных выстрелов, однако они все равно ни в кого не попали. R.154 поспешно обновил дымовую пелену. В 03.53 по радио объявили, что, по данным перехвата, в море вышли советские торпедные катера.
Уже в 03.55 конвой был отпущен внутри Петсамо-фьорда, а в обратный путь приняли стоявший под парами «Lumme». В 04.15 (по данным 21-й флотилии) возвращавшийся конвой проскочил выход незамеченным. Советские артиллеристы прочесывал огнем вход во фьорд и полуостров Нурменсетти. По данным же командира конвоя, в 04.15 они уже находились в 2 милях западнее этого полуострова и зафиксировали падение последних снарядов. В 04.28 прошли губу Долгая. Советских торпедных катеров никто не видел, в 07.45 караван вошел в Кьельмё-сунд.
В 03.45 эти советские катера появились на видимости у батареи «Зензенхаузер», которая по ним начала стрелять и заявила один катер поврежденным.
Кроме прочего, с 02.30 до 04.36 целых 5 Ju.88 проводили беспокоящие налеты на батареи на Среднем. Пилоты докладывали хорошие попадания по позициям, но без конкретики. Досталось от них и ТКА (один якобы был подожжен).
По мнению командующего морской обороной Киркенеса, основную тяжесть вражеского артиллерийского гнева приняли на себя батареи на входе во фьорд. Враг в первой половине боя насчитал 811 снарядов, причинивших некие небольшие повреждения. Сам он ответил невероятным для 1944 года количеством выстрелов - 449. Во время второго этапа, с 05.32 до 06.15, когда огонь велся по батареям и гавани Лиинахамари, по немецким данным к ним прилетело еще 229 снарядов. На этот раз противник ответил 51-м снарядом. В этот раз уйти от потерь ему не удалось: в 06.02 прямым попаданием в 1-е орудие батареи 2./517 на Нурменсетти один человек был убит. Материальная часть была повреждена незначительно и пушка из строя не вышла.
С советской стороны про конвой узнали, видимо, по данным радиоразведки. Она сообщила, что конвой вышел из Киркенеса в 00.35 (т.е. на 2 часа позже, чем на самом деле). Состав его оценивался в 2 транспорта, 2 тральщика, 6 сторожевиков и 4 сторожевых катера. В небе патрулировали 6 Fw.190 и 12 Ме.109, Не.115 почитали правильно.
Батареи №140 и 221 открыли огонь в 03.11 и вели его до 04.47. Число выпущенных снарядов в «Хронике» не указывается. Немецких насчитали 506, причем одно орудие на 221-й батарее было повреждено. Погибли краснофлотцы Брызгалов Н.С., Плиплин М.С., Скворцов К.И., Щепихин П.А. (в ОБД «Мемориал» приписаны к 140-й батарее, так что возможно, что в «Хронике» ошибка по поводу принадлежности получившего попадание орудия). Еще 5 человек имели ранения. Число бомбивших «юнкерсов» ограничено двумя, никакого ущерба они не смогли нанести.
Для атаки конвоя с Пумманки вылетали 6 Ил-2 46 ШАП под прикрытием 8 Як-7 из 20 ИАП. В 03.36 на входе во фьорд штурмовики с пикирования сбросили 18 ФАБ-100 и обстреляли из пушек и РС. Вместе с ними прибыли 8 «киттихоков» из 78 ИАП с Ваенги, в 03.38 они сбросили 16 ФАБ-100. Пилоты штурмовиков отчитались о попаданиях в 1 транспорт 2000-3000 т, 1 самоходную баржу и 1 «малый охотник». У истребителей-бомбардировщиков никто никаких попаданий не докладывал, а на отходе пара Р-40 из этого отряда вела безрезультатный бой с немецкими истребителями. Ил-2 и Яки тоже подверглись нападению ягеров: в бою подбитый «мессер» заявил летчик-штурмовик Синев. Яки из 20-го ИАП, по их мнению, вели бой с 6-8 Ме.109 и 4 Fw.190. Сбитыми заявили 2 «мессера», еще один - подбитым. Своих потерь не было. Еще в воздухе в районе Среднего были восемь Р-39 из 2 ГКАП - они имели задачу отсечь противника от ударных самолетов. Однако, встретили «кобры» только один «Fw-190», который и «сбили».
Наконец, пара Р-40 из 118-го РАП летала для определения результатов удара. Они прекрасно выполнили задачу, точно распознав, что случилось в море - 2 транспорта зашли в Петсамо, а один вышел из Лиинахамари и отправился в Киркенес.
Торпедными катерами, пытавшимися перехватить конвой, были ТКА №237, 239, 240 и 241. Видимость была плохая, и они никого не видели. В процессе катера действительно попали под обстрел немецких батарей и на самом деле, один получил осколочные пробоины. В 04.10 катера под прикрытием 8 «аэрокобр» вернулись на базу.
На этом события в тот день не закончились. В 20.20 был совершен налет на батареи и гавань Лиинахамари. Немцы насчитали 35 самолетов (15 Ил-2, 20 истребителей Р-40 и Р-39). С 20.25 к ним подключились и советские батареи, приславшие 395 снарядов (475 по немецким данным). Противник на это ответил 266 выстрелами. Наконец-то наши смогли причинить своим визави значительный ущерб: порт был сильно поврежден, осколки повредили свежеприбывший «Nerissa», буксир «Lemwerder» и разъездной катер. На главном пирсе детонировали взрывчатые материалы, которые там неосмотрительно складировали. Результатом стали 1 погибший и 7 раненых из сухопутных войск. 1 жилой барак сгорел, как и склад с 5000 снегозащитными щитами и 3 тоннами цемента. На батарее «Лиинахамари» осколками кратковременно вывело из строя еще 2 орудия - таким образом, к концу 15 июня на ней осталось боеготовым только одно!
Немецкие истребители, стартовавшие по тревоге, заявили 10 сбитых (7 Р-40, 2 Ил-2 и 1 Р-39). Еще 3 добавили зенитчики сухопутных войск, 1 предположительный зенитки с батареи «Зензенхаузер». У немцев потерь опять не было - а участвовали в бою те же подразделения, что и утром. Любопытный факт: у противника в бою участвовал обер-фельдфебель Йозеф Бальдес, недавно прибывший из FAGr 124, где он летал на разведчиках. Он заявил свою первую победу, не подтвержденную советскими документами. Знаменит этот летчик тем, что стал последним немецким военнослужащим во Второй Мировой, получившим Рыцарский Крест. Наградили его 9 мая 1945 г.
Взгляд советской стороны меняет события местами на шкале времени. По нашим данным, сначала, в 20.08-20.12, был совершен налет двух групп Ил-2, по 6 машин в каждой (ведущие - лейтенанты Суровов и Белашов), во взаимодействии с 8 истребителями-бомбардировщиками Р-40 из 78 ИАП (ведущий - ст. лейтенант Сахаров). Прикрывали их 9 Як-7 и 10 Р-39 из 20 ИАП. Сбросив 18 ФАБ-250, 20 ФАБ-100, выпустив 15 РС-82 и расстреляв много боеприпасов для пушек и пулеметов, наши пилоты заявили о серьезных повреждениях: сожжено 5 складов на городской пристани, в том числе 1 с горючим, сожжен причал для катеров и рыбачьих судов, повреждена городская пристань. Пожары видели в течение всей ночи. В районе цели произошел воздушный бой, в котором 1 сбитый Ме-109 заявил летчик 78 ИАП Веников, еще один (предположительный) - летчик 20 ИАП Швечков.
Только после налета и возникновения пожаров по Лиинахамари открыли огонь советские батареи. Замысел был в том, чтобы помешать врагу тушить очаги пламени. Стреляли наши с 20.20 до 23.07, число снарядов не сообщается, но немецких, прилетевших в ответ, насчитали 69. Никакого ущерба они не нанесли. После бомбежки на атакованный порт летали разведчики - сначала «спитфайр», потом «киттихок». Оба сделали фотографии, по которым в штабе оценивали нанесенные повреждения.
Можно подытожить, что день завершился весьма положительно для советской стороны и почти печально для немцев. Хотя они смогли провести без потерь два конвоя, порт пострадал довольно значительно и ни один советский самолет не был при этом сбит: все 23 заявки оказались «пустышками». Омрачала радость успехов только потеря 5 человек и орудия на береговой батарее.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо, Северный театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments