igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1944 г., май

Это вроде влезает в один пост - в конце мая ничего не происходило
Первые события, стоящие рассказа, относятся ко 2 мая, когда в отсутствие Кведнова провести в Петсамо пароход «Lumme» поручили командиру R.154. Он взял с собой «на дело» еще R.173/202/223. Однако, начало получилось не самым удачным: в 22.45 севернее западного конца сетевого заграждения Киркенеса флагман потерял правый винт (хотя по карте глубина должна была составлять 75 м). Тем не менее, обер-лейтенант резерва Пельцер посчитал, что грех терять еще и момент с подходящей погодой, а посему продолжил выполнение задачи на своем покалеченном корабле! В 02.00 на долготе Зильберзее прибыли два самолета типа Ju.88 и начали постановку дымов. Из-за слишком высокой скорости разведчиков завеса получилась жидковатой: когда они переключались одной дымовой канистры на другую, оставались разрывы в несколько сотен метров. Батарея «Зензенхаузер» тоже ставила завесу дымовыми снарядами, а в 02.25 над губой Долгой над конвоем даже появилось истребительное прикрытие - 4 Bf.109! Весьма вовремя, потому что через три минуты мимо пролетел советский самолет, благоразумно отвернувший и скрывшийся в дымзавесе. В 02.30 дымы начали ставить и раумботы. В тот же момент начался обстрел. В 02.50 пароход прошел в залив вместе с R.202, который помчался в порт с приказом на выход обратному конвою. Остальные тральщики постоянно подновляли завесу. В 03.08 самолет доложил об обнаружении подлодки в погруженном положении в 5 км вост. губы Долгая, и почти тут же показался R.202 с пароходами «Nerissa», «Marie Leonhardt», «Olga Traber» и «Krükau». К тому времени в воздухе ставила дымы уже вторая пара «юнкерсов». Несмотря на не прекращавшийся до 03.40 обстрел, немцы никаких повреждений не получили. В 04.20 охранение конвоя усилили большие тральщики М.251/252/35. За время прохождения конвоев противник насчитал 531 разрыва советских снарядов, а сам дал в ответ 236 выстрелов. Его батареи отделались незначительными повреждениями материальной части (видимо, разбитые стекла, порванные провода и т.п.), а сами вражеские пушкари якобы видели пожар на левом орудии советской батареи «205» (№140) и вывоз с нее раненых.
С советской стороны транспорт и 2 катера были обнаружены еще в 01.43. Через 20 минут катер якобы начал ставить дымы - но на самом деле, как мы помним, этим занимались самолеты. Почему-то наши наблюдатели их не видели. С 02.13 дымовая завеса ставилась уже на входе в залив. В 02.27 советские батареи №140 и 221 открыли огонь по пеленгам 281-285 град. Через 3 минуты им стали отвечать все немецкие батареи, а еще через три по немцам начала стрелять батарея №858. Только в 02.30 наконец были замечены два самолета - вероятно, истребительное прикрытие, а в 02.36 с батарей якобы видели накрытие транспорта и взрывы на нем, а потом и пожар. С 02.43 огонь велся уже по данным теплопеленгаторной станции, а с 02.57 - методом огневой завесы на входе во фьорд. В этот момент якобы видели выход из фьорда 2 транспортов, которые в 03.02 снова в нем скрылись. Огонь наших батарей был прекращен еще в 02.59. В 03.05 у входа в залив видели горящий транспорт. По нему открыла огонь батарея №140, которая в 03.08 увидела выходящую из залива дымзавесу. В 03.16-03.19 батарея №232 тоже поучаствовала в бою, поставив огневую завесу на входе во фьорд. В 03.21 в траншее 4-го орудия на батарее №140 разорвался снаряд, ранивший одного краснофлотца. В 03.28 огонь противника прекратился.
На самом деле наши истратили даже больше, чем насчитали немцы - 608 снарядов, причем львиную долю - батарея №140 (428 шт.) 63 снаряда выпустила 100-мм батарея №232. Вражеских снарядов насчитали 285 шт. Кроме раненого, на батарее №221 осколком разбило дульную гайку на 3-м орудии. Несмотря на все предыдущие записи, в разделе о результатах боя для 113 ОАД резюмировано, что они... «не наблюдались» и для уточнения нужна авиаразведка!
Остается добавить, что пароход привез в Петсамо 350 т овса, 100 т сена, 250 т Fuko, 50 т продовольствия, 200 т боеприпасов, 107 т грузов для ОТ, 404 т для крепостного саперного штаба.
В 02.45 торпедные катера №215, 218 и 219 выходили из Пумманки наперехват конвоя в Петсамо, но не успели из-за задержки при выходе. Обратного они дожидаться не стали и вернулись на базу.
Командующий морской обороной Киркенеса в общем и целом оценил проводку конвоя почти восторженно и сокрушался только, что у него нет свободных судов, дабы их тоже отправить в Петсамо. К тому времени были сформированы запросы на доставку грузов: на май она достигла 6000 т, в последующие месяцы до сентября снижалась до 3500 т. Если учесть, что за раз на небольшом судне удалось доставить сразу четверть нужного объема, задача для немцев не выглядела непосильной.
В дальнейшем на рассматриваемом участке царила относительная тишина. Только 7 мая в 16.15 батарея «Зензенхаузер» вдруг начала обстреливать нашу батарею «205» (№140), дав 6 выстрелов. У нас в документах почему-то зафиксирован только 1. В ответ 858-я дала 3 выстрела - но у немцев читаем: «батарея «210» отвечала 7 снарядами». Очередное загадочное несовпадение данных.
Еще одна перестрелка прошла в ночь на 8 мая. В 00.29 немецкая батарея с м. Романов дала 6 выстрелов по трактору с прицепом на полуострове Средний, а советская батарея №858 ей отвечала. Немцы насчитали 24 выстрела, на самом деле их было 17.
Лично комфлота Головко приказал 10 мая нанести удары по немецким аэродромам в Заполярье - Луостари, Сальмиярви, Хебуктен. Самым мощным должен был быть удар по первой цели - его осуществляли три группы Ил-2 из 46 ШАП. Другие две цели отдавались на откуп истребителям-бомбардировщикам Р-40.
Самой первой на цель пошла группа капитана Гуляева с аэродрома Ваенга-2. В ее составе было 6 штурмовиков и 12 истребителей (6 Р-40 из 78 ИАП, 4 «аэрокобры» и 2 Як из 20 ИАП). В 02.01 Ил-2 атаковали северо-восточную часть аэродрома с бреющего полета. Целями послужили места стоянок, ангары, мастерские и позиции зениток. Экипажи наблюдали взрывы. Истребители сопровождения в некоторой мере приняли участие в штурмовке, потому как врага в небе не встретили. Заявленный результат: сожженный бензовоз, подавленные зенитки. Два штурмовика получили повреждения в этом налете - другого ущерба нашим враг не смог нанести. Удар противник явно проспал и поднять в воздух свои истребители не смог.
Вторая группа тоже успела «проскочить». На самом деле по плану она должна была стать последней, однако лейтенант Суровову повезло. Взлетев с Пумманки, его шесть штурмовиков действовали под прикрытием 6 Яков из 20 ИАП и 6 Р-40 из 78 ИАП. В 02.08 Илы проштурмовали стоянки самолетов в юго-восточной и западной части Луостари. Здесь даже вражеские зенитки ничего не смогли сделать. Зато, на обратно пути «киттихауки» прикрытия отогнали пару «мессеров» - результат воздушного боя остался нулевым. Увы, без потерь этой группе вернуться не удалось. Над позициями вражеской пехоты (укрепленный пункт «Хаусберг») те же самые «китти» попали под обстрел пехотным оружием и один истребитель был сбит. Его пилот, мл. лейтенант Кондратьев И.А., погиб. Пилот тянул получивший повреждения самолет на базу, но у него не вышло - он упал на гору Мишукова (северо-западнее Мурманска).
Хуже всех, однако, пришлось группе командира полка, майора Павлова. Из восьми машин домой вернулись только три. В 02.09, сразу за группой Суровова, они атаковали под прикрытием 6 Р-40 из 78 ИАП и 6 «аэрокобр» из 2 ГКАП. Эти Илы атаковали юго-восточную часть аэродрома. После атаки группа рассыпалась, а в небе уже появились «мессеры» из 8 отряда JG 5. Правда, даже по заявками противника они сбили только один Ил-2. Так это, или ягеры не смогли сбить вообще никого, не так уж и важно. Из пяти штурмовиков один - сел на вынужденную из-за растерянности пилота, два - на вынужденную на своей территории от повреждений, нанесенных зенитками. 2 Ил-2 упали на территории противника, по нашим данным их сбили зенитки. Экипажи погибли: лейтенант Бурмистров С.В. со стрелком мл. сержантом Акуловым А.Д, мл. лейтенант Лопухин В.С. со стрелком мл. сержантом Волковым В.В. В немецких документах много данных о пролетах советских самолетов в тот день. Причем, зафиксировано несколько атак на линии фронта, в том числе и со сбросом бомб. В 02.15 10-12 самолетов пролетали над Русским лагерем и были обстреляны зенитками. 1 самолет упал горящим на 21 км дороги, летчики с него выпрыгнули с парашютами и за ними отправили охотничью команду I батареи 47 зенитного дивизиона. В 09.45 она настигла наших - в бою оба пилота погибли. В 02.30 при пролете 12 Ил-2 над расположением III батальона 388-го гренадерского полка 2 машины по дороге обстреляли укрепленный пункт К 3. После ответного огня один самолет упал в районе озера «Полевая кухня». 388-й ГП имел в тот день одного тяжелораненого, хотя не факт, от налета. Наконец, в 03.10 один самолет из группы, возвращавшейся из немецких тылов, был сбит пехотным оружием 137-го горно-егерского полка. Со снижением он ушел к озеру Чапр. Позже дозор нашел самолет с многочисленными пробоинами - пилот, после того, как уничтожил все бумаги, застрелился. Можно предположить, что последнее описание - это гибель Мзокова К.К. из группы 78 ИАП, прикрывавшей Павлова. Самолет, упавший около 21 км - явно штурмовик, но кто это был, Бурмистров или Лопухов, точно неясно. Если следовать показаниям остальных летчиков, самолет Лопухова был поврежден в районе аэродрома и сел на вынужденную или разбился недалеко от него. Возможно, кто-то даже видел, как он садится - отсюда вывод в документах, что экипаж взят в плен. Тогда над 21 км Русской дорогу был подбит Бурмистров и экипаж, несмотря на малую высоту, смог выброситься с парашютами, а затем погиб в бою с немецкой охотничьей командой.
Что касается результатов налета, то штурмовики доложили 12-15 очагов пожара, в том числе 7 горящих самолетов, прямые попадания в ангар и мастерскую, 1 сожженный жилой дом.
Реальный ущерб аэродрому Петсамо был нанесен следующий: в 01.51 16 Ил-2 в сопровождении 45 истребителей сбросили 25-30 бомб и провели штурмовку. Легко поврежден 1 Fw.189, повреждены места расквартирования и некоторое оборудование. Уничтожен 1 бункер с орудием, порваны провода. Потери: 1 погибший, 4 тяжело и 6 легкораненых. Зенитки и истребители заявили 19 сбитых самолетов.
Далее следует вспомнить остальные два налета на аэродромы. Хебуктен в 02.20 атаковала группа из 14 Р-40 27 ИАП под началом капитана Грязнова. Прикрывали их 8 «аэрокобр» 255 ИАП. «Китти» наблюдали в результате налета 3 взрыва с густым дымом в юго-западной части аэродрома. Один самолет был поврежден зенитным огнем. Также пара Р-39 вела бой с «мессершмиттами» из 9 отряда JG 5, в котором наши лишились самолета мл. лейтенанта Кочеткова В.Е. Скорее всего, именно его падение немецкие наблюдатели зафиксировали в 02.45 в районе укрепленного пункта Якобсэльв. Сбила его пара летчиков обер-лейтенант Андерсен / ефрейтор Артнер: оба они заявили по сбитой «кобре» в 02.45-02.48 юго-западнее Якобсэльва. На аэродроме были повреждены 4 (по другим данным, 5) бараков, легко ранена женщина-помощница при штабе.
Неплохо слетала на свое задание (атака Сальмиярви) дюжина Р-40 из 78 ИАП (ведущий - майор Полковников). Под прикрытием 8 «аэрокобр» из 2 ГКАП в 02.35 истребители-бомбардировщики проштурмовали цель, наблюдая попадания в ангар и капонир. Встреч с вражескими истребителями не было. Реальный успех оказался таким: главный удар пришелся по вражеской центральной станции ВНОС, которая получила некоторые повреждения. Уничтожены были 2 финские палатки, еще одна повреждена, порваны провода. Людские потери составили 3 легкораненых.
10 мая БДБ F.286 должна была доставить строительные материалы для новой батареи «Суоми» (30,5-см, северо-западнее Лиинахамари). Для облегчения прохода и уменьшения риска выгружать материалы следовало на полуостров Нурменсетти, не заходя в Петсамо-фьорд. Эскортом служили раумботы R.202/223 и артиллерийская БДБ AF.39. Командовал отрядом обер-лейтенант Пингель (R.202). В 12.35 немцы прошли Кьельмё-сунд на скорости 9 уз. В 16.10 по ним с Рыбачьего открыли огонь. Батарея «Петсамо» ставила дымовую завесу, также, как и тральщики - по ним в основном и велся огонь. Ближайший снаряд упал в 25 м в кильватере. Повреждений враг не получил, только на батарее было 2 раненых. В 16.25 БДБ отпустили в западную гавань Нурменсетти, где она укрылась от наблюдателей. Эскорт отправился обратно в Киркенес, однако далеко немцы уйти не смогли: 15 Ил-2 (немецкий подсчет) атаковали их бомбами и бортовым вооружением в 16.45. Немецкие зенитчики заявили попадания в 2 самолета, без последствий. В минусе у противника были 2 тяжело- и 1 легкораненый. Основную тяжесть налета принял на себя R.223 - именно на нем были раненые. Для того, чтобы быстрее доставить их в больницу, раумбот был отправлен вперед на полной скорости. Навстречу остальным для поддержки вышел в 17.35 R.154 - они встретились в 18.55 на долготе Яр-фьорда. В Киркенес все прибыли без дальнейших проблем в 20.35.
С нашей стороны наблюдатели заметили врага в 15.14, правильно посчитав и определив типы. Данные передали авиации (в 15.43 отметка - авиация вылетела), а сами огонь открыли только в 16.07, когда достаточно уменьшилась дистанция. Батарее №140 досталась головная БДБ, батарее №221 - «СКА». Как водится, после начала боя в него сразу вступили немецкие батареи, а по ним начала стрелять батарея №858. В 16.25 немецкие корабли скрылись в дымзавесе. В 16.29 наши прекратили огонь.
В 16.35 были замечены советские самолеты в количестве 12 шт. В 16.50 они провели атаку с пикирования, в 16.54 были вновь замечены немецкие корабли. Естественно, БДБ было на одну меньше, вследствие чего был сделан вывод о том, что вторую батарея №140 благополучно потопила. Расход боезапаса составил 215 снарядов, из них 148 выпустила 140-я батарея. Немецких разрывов насчитали 109 штук. В этот день не повезло 3-м орудиям на 140-й и 221-й батареях. И если на последней был ранен один ст. краснофлотец, а орудие получило повреждения прицела, то на первой был убит краснофлотец Хохряков В.Т. и уничтожены предметы вещевого довольствия. У вражеских артиллеристов в том бою тоже случились потери: 2 тяжелораненых и 1 легкораненый. Реально противник выстрелил 77 раз, наших снарядов насчитал 294.
С воздуха противник был атакован четверкой Ил-2 из 46 ШАП под началом лейтенанта Калмыкова. Прикрывали их 6 Як-9 из 20 ИАП, а также 6 Р-40 из 78 ИАП. В 16.40 они бомбили врага с пикирования. Цель была определена как «3 СКА», один их которых «потопили», с подтверждением результата от истребителей. У наших самолетов потерь и повреждений не было.
11 мая с нашего берега заметили вражеские мотошлюпки, по которым приказали открыть огонь батарее №858, что она и сделала в 22.38. Затрачено было 5 снарядов. Обстрел повторяли в 23.23 (12 снарядов). В ответ на это в 23.31-23.45 вражеская 210-мм батарея тоже выпустила по нашим 12 снарядов. Ни у кого реальных потерь от этого не случилось. На самом деле наши обстреливали саперно-десантный катер и катер «Hamburg» на маршруте Нурменсетти - Лиинахамари, а также рыбачьи лодки в Пеуравуоно. Враг насчитал 21 наш снаряд, а сам выпустил всего 6 штук.
11 мая в Киркенес прибыло пополнение - совершенно новенькие моторные тральщики более крупного типа, сведенные в 21-ю флотилию. Сначала их было всего 4 штуки. Также 10 мая ветеран маршрута Киркенес - Петсамо, кореттен-капитан фон Кведнов сдал командование 7-й флотилией капитан-лейтенанту Хойзеру. Прежний командир, вероятно, как раз за свою деятельность в Заполярье получил 25 июня Германский Крест в золоте. В дальнейшем до марта 1945 г. он командовал 4-й флотилией тральщиков.
Следующий боевой эпизод случился в самом начале суток 13 мая. В 00.41 наблюдатели увидели дрифтер-бот, по которому огонь из одного орудия открыла батарея №140. По нашим начали стрелять немцы с мыса Романов, а по ним - батарея №858. С 00.50 140-я палила уже из всех стволов, а через минуту в бой вступила и батарея «Лиинахамари». В 00.52 наши якобы увидели попадание в дрифтер и на этом решили успокоиться. Всего было сделано 46 выстрелов. Вскоре замолчали и немцы, последней прекратила огонь батарея №858 в 00.58. Она сделала 34 выстрела. Вражеских снарядов насчитали 29 выпущенных по позициям батареи №140 и 16 - по позициям 858-й. На последней вышла из строя проводная связь с КП и НП. Других повреждений не было. У врага под раздачу попал саперно-десантный катер, шедший на Нурменсетти. Противник насчитал всего 60 советских снарядов, сам дал 21 выстрел. Повреждений у немцев не было.
Очередной бой состоялся почти сразу же - в 03.03 заметили очередной мотобот, идущий по тому же маршруту, что и предыдущий. 858-я батарея выстрелила по нему 11 раз, но опять не попала. В ответ прилетело 8 вражеских 21-см снарядов (наши насчитали 13), при этом один залетел на позиции 2-го батальона 12 бригады морской пехоты и убил краснофлотца-ездового Никитинского И.М. Его лошадь была ранена. В документах ОБД «Мемориал» он числится за 232-й батареей.
Наконец, в последний раз 13 мая постреляли вечером. В 20.09-20.12 батарея №858 стреляла по возвращавшемуся обратно мотоботу. На сей раз немцы даже не отвечали, так как снаряды ложились неточно и угрозы их катеру не представляли.
Действиями артиллерии 13 мая не закончилось. В Киркенес недавно пришел конвой, и поэтому командующий ВВС решил нанести по порту массированный удар. Разведчики утром обнаружили там 9 транспортов и около 10 боевых кораблей. Позже цифры уточнили и увеличили до 16 и 31, соответственно. Районы сосредоточения целей поделили на 3 штуки: бухта Ренё, рейд Якобснеса и Ланг-фьорд. Для удара организовывались 4 группы, которые должны были атаковать одновременно с разных направлений, плюс от 7-й ВА запросили помощь для блокирования вражеских аэродромов Сальмиярви и Луостари.
Первая ударная группа состояла из высотных торпедоносцев Ил-4 из 9-го ГМТАП и должна была атаковать цель №1. Ей содействовала группа истребителей-бомбардировщиков 27 ИАП под прикрытием истребителей 255-го ИАП.
Вторая группа - Ил-2 из 46 ИАП, тоже при взаимодействии с Р-40, только уже 78 ИАП, атаковала цель №2.
Четвертая группа тоже состояла из Ил-2 и взаимодействовала с Р-40 из 78 ИАП и цель у нее была та же. Различия заключались в том, что 2 группа атаковала с пологого пикирования, а 4-я - топ-мачтовым методом. Для всех трех групп «китти» атаковали слегка ранее остальных, а после должны были дополнить истребительное прикрытие чисто ударных самолетов.
Особняком стояла третья группа - Ил-2 с аэродрома Пумманки. Их направили на цель №3, а прикрывали штурмовики Р-40 из 27 и 78 ИАП, на сей раз в чисто истребительном варианте.
Время атаки для всех было установлено одно: 23.30.
Первыми операцию начали армейские летчики. Для блокирования Сальмиярви было выделено 14 «аэрокобр» их 20 ГИАКП. Никакого противодействия противника они не испытали. 19 ГИАП выслал 11 Р-39 для блокирования Луостари. Над целью летчики находились около 15 минут, примерно с 23.20 до 23.35. Никакого противодействия не было замечено, кроме огня зениток. На обратном пути пара «кобр» проштурмовала колонну автомашин. Враг этой атаки в документах не отметил.
Слаженного удара в одно время у наших не получилось, слишком уж много разнородных групп участвовало в налете. В результате, первой атаковала группа ст. лейтенанта Рольбина, состоявшая из 5 Ил-2. Прикрывали ее 8 Р-40 из 78 ИАП (майор Полковников) и 4 Як из 20 ИАП (лейтенант Лапин). В 23.28 тройка штурмовиков атаковала транспорт в 3-4000 т, а другие 2 машины - сторожевик. Из немецких документов следует, что целями стали плавбаза «Südmeer», сторожевик V-6101 и пароход «Dalbek». Если судить по размеру судов, тройка штурмовиков целила по торговцу, так как плавбаза была значительно крупнее (в 2 с лишним раза и под описание в 3-4000 т подходит с трудом). По отчету зенитчиков с парохода, самолеты были вынуждены отвернуть на дистанции 400 м, но боевые корабли сообщают, что один смог пролететь над ними на высоте 700 м и сбросить бомбы. Вероятно, это был самолет ведущего, потому что затем он был сбит и упал в 300-400 м за сетевым заграждением. Экипаж в составе Рольбина С.С. и мл. сержанта Ремизова В.А. погиб. На сторожевике в результате атаки было 4 раненых, ему записали сбитый. Второй сбитый пошел на счет плавбазы и стоявшего рядом сторожевика NKI-03, однако у нас погиб только один самолет. У немцев же в результате этого удара пострадала стоявшая на якоре летающая лодка Do.24 - ее поразили осколки своих же зенитных снарядов. Самолет загорелся, но был быстро потушен и получил легкие повреждения.
Затем первая группа - 5 Ил-4, ведущий майор Волошин - сбросила свои снаряды по нужной цели в 23.31. Из приданных ей «китти» (ведущий - майор Дижевский) только 3 сбросили бомбы, причем одновременно с «большими». Никто не доложил попаданий. Остальные 9 Р-40 перепутали цели отбомбились по Якобснесу, где видели попадания 2 бомб в транспорт 6-7000 т.
Практически одновременно с первой атаковала и вторая группа. Она состояла из 5 Ил-2 ст. лейтенанта Белашева, 8 Р-40 ст. лейтенанта Батракова, 6 Р-39 и 2 Яков из 20 ИАП (ведущий - капитан Петренко). Вообще штурмовиков было больше, но у старшины Даурова после взлета не убралась одна стойка шасси и ему пришлось вернуться. При посадке самолет разбился, летчик отделался ушибами. В 23.30 «китти» сбросили бомбы с пикирования по 2 транспортам около Якобснеса, попав в один (3-4000 т). При отходе истребители-бомбардировщики вели бой с парой Ме-110 и мл. лейтенант Васин заявил один сбитым. Через 4 минуты после Р-40 ту же цель бомбили с пологого пикирования штурмовики. Они наблюдали уже 4 транспорта, в один из которых, величиной 6-7000 т, добились попаданий (на нем возник пожар).
Четвертая группа атаковала последней. Это была первая в истории Северного флота топ-мачтовая атака; выполнял ее майор Павлов и еще 3 летчика. Прикрывали их 7 Р-40 ст. лейтенанта Стрельникова, которые должны были предварительно кидать бомбы, но по факту запоздали и сделали это на минуту позже Илов. Чисто истребителями летели 8 «аэрокобр» капитана Конева.
В 23.36 штурмовики атаковали пару транспортов у Якобснеса с высоты 25-30 м и дистанции 150 м. Экипажи наблюдали взрыв на транспорте в 8000 т и гибель вспомогательного судна в 600 т. Р-40 бросали бомбы с высоты 1000 м и претендовали на потопление баржи в 400-500 т.
С целью №1 все просто: там наши не попали. Из находившихся в этом месте судов можно идентифицировать только два: «Bugsee» и «Nordlicht». Оба стояли на якорях и не пострадали, расстреляв на двоих около 1000 снарядов 2-см и 700 патронов к пулеметам. Также там стоял UJ.1211, участвовавший в отражении атаки.
Достаточно трудно сказать, кто кого поразил у Якобснеса, потому что там находилось много судов и атакующих тоже было много. В бою поучаствовали зенитчики с «Porto Allegre», «Boltenhof» (заметим, что он уже был починен и стоял на рейде!), «Pernambuco», «Matthias Stinnes» и «Patagonia». При этом «Pernambuco» и «Patagonia» получили по бомбе каждый. Если доверять описаниям пилотов, то первый поразила группа Белашева, единственная доложившая пожар. Из немецких описаний следует, что на судне возник пожар груза в трюмах 4 и 5, а также на твиндеке. Пожар угрожал грузу боеприпасов, так что судно пришлось посадить на мель, затопив пораженные трюмы. Вскоре судно откачали и перевели к пирсу для временного ремонта - корпус у него не пострадал. В «Patagonia» бомба попала в кормовую часть, вышла из левого борта над ватерлинией и взорвалась в воде, выбив заклепки и вызвав течи. На помощь ему пришлось послать спасательное судно «Stærkodder». Видимо, это судно стало жертвой группы топ-мачтовиков, уж больно характерны повреждения.
На отходе истребители сопровождения проштурмовали Таарнет. На входящем туда катере были тяжело ранены офицер 664-го крепостного батальона и один нижний чин, плюс в самом Таарнете погибло 3 и было ранено 7 военнопленных.
Немецкие истребители проявили себя вяло, заявив всего один сбитый - но и сами потерь не имели.
Самолет-разведчик из 118 РАП почти сразу после налетов проконтролировал порт и рейды, установив, что там еще много достойных целей. Сразу после его доклада командующий ВВС приказал готовить новую атаку. Принципы ее построения и разбиение целей остались прежними, хотя нумерация групп и их состав поменялись. Теперь первая группа состояла из 8 Р-40 78 ИАП с бомбами. Сначала ее хотели нацелить на бухту Ренё, однако затем приказали атаковать Яр-фьорд, где разведка видела транспорт. 2-я группа - Ил-4 вместе с истребителями-бомбардировщиками 27 ИАП - опять атаковала цель №1. В третьей группе Ил-2 вместе с Р-40 78 ИАП бомбили транспорты в Якобснесе (цель №2), и наконец, четвертая группа, состоявшая из штурмовиков с аэродрома Пумманки, летела на цель №3 в Ланг-фьорде. Там «киттихоки» выступали в роли чистых истребителей. Снова время атаки для всех было установлено одно: 5 ч утра.
Первая группа по дороге потеряла свое прикрытие (4 Р-39 из 255 ИАП), однако ее ведущий, капитан Плотко, все равно в 04.50 атаковал топ-мачтовым методом транспорт в 3000 т, который, как считали летчики, был поражен сразу 6 ФАБ-100. Естественно, он был потоплен. При выходе из атаки самолет мл. лейтенанта Сопрунова врезался в сопку и взорвался. Пилот погиб. С немецкой стороны на него претендуют солдаты 2-й роты 664-го крепостного батальона и зенитчики парохода «Johann Faulbaum». Как нетрудно догадаться, именно он стал жертвой наших пилотов - правда, враг опознал самолеты как «Ил-2». На самом деле в судно попало только 4 бомбы, но и это - очень хороший показатель. Пароход при этом тонуть не очень торопился и через 20 минут подвергся дополнительной атаке советских истребителей, летевших от Киркенеса. Остававшиеся на борту зенитчики даже отстреливались от них, выпустив 280 снарядов калибра 2 см (интересно, что в сбитый самолет они успели выстрелить только 42 раза). Тем не менее, в 08.05 пароход наконец утонул. Потери противника составили 3 раненых из команды зенитчиков.
Следующая группа имела в составе пятерку Ил-4 майора Волошина из 9 ГМТАП и 13 Р-40 ст. лейтенанта Семенова. Хотя по плану все должны были бомбить одновременно, истребители, как оказалось, не могли держать на боевом курсе скорость, равную бомбардировщикам. Поэтому «китти» вышли вперед и отбомбились в 05.00. Считалось, что при этом один транспорт в 4000 т был поврежден. Ил-4 бомбили в 05.03 - тут летчики попаданий и успехов не докладывали вовсе. С немецкой точки зрения этот налет был совершенно не опасным и не удостоился в КТВ больше пары слов. 10 Р-39 из 255-го ИАП работы не имели.
Третья группа состояла из шести штурмовиков капитана Гуляева и такого же количества Р-40 лейтенанта Николаева. Прикрывали их 6 «аэрокобр» и 2 Яка из 20 ИАП. «Китти» бомбили с пикирования в 04.55, штурмовики подошли намного позже - в 05.07, атаковав тоже с пологого пикирования. Пилоты привезли домой красочное описание, как большой транспорт в 8000 т взорвался после попадания ФАБ-250, однако противник на сей раз ничего такого не подтверждает. Целями были те же пароходы, что и 13 мая.
Последняя группа - три Ил-2 лейтенанта Калмыкова и четыре Р-40 лейтенанта Павлова + 4 Яка лейтенанта Кужанова из 20 ИАП - взлетала с Пумманки и опять атаковала Ланг-фьорд. Там тоже ничего не успело поменяться, целью атаки стала плавбаза «Südmeer». Не понеся никаких потерь, она в этот раз никого сбить тоже не смогла. У нас был заявлен потопленным некий сторожевой катер - возможно, упоминавшиеся ранее NKI-03 или V-6101, хотя их оба трудно назвать катерами.
Таким образом двухдневное сражение было закончено с явной победой советских летчиков. Потеряв два самолета и трех человек, они отправили на дно один пароход и еще два повредили.
Других событий в тот день не было, и до начала суток 16 мая стороны отдыхали.
В 00.15 БДБ F.286 отправилась с грузом из Лиинахамари на Нурменсетти и подверглась обстрелу со стороны советских батарей. Даже когда баржа скрылась в бухте, обстрел продолжался, имея целью «Петсамо». В общем враг насчитал 132 упавших снаряда, причем один попал точно в береговую акустическую станцию. Оба кабеля, ведущие в море к сенсорам, были уничтожены. Правда, немцы их смогли тут же починить подручными средствам. Немного досталось также и батарее «Зензенхаузер»: там был один легкораненый. Немцы выпустили по советскому берегу 43 снаряда.
С нашей стороны баржа была обнаружена в 00.05. Через 13 минут по ней начала стрелять батарея №140, еще через 9 - батарея №221. Как всегда, батарея №858 пыталась подавить орудия противника (вела огонь с 00.20 до 00.28). Враг по нашим данным стрелял с 00.19 до 00.31. У нас расход боезапаса составил 103 снаряда, вражеских насчитали - какая точность! - ровно 43. Хуже всех пришлось 140-й батарее. По крайней мере, там удалось избежать безвозвратных человеческих потерь, когда снаряд противника попал в бруствер 3 орудия, однако четверо артиллеристов получили ранения средней тяжести, а один - легкое ранение. Список повреждений у орудия состоял из 8 пунктов, оно вышло из строя. К тому же было уничтожено 800 м телефонного кабеля.
Затем последовал еще один перерыв на сутки, когда в 23.55 была замечена баржа, выходящая из залива Етелямукка. В 23.57 по ней открыла огонь батарея №140, следом - №221 и №858, через 3 минуты в бой вступили немцы. Уже в 00.04 баржа скрылась (практически наверняка это была идущая обратно F.286). Расход снарядов с нашей стороны составил 41 снаряд со 140-й батареи, 18 с 221-й и 36 с 858-й, вражеских разрывов насчитали 88, большая часть на позициях батареи №140. У немцев записи об этом бое краткие: в 23.45-00.13 БДБ уходила, 6 советских батарей открыли по ней огонь, а Артиллерийская группа «Финляндия» их подавила. Повреждений не было ни у одной стороны. Наши артиллеристы заявили попадание в баржу, но на потопление не претендовали, предложив командованию уточнить результаты разведкой.
17 мая в 18.09-18.55 батарея «Зензенхаузер» обстреливала позиции новой советской батареи на Среднем. Немцы выпустили 21 снаряд, наши, по их мнению, сделали 25 выстрелов силами батареи «210», но никуда не попали. Обстрелу подверглась, конечно, новая батарея №210. По советским данным все началось в 18.13, отвечала противнику как всегда батарея №858, потратившая 21 снаряд. Немецкие посчитали совершенно точно - ущерба они не нанесли.
Еще одно событие, касающееся Петсамо, случилось далеко от него. 17 мая стало известно, что при перелете в Киркенес 5 Не.115, которые предназначались для постановки дымов, они 14 мая попали в лапы английским авианосным «хэллкетам» из 800-го эскадрона FAA. Все немецкие гидросамолеты были сбиты.
Как уже стало обычным, в ночь на 19 мая разыгралась новая битва. Баржа противника, которая не смогла прорваться сутки назад, предприняла новую попытку в 23.40 и это привело к значительной перестрелке. По мнению противника, ее, саперный катер и немецкие батареи в устье фьорда советские артиллеристы обстреляли 232 снарядами (в сводке 19-го корпуса – 215 снарядов, третий вариант – 240 снарядов), причем F.286 на сей раз получила сразу два снаряда и потеряла ход. Потерь личного состава не имелось. К сожалению, в очередной раз наши снаряды показали свою малую эффективность - БДБ не утонула. Из Лиинахамари вышел базировавшийся там катер из флотилии охраны гавани Киркенеса (NKI.25) и утащил баржу в Трифону на ремонт. Там ее посадили на мель. Немецкие батареи отвечали нашим 180 выстрелами.
Наши наблюдатели заметили вражескую баржу в 23.33, огонь по ней открыли в 23.42-23.43. Как обычно, противник стал отвечать, батарея №858 - пытаться подавить его орудия. Уже в 23.50 прекратила огонь батарея №221, в 23.53 - №140, через 5 минут противник и батарея №858. Расход снарядов на этот раз был таким: №140 - 106 выстрелов, №221 - 47, №858 - 67. Всего 220. От врага, по мнению наших, прилетело 216 снарядов, причем 131 из них - по позициям батареи Поночевного. Вновь враг стрелял по ней точно: попаданием в район 1-го орудия уничтожено 2 заряда и 8 зарядов в пеналах повреждено, был контужен один человек. На 4-м орудии сорвало 7 болтов со станины и оно вышло из строя. В 1-е орудие батареи №221 тоже попал снаряд и разрушил орудийную нишу, командир орудия получил ушибы. Хуже всего пришлось батарее №858, долгое время избегавшей потерь. Там снаряд противника разорвался вблизи 3-го орудия, побив 28 наших снарядов, а также убив двух человек (краснофлотцев Борисова Д.Н. и Козлова А.П.). Еще двое было тяжело ранено, и четверо - легко ранено. Из раненых один (краснофлотец Овчинников Н.В.) умер 23 мая. Наши заявляли одно попадание в БДБ, после которого она замедлила ход, и более ничего.
19 мая в 14.40-14.50 и 18.10-18.17 советская батарея «210» (№858) обстреляла мыс Романов 28 снарядами. Немцы не отвечали и ущерба не имели. К сожалению, с советской стороны данные проверить невозможно - ЖБД 113-го ОАД заканчивается утром 19.5.44. Дальше документы пока не рассекречены.
Примерно то же самое было в 08.30 20 мая, только число выстрелов уменьшилось до 15. Целью было место постройки берегового дымопостановочного устройства, ущерба не нанесено. Видимо, наши каждый раз стреляли, когда видели у противника работавших людей.
24 мая в 00.35 под обстрел попал шедший на Нурменсетти саперный катер и батареи в устье Петсамо-фьорда. В этот раз напряженность боя была поменьше, немцы насчитали только 57 разрывов и сами дали 29 выстрелов. Попаданий наши не достигли. В «Хронике» есть данные о безуспешном обстреле баржи противника 27 снарядами.
Следующий раз стреляли в Петсамо-фьорде в 14.20-14.26 26 мая. Это батарея №858 в очередной раз взбодрила противника 6 выстрелами, которые не нанесли ущерба. Враг не отвечал. По другим данным огонь велся при переходе очередного СДК на батарею «Зензенхауэр» по акватории фьорда и батарее 2./773, без повреждений и потерь. Затем 27 мая обстрелу, тоже безрезультатному, подвергся катер «Hamburg».
28 мая в 12.20-12.55 советские батареи ни с того, ни с сего закрылись дымом. Немцы предположили опробование новых дымовых устройств. Несмотря на завесу, враг все еще мог наблюдать, что происходило на советских позициях.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо, Северный театр
Subscribe

  • Подробности атак на PQ-16

    25 мая в 06.45 конвой был обнаружен (видимо достаточно случайно) с самолета метеоразведки в квадрате 17 Вест 1130. После этого целенаправленно…

  • PQ 16

    Не так давно я писал о взгляде Люфтвффе на борьбу с PQ-18, и вот нашелся отчет по PQ-16. Я таки помнил, что видел его уже в документах, но не мог…

  • Еще 2 книги про Арктику

    Вроде я обещался про них написать, хотя, может быть и зря. Обе книги на мой взгляд, какие-то андеграундные. Ну, типа как панки в музыке - запилили…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments