igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1942 г., часть 8

В июне впервые начала стрельбу новая немецкая батарея (21-см чешские орудия), а с советской стороны в бой вступила группировка авиации флота под названием ОМАГ.
Июнь
   По приказу фюрера в начале июня на маршруте Киркенес – Петсамо был запрещен проход судов размером больше 3000 брт, вплоть до возвращения темных ночей, то есть до конца августа. Исключение составили уводимые из Лиинахамари пароходы (их там было два – EMSLAND и IRIS).
    На стыке месяцев последовали новые воздушные налеты ВВС 14-й армии на вражеские аэродромы. Для наших они проходили уже в июне, для немцев – случились еще в мае. В 0.40 5 СБ из 137-го БАП в сопровождении такого же числа Р-39 и 6 Р-40 из 19-го ГИАП бомбили аэродром Луостари с высоты 4 км. Взрывы пилоты отметили в местах стоянки самолетов, видели также два пожара. Кроме обстрела зенитками, отряд подвергся атаке дюжины Ме-109, из которых 2 заявили сбитыми при потере одного советского истребителя. Это был Р-39, и его пилот – капитан А.Г. Никитин – пропал без вести.
    В то же время (0.45) 5 Пе-2 из 608-го БАП в сопровождении 10 Р-40 атаковали аэродром Хебуктен. Бомбы также сбрасывались с 4-километровой высоты, и хотя пилоты якобы наблюдали их падение на западной окраине летного поля, немцы пишут о 10 бомбах, взорвавшихся северо-западнее аэродрома в воде. Противник заявляет 2 сбитых самолета, но на самом деле был потерян только один Пе-2 флаг-штурмана ВВС фронта, подполковника Попова, который выпрыгнул на парашюте и некоторое время скрывался в Сванвике у крестьянина. Когда пришли наши разведчики, Попов принял их за немцев и застрелился. Также погиб стрелок ст. сержант И.Г. Гулютин, а пилот капитан Якунин смог выйти к своим спустя неделю. В воздушных боях со стороны противника было зафиксировано 3 Ме-110 и 4 Ме-109.
    На самом деле противодействовавшие обоим налетам немцы из всех наличных в Финнмарке немецких штаффелей – 5, 6, 7 и 8-го – потерь не понесли, а сами заявили целых 9 побед (3 Пе-2, 4 Р-40, 1 "Харрикейн" и даже 1 И-16!).
    Повторный удар, нанесенный по Луостари через 5 часов, иначе как катастрофой не назовешь. Семь СБ из 137-го БАП под прикрытием 15 истребителей 19-го и 20-го ГИАП были встречены вражескими истребителями и потеряли по 3 самолета каждого типа. На аэродроме вновь отмечались взрывы и пожары. Заявлено было также 4 сбитых "мессера" – снова ни одного нельзя проследить по немецким документам. По советским данным, СБ комэска майора Н.М. Иванова (кроме Иванова, в нем находились штурман эскадрильи капитан И.П. Кулик и стрелок сержант В.А. Малыгин) был сбит над целью зенитками, а еще два подбиты истребителями и совершили вынужденные посадки в районе Юркино. Их экипажи не пострадали. Из истребителей на базу не вернулись 2 Р-40 из 19-го полка (пилот одного, майор Шевченко, уцелел, а капитан Павлов пропал без вести), а также 1 Р-40 из 20-го полка. Летчик последнего самолета не пострадал. По данным ВВС Карельского фронта, в тот же день над Луостари был сбит еще и самолет 80-го БАП – погибли сержант М.П. Куприянов, лейтенант Н.Д. Бычек, мл. сержант С.В. Артамонов.
    С противной стороны в бою участвовали 5 "мессеров" из 5./JG 5. Трое пилотов заявили бомбардировщики – унтер-офицеры В. Ример и В. Дёринг, а также фельдфебель Л. Книр. Правда, двое последних напутали с типами – оба считали, что сбивали Ил-4/ДБ-3. Сбитых истребителей было завялено тоже ровно 3, хотя здесь тоже среди побед оказалась пара "харрикейнов" и только один Р-40. Среди победителей был опять же Дёринг (Р-40), унтер-офицер А. Ленер и обер-лейтенант Ф. Менцель.
    2 июня единственным событием стала гибель 3 норвежских рыбаков в Кьелмё-сунде, которые взялись осматривать подплывшую к ним дрейфующую мину.
    3 июня вечером Петсамо-фьорд покинул конвой: пароход HOMBORSUND, теплоходы SPICA, JETTA, охранение – V.6104/06, R.56/57/63. Крупные пароходы не могли выйти ранее, чем через 2 часа, и к тому времени ожидалось улучшение видимости, поэтому они остались в Лиинахамари. На выходе из залива видимость все равно улучшилась, так что караван обстреляли советские орудия. С 20.03 до 20.10 обстрелу подвергались МТЩ, ставившие дымы. Немцы отметили около 15 снарядов, упавших близко к кораблям, но все же не нанесших повреждений. Хотя ранее предполагалось, что тральщики вернутся обратно, от этого замысла отказались. Во-первых, видимость стала совсем уж хорошей (10 миль), во-вторых, у R.56 сломалась левая машина и оба дымопостановочных устройства. Конвой прибыл в Киркенес в 02.20 на следующие сутки.
    Советской стороной враг был обнаружен в 19.55 на дистанции 60 каб. – 2 катера, ставившие дымы. За ними еще тральщик и катер, в 20.00 – второй тральщик. В 20.01 огонь был открыт по головному тральщику, а когда он через 2 минуты вместе с "коллегой" скрылся – то по катерам. В 20.04 батарея №221 стрельбу прекратила, выпустив 13 фугасных снарядов. Вновь противника обнаружили только в 21.00 на западном курсе. К уже виденным ранее кораблям добавились буксир и мотобот. Увы, дистанция была слишком велика – 140 каб.
    Те же боевые корабли за исключением сторожевика V.6106 отвели обратный конвой, начиная с 21.00 4 июня. В состав входили пароходы STORESUND и BERA. Этот караван прошел незамеченным, как и следующий, из Лиинахамари. Все те же эскортные корабли привели пароходы EMSLAND и IRIS 5 июня в 09.50.
После этого наступило долгое затишье. Кроме отвратительной погоды, в нем было виновато плохое состояние советских ВВС. Например, самолетов типа Пе-2 на 6 июня оставалось в исправном состоянии только 2 штуки в ВВС 14-й армии.
    После долгого перерыва 14 июня шесть Пе-2 в сопровождении 8 Р-40 из 20-го ГИАП нанесли очередной визит Луостари. Над целью одна "пешка" была сбита зенитками и совершила посадку в районе Зимней Мотовки; экипаж остался цел. Еще один бомбардировщик немцы сбили в воздушном бою – его стрелок, сержант Киселев, погиб в воздухе, остальные при вынужденной посадке у той же Зимней Мотовки не пострадали. При этом истребители прикрытия никаких боев с противником не вели! Два сбитых "мессера" заявили стрелки бомбардировщиков. Еще ночью на Киркенес вылетала тройка ДБ-3 – из ее состава противник смог подбить один самолет, который добила советская зенитная артиллерия. Бомбардировщик смог приводниться в Кольском заливе и его экипаж не пострадал.
    16 июня разведывательный Р-40 ничего не нашел на аэродроме Луостари, и тем не менее, на следующий день в 04.43 три СБ и столько же ДБ-3 сбросили на него 12 ФАБ-100, 6 ФАБ-50, 4 ЗАБ-50, 168 ЗАБ-1 и 6 РРАБ-2 с высоты 5800 м. Как всегда, летчики докладывали о пожарах, также было заявлено уничтожение 5 и повреждение 4 самолетов врага.
    В этот раз на самом деле были достигнуты неплохие результаты. Пара самолетов из III./JG 5 была серьезно повреждена: Bf.109F-2 №3228 или 3229 на 40%, а Bf.109E-7 №0688 – на 80%, то есть, по сути дела, уничтожен – после 60% немецкие самолеты в строй не возвращались.
    Авианалет на Киркенес в ночь на 19 июня не удался: цель была закрыта облаками и тройке СБ пришлось уйти на Вардё.
    20 июня наконец-то немцы отправили в Петсамо конвой. На сей раз он состоял из необычных для этого театра плавсредств – впервые на Севере появились мореходные баржи (MFP), которые у нас называли быстроходными десантными баржами (БДБ). Сразу 5 таких кораблей (F.109/116/117/180/264) вышли под конвоем тральщиков R.58/54/64. Проникнуть во фьорд им удалось незамеченными. Однако, во время выхода обратного каравана, состоявшего из пароходов BERA и STORESUND, советские артиллеристы вели по нему огонь – с 20.17 до 20.28 немцы насчитали 16 падений тяжелых снарядов и примерно 5 залпов по 3 снаряда от зениток. Попаданий советские артиллеристы достигнуть не смогли, огонь почти сразу велся по ставящим дымы тральщикам, так как транспорты скрылись за завесой.
    С батареи №221 цель опознали как тральщик в сопровождении 3 катеров-охотников, а также буксир с баржей. После открытия огня в 20.21 с дистанции 60 каб. по тральщику немцы поставили дымзавесу, в которой он вместе с буксиром скрылся. Тогда воздействию подверглись катера, но и они быстро пропали в дыму. Уже в 20.30 стрельбу прекратили, затратив 12 шрапнелей, 5 фугасных снарядов и 1 осколочный.
    22 июня вечером прибывшие ранее в Лиинахамари БДБ отправились в обратный путь. При выходе их обстреляли советские орудия, и на сей раз им удалось достигнуть результата. В F.116 попало два снаряда, проделавшие в ней течи. Тем не менее, барже удалось удержаться наплаву с помощью собственных помп. В 23.00 все БДБ прибыли в Киркенес.
    Советские артиллеристы приняли БДБ за 5 "понтонных катеров". Обнаружили их в 18.25 на дистанции 58 каб., идущими курсом норд-вест. В 18.28 был открыт огонь, противник стал прикрываться дымзавесой, но батарейцы успели заметить, как один "катер" был поврежден и взят на буксир другими. В 18.48 обстрел завершили, а в 21.07 цели скрылись на дистанции 160 каб. и курсе вест. Всего 221-я батарея израсходовала 81 фугасный снаряд. Немцы вели по ней огонь тоже (с 18.33 до 18.56 с полуострова Нурменсетти и "катеров"), послав 146 снарядов, не причинивших никакого ущерба. Также в борьбе с вражескими кораблями участвовала 5-я батарея 104-го ПАП, но количество снарядов и время ведения огня неизвестны.
    24 июня с батареи №221 заметили на дистанции 200 каб. 2 транспорта и 2 сторожевых катера, которые к 12.55 подошли на 120 кабельтовых и встали у самого берега. Через несколько часов они скрылись в дымке. Это был караван, вышедший было в Петсамо – теплоходы SPICA и FRIEDA (352 брт) с МТЩ R.58/54. В 06.30 они вышли в море, но в 12.40 из-за слишком хорошей видимости встали на якоря в губе Базарная.
    Интересно, что с советской стороны наоборот, говорится о плохой видимости, подводившей наблюдателей. Буквально за день до того все батареи 113-го ОАД были приведены в полную боеготовность, когда один пост доложил о 3 миноносцах и 1 сторожевике в заливе Пумманки. Однако, чуть позже развиднелось и оказалось, что это 4 шлюпки, с которых свои же краснофлотцы ловили рыбу.
    Несостоявшийся прорыв немцы окончательно отменили 25 июня в 08.25. В 12.40 конвой вернулся в Киркенес, однако в 21.40 вышел в море опять.
    Ночью немцы прорвались во фьорд, по дороге обстрелянные с 03.25 до 03.45 советскими орудиями. Первый и второй залпы легли близко к конвою, но затем все закрыл дым и дальше огонь велся бессистемно – по МТЩ и входу в залив. Всего насчитали 30 разрывов большого калибра.
    Данные советской стороны подтверждают это. В 03.18 артиллеристы обнаружили в 100 каб. по пеленгу 276° тральщик и 3 катера, шедшие на восток. В 03.25 по тральщику был открыт огонь с дистанции 58 каб., катера стали ставить дымы, за которыми тральщик скрылся; огонь перенесли на головной катер, но и он скрылся. В 03.46 был выпущен последний, 22-й снаряд, и больше стрельбу не начинали. Еще в 03.27 противник с м. Ристиниеми (полуостров Нурменсетти) выпустил по нашей батарее 7 снарядов, но безрезультатно.
    26 июня ближе к вечеру в Петсамо отправился очередной отряд БДБ – F.109/180/264 в сопровождении одного только МТЩ (R.64). На подходе к фьорду (в 21.50 около губы Долгой) их обстреляли – непонятно, кто вел огонь, возможно, батарея 104-го ПАП. Немцы отступили за пределы досягаемости орудий, так как F.180 коснулась дна. В 24.00 тральщик и БДБ встали на якоря в губе Базарной.
    Вновь немцы пошли на прорыв при ухудшении видимости, уже на следующие сутки (в 03.30). Обстрел был и на этот раз, продолжаясь с 04.48 до 05.10, всего зафиксировано 40 снарядов крупного калибра, однако теперь немцы не отвернули и прорвались в Лиинахамари без потерь и повреждений. Немецкие батареи вели огонь на подавление противника и сами тоже подверглись огневому воздействию. На территории 5./MAA 513 упало несколько снарядов, в результате чего сгорело 12 зарядов.
В 21.15 начштаба 23-го УР доложил, что вдоль норвежского берега в Петсамо движутся 4 "больших транспорта" и просил выслать против них авиацию. Через 15 минут он же уточнил, что в 21.00 в районе Пеуравуоно курсом на Петсамо идут 2 транспорта и 2 СКА. Скорее всего, в обоих случаях замечены были стоявшие у берега в ожидании подходящих условий БДБ. Только 27 июня в 03.55 "3 понтонных катера и 1 сторожевой катер" вновь были обнаружены на дистанции 145 каб. В 04.50, когда они приблизились на 70 каб., 221-я батарея открыла огонь. Немцы немедленно стали ставить дым, но в 05.03 батарейцы наблюдали разрывы вблизи одного из "катеров", который якобы даже подпрыгнул из воды. С батареи последствий не наблюдали – все затянуло дымом, однако посты 5-й батареи подтвердили гибель врага... В 5.04, выпустив 36 осколочных и 11 фугасных снарядов, 221-я батарея прекратила огонь. Еще в 4.52 по ней начали стрелять немцы с Нурменсетти и "катеров", забросав полуостров Средний 105 снарядами – без результатов. В 04.47 пушкари 104-го ПАП открыли по вражеской батарее ответный огонь, наблюдая в качестве результата возгорание склада с боеприпасами. Эту стрельбу закончили в 05.20.
    29 июня с 11.30 до 15.23 вражеская батарея калибра 210-мм из глубины фьорда (кв. 3036) вела методический огонь по батарее №221, выпустив 33 снаряда. Один из них разорвался на казенной части второго орудия, повредив тело, прицел, подъемный механизм и цилиндры откатника. 5 человек было ранено: Мацкевич П.И., Рачков С.Ф., Шакиров Ш.Ш., Голобаков Ф.В. и Самойлов И.А., причем двое – тяжело. Краснофлотец-номерной Мацкевич Павел Иванович, 1919 года рождения, по дороге в госпиталь умер.
    На исходе суток немцы скрытно вывели из фьорда большой караван - F.109/180/264, теплоходы SPICA, SOLGLØTT и FRIEDA под охранением тральщиков R.54/58/64. Советской стороной они не были замечены.
    Ранним утром 29 июня (02.18) аэродром Луостари подвергся налету советской авиации. Всего было сброшено около 30 осколочных и зажигательных бомб, нанесших некоторые, небольшие, повреждения. 2 сбитых Пе-2 заявили истребители, еще два – зенитки. Кто именно заявлял победы из немцев, неясно, хотя в бою участвовал 8./JG 5. Налет был делом рук ВВС 14-й армии и реальные потери составили два Пе-2 из 608-го БАП, которых советские документы относят на зенитки. Один бомбардировщик упал рядом с целью, второй дотянул до Зимней Мотовки. Погибли ст. лейтенант Р.С. Алмосов, старшина А.П. Арсентьев, лейтенант В.М. Чудаков и сержант М.П. Вертушинский. Всего в атаке участвовало 5 бомбардировщиков в сопровождении 7 Р-40 и 3 Р-39 из 19-го ГИАП. В бою с 6 "мессерами" был заявлен сбитым один самолет противника. У немцев потерь не зафиксировано.
    Следующий налет состоялся 30 июня в 7 утра. 15 Пе-2 из недавно сформированной ОМАГ (Особой отдельной Морской авиагруппы) в сопровождении 12 Р-40 бомбили аэродром, где смогли нанести повреждения машинам и баракам. По мнению немцев, на них сбросили около 40 бомб плюс листовки с высоты 4 км. Истребители заявили 3 сбитых самолета, и действительно, 2 "пешки" не вернулись, третья села на вынужденную в районе Челнопушка (летчик и штурман были ранены). Позже оказалось, что экипаж одной машины погиб полностью, во второй жизни лишился штурман 28 БАП капитан Г.И. Поклонцев. По данным ОБД, 28 БАП потерял в тот день три полных экипажа: пилоты, сержанты И.Ф. Скобцов, А.М. Зайченко – погибли, В.В. Бирюлин получил ранения и позже скончался в госпитале. Погибли стрелки-бомбардиры сержанты В.П. Никольский, Д.В. Мангаров и лейтенант Г.И. Волков, стрелки-радисты мл. сержанты Ф.А. Буртник и Н.А. Липин, а Г.А. Блохин получил ранения и тоже скончался позже. Обстоятельства гибели Поклонцева не до конца понятны.
    С немецкой стороны снова нет точных данных. Известно только, что налет отражали 4 дежурных самолета из 4./JG 5. Потерей стал один Bf.109F-4 №10121 из II./JG 5, поврежденный на 85%.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment