igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1944 г., февраль

Как внезапно оказалось, я уже выкладывал январь три (3!!!) года назад. Сам в шоке, не помню этого совершенно. Но с тех пор текст мало изменился, пусть остается. Поэтому буду продолжать с февраля, он не очень большой, влезет в один пост.
Первыми в этом месяце выступили немецкие артиллеристы. 2-го числа две новые пушки 21-см батареи «Лиинахамари» открывали огонь по некой новой советской батарее «216». Дали 12 снарядов. На самом деле обстреливалась вовсе даже старая батарея №221, а также расположение дивизиона. Батарея №858 получила приказ ответить, но не смогла его выполнить - никто не видел, откуда стреляет противник. Впрочем, никакого вреда вражеские снаряды не нанесли.
Плохая погода сильно сковывала действия обеих сторон. Авиация не вылетала, катера, выходившие на минную постановку, возвращались в базу. Правда, 3 февраля ранним утром береговой акустический пост на Нурменсетти регистрировал некие слабые шумы - однако это, вероятно, была подлодка М-108, прибывшая на позицию в районе Вардё - Берлевог. Вечером шумы фиксировались снова, а лодка в это время возвращалась обратно, потратив торпеды на сидевший на камнях остов парохода «Natal». Несовершенство немецкой аппаратуры причинило врагу немалые хлопоты: шумы якобы подходили к самому входу в Петсамо-фьорд. Прожектора ничего не обнаруживали, но вражеские командиры не успокоились и выслали дозоры - искать «высадившихся на берег агентов».
4 февраля R.156, вышедший с командиром флотилии на борту для разведки погоды, прямо в Кьельмё-сунде обнаружил и расстрелял мину, опознанную им как «советская подлодочная». Это была одна из авиамин, выставленных Ил-4 в конце января (вероятнее всего, самая последняя постановка в Бек-фьорде). Тем самым, выход конвоя автоматически отложили. Вместо него флотилия должна была протралить весь район, чем она и занялась в тот же день. Работали 7 кораблей, ничего не нашли - и это неудивительно, ведь самолет поставил только одну мину.
После проверки путей немцы смогли без боязни отправлять конвой. В его составе кроме неудачника прошлого перехода, «Reinhardt L.M. Russ», отправлялись пароходы «Paloma» и «Hanna Cords». Сопровождали эти три небольших судна все те же семь тральщиков 7-й флотилии под началом Кведнова (R.151/153/155/156/157/173/223).
5 февраля, в 16.30 конвой был принят в Кьельмё-сунде и отправился к цели со скоростью 8,5 уз. У берегов Рыбачьего в 19.30 была обнаружена «прекрасная дымка», которую еще больше уплотнили искусственным дымом. Прожектора работали, однако ничего высветить не сумели. Никем не замеченные, немцы зашли во фьорд в 20.30 и в 20.45 уже швартовались в Лиинахамари. Конвой привез 1007 т продовольствия, 522 т фуража, 388 т боеприпасов, 150 т грузов для ОТ. Всего 2067 т.
Отдых длился недолго. В 07.00 6 февраля тральщики повели в обратный путь «Florianopolis» и «Lumme». Эти суда тоже смогли проскользнуть без помех. Советские прожектора тщетно пытались пробить туман и дымзавесу. В 10.30 конвой был распущен в Кьельмё-сунде.
Между тем, береговой пост на Нурменсетти снова получал пеленги на шумы вечером 4 февраля - только на сей раз это были наши торпедные катера. №13 и 126 выходили на поиск в Варангер-фьорд. Немцы никак не могли совладать со своей аппаратурой - она оказалась очень чувствительной, но не давала правильно оценить дистанцию. Впрочем, на сей раз никакой лишней суеты это обнаружение не вызвало.
6 февраля в 21.08-22.20 около Петсамо пролетели два самолета, сбросивших 3 осветительные и 2 фугасные бомбы, причем очень эффективно. Несмотря на малое количество затраченных боеприпасов, летчики уничтожили один вражеский пост - правда, непонятно, занятый или брошенный. У 143-го ГЕП есть 2 убитых и 2 раненых, но точная причина их потери неизвестна. Увы, мне неизвестно также, кто это был с нашей стороны.
8 февраля в 13.35-14.03 из Петсамо вышел саперный катер «Weser» (не путать с плавбазой 7-й флотилии!), который доставлял грузы на батареи. Наши открывали по нему огонь, но не очень старались - выпущено было, по мнению противника, всего 14 снарядов. Немцы в этот раз отвечали даже большим количеством выстрелов - 21. Катер смог вернуться без повреждений.
У наших время в очередной раз отличается от немецкого всего на 1 минуту. Цель была правильно опознана, а стреляла по нему батарея №140. Выпустив всего 6 снарядов, наши успокоились, потому что цель скрылась. Чуть позже батарея №858 дала 6 выстрелов по группе солдат на мысе Романов. В ответ насчитали всего 13 вражеских снарядов.
Это была только разминка. В тот же день проводили второй февральский конвой, который вновь состоял из небольших судов. В Петсамо отправлялись пароходы «Nerissa» и «Riga», охраняли их пять тральщиков (R.151/156/159/173/223). Вел конвой командир R.159, обер-лейтенант резерва Вольфф. В 17.10 суда были приняты в Кьельмё-сунде и в 20.30 караван уже подошел к губе Долгой. Видимость была довольно хорошей из-за полной луны. R.173 и -156 поставили дымзавесу, после чего советские орудия начали вести заградительный огонь. Прожектора светили, но пробить завесу не могли. Несмотря на падение 409 (по подсчетам тральщиков, в КТВ КМО Киркенеса и в докладе командира крепостного участка Лиинахамари указано 427), в 21.30 конвой без повреждений зашел в Петсамо-фьорд. По мнению адмирала фон Трота, советские батареи открыли огонь слишком поздно и стреляли в тот вечер совсем плохо - большая часть снарядов падала на прибрежные скалы. Немецкие батареи отвечали 110 выстрелами. В Петсамо были доставлены 297 т фуража, 159 т консервов, 250 т боеприпасов, 396 т грузов для ВВС и ОТ, всего 1102 т.
Наши увидели катер, ставящий дымы, только в 20.59, да и он быстро пропал - прежде, чем батареи смогли изготовиться к стрельбе. В дальнейшем 221-я батарея открыла огонь по данным теплопеленгатора, в 21.13, через 4 минуты за ней последовала батарея №140. Враг стрелял по нашим позициям, батарея №858, как всегда, по немецким орудиям. С 21.24 все три батареи перешли на заградительный огонь, причем в 21.31 наблюдались 2 вспышки с ярким пламенем. Как мы помним, немцы в это время уже зашли во фьорд. Тем не менее, со Среднего потом наблюдали и державшийся 6 минут столб черного дыма, и плавающие в воде предметы. На основании этого был сделан вывод о повреждении транспорта, точную судьбу которого предполагалось выяснить авиаразведкой.
Реальный расход боеприпасов был на самом деле большой, хотя и не дотягивал до почудившихся немцам цифр. Все три батареи выпустили 302 снаряда. По себе они зафиксировали 148 выстрелов. В этот раз противник кое-чего добился. 3-е и 4-е орудия батареи №140 получили небольшие повреждения - но личный состав при этом не пострадал.
Сразу отправится назад немцам не удалось. R.159 днем 9 февраля должен был становиться на слип для ремонта, и поэтому в 07.15 ушел из Лиинахамари в одиночку. Сразу после выхода из-под защиты скал тральщик обнаружили прожектора. Только после этого началась постановка дымовой завесы - и наши не стреляли. В журнале 113 ОАД проход противника не отмечен вообще никак. Кстати говоря, R.159 напрасно торопился - ремонт собрата R.157 затянулся и слип в тот день так и не освободился.
Все остальные тральщики повели на запад 2 парохода - «Lippe» и «Krükau». В 18.45 конвой двинулся из Петсамо-фьорда. На выходе, перед Рыбачьим, стояла тонкая снежная завеса, но ее быстро разметал ветер. Тральщики и обе батареи на входе в залив стали ставить дымзавесу. Обстрела не последовало - зато с берегового акустического поста докладывали о подозрительных шумах дизеля. Позже было сочтено, что это засекли задержавшийся дымопостановщик за кормой конвоя. В 23.00 конвой распустили в Кьельмё-сунде. Наши вновь ничего не заметили.
Как часто бывало, последовавшее затишье на море компенсировали в воздухе. Активные действия над вражеской территорией продолжила дальняя авиация силами 36-й дивизии. Вообще-то ее целью должен был стать немецкий линкор «Tirpitz», но из-за плохой погоды до него добрались только два самолета. Остальные атаковали запасные цели - и уже нам знакомые, и новые. 12 Ил-4 с 20.47 10 февраля до 05.09 11 февраля бомбили Киркенес, 8 Ил-4 - аэродром Хебуктен, 2 Ил-4 - порт Лиинахамари. Плюс к этому две тройки самолетов атаковали Хаммерфест и Бос-фьорд, по одному - аэродром Лаксэльвен и автоколонну около Хаммерфеста - но последние четыре случая выходят за рамки описаний данной работы. В Киркенесе и на Хебуктене привычно докладывались пожары и взрывы. По непонятным из отчетов причинам было предположено, что в городе выведено из строя два зенитных орудия крупного калибра.
Противник видел все это так: налеты фиксировались с 19.41 до 05.30 во всем районе Южного Варангера - всего 22-26 пролета. Несмотря на то, что наши реально сбросили 231 бомбу, враг зафиксировал только 130. Тем не менее, и это малое число дало очень хорошие результаты. В Киркенесе было уничтожено 3 дома, не принадлежавших оккупационным войскам, в том числе здание заводоуправления. Также была повреждена городская комендатура. Погиб один гражданский, еще 2 и 2 солдата получили ранения. На аэродроме легкие повреждения получили несколько зданий. В Петсамо упало 10 бомб (5 по данным группы Росси) на территории порта Лиинахамари, но повреждений не имелось. 15 бомб, упавших в районах УП К 3 и К 3а в 21.00, стали причиной ранений 2 человек. Еще 19 бомб было сброшено в примерно том же районе в период с 03.00 до 06.00, причем одна бомба взорвалась только в 13.45! Ущерба они не нанесли.
В ночь на 13 февраля три Ил-4 из 9-го ГМТАП пытались ставить мины, но из-за плохой видимости только один смог сделать это около входа в залив Петсамо. Немцы слышали эти полеты и заподозрили минирование. Вечером 13-го числа снова прилетела дальняя авиация. С 18.28 до 20.28 всего было сделано 11 самолетовылетов. Здесь тоже все цели оказались закрытыми облачностью и бомбардировка проводилась по расчету времени. 5 машин атаковали Хебубктен, 4 - аэродром Луостари, один - автоколонну на дороге Луостари - Парккина и один - бараки восточнее Луостари.
У противника сведения про налеты противоречивые. Всего в районе Киркенеса зафиксировали 6 налетов, силами 28 самолетов. При этом 24 сброшенные бомбы повреждений не нанесли. В 19.25 в Хёбукт (на побережье севернее аэродрома) упало 10 зажигательных и 5 фугасных бомб. Одна угодила в бункер с боеприпасами, однако - «повреждений нет», понимай как хочешь. Доклад 210-й ПД описывает все несколько по-другому. С 19.17 до 20.15 там насчитали 10 самолетов около Киркенеса, 5 осветительных бомб на парашютах, а также 20 ФАБ и ЗАБ, из них 6 вблизи зенитной батареи Нейденпасс. 10 ЗАБ, 5 ФАБ и 1 неразорвавшаяся бомба упала на территории НКВ 999. Потерь нигде не отмечено, лишь небольшие повреждения матчасти.
В 19.15 одна зажигалка упала перед проволочным заграждением УП Вандалштайн-Западный, но повреждений не причинила. Еще 20 разных бомб упало в районах УП К 3, К 3а и Инсбрук - так же не причинив никакого ущерба. В районе аэродрома Петсамо фиксировался пролет 8 самолетов, однако без сброса бомб. Зато 3 бомбы упало вблизи никелевого рудника в Колосйоки между 19.15 и 20.17.
13 февраля во время атаки вражеского конвоя наши сбрасывали парашютные торпеды, но неточно. Противник не понял, что это торпеды и посчитал, будто наши минировали Кьельмё-сунд. Поэтому 7-й флотилии пришлось заняться его проверкой. Точного места сброса никто не знал, объем работ это увеличило. На поиски несуществующих мин затратили весь день 14 февраля.
14 февраля был и очередной визит Ил-4 из 36-й авиадивизии. Вообще-то главной целью был Хаммерфест, но два самолета туда не смогли из-за неисправностей долететь и бомбили Хебуктен с 19.42 до 20.18. Видимо, остальные машины тоже летели мимо аэродрома врага, потому что там зафиксировали пролет 13 штук (реально было 11). 6 бомб упали в 1,5 км севернее ВПП и повреждения ограничились порванными проводами.
Немного позже, с 01.00 до 14.15 15 февраля еще девять дальних бомбардировщиков вылетали на аэродром Луостари. Здесь тоже два самолета не дошли до цели. Один бомбил Титовку, второй - Лиинахамари. В Люфтваффе над аэродромом услышали только 3 самолета, сбросившие 29 бомб. Они нанесли некие неназванные мелкие повреждения. Моряки же отметили у себя только бомбежку Лиинахамари, причем и там зафиксировано 33 бомбы! Из них 4 упали на территории порта и в результате уничтожили одну финскую палатку. Надо сказать, что кроме дальних бомбардировщиков, в районе Петсамо пролетал Ил-4 из 9-го ГМТАП, который сбросил около фьорда одну мину.
В районе нескольких укрепленных пунктов немцы отметили сброс 28 бомб, все безрезультатно. По докладу группы Росси, примерно в 03.30 в воду в Лиинахамари упало только 6 бомб, что больше похоже на правду. В районе Луостари, по докладу 2 горно-егерской дивизии, пролет отдельных самолетов тоже фиксировался и даже бомбы слышали, но повреждений они здесь тоже не нанесли. Бомбы упали и рядом с проезжавшей по Арктической трассе колонне 55-го противотанкового дивизиона - увы, опять мимо! Единственной удачей стало попадание бомбы в бункер с амуницией в складском лагере группы Росси (11 км Титовской дороги) в 04.30. При этом 1 чел. был ранен.
Затем плохие метеоусловия «приземлили» авиацию. Только в 00.48 19 февраля снова на немцев упали бомбы - это случилось вблизи аэродрома Киркенес. По наблюдениям немцев, 3 сброшенные бомбы взорвались на высоте около 2 км. Самолет, их сбросивший, возможно, был Ил-4 из 8 авиакорпуса. Также 5 бомбы зафиксировано в период 23.00 18-го - 02.00 19-го в районе УП К 3. Там тоже никаких повреждений взрывы не нанесли.
Долгий период плохой погоды не способствовал и переходам кораблей между портами. Однако, даже когда море успокоилось, оказалось, что в Киркенесе пароходов для Петсамо нет. Наоборот, в Лиинахамари суда ждали эскорта для перехода на запад. Основываясь на этом, Fuhrer der Küstensicherungs приказал 7-й флотилии проверить фарватер на предмет мин и затем отконвоировать суда. Так как командир флотилии в тот момент участвовал в штабных играх в Тромсё, главным в отряде из 6 кораблей был командир R.159. 18 февраля в 16.30 немцы вышли из Киркенеса, через час, в Кьельмёсунде построились и выставили тралы. Со скоростью 12 уз. флотилия добралась до губы Долгой к 20.00. Вход в Петсамо-фьорд регулярно освещали прожектора. Тральщики, когда на них попадал луч, сразу замедляли ход - и какое-то время этот трюк срабатывал. Наконец, в 20.37 был открыт огонь: в заградительной завесе противник насчитал 300 (325 в КТВ Командующего морской обороной) наших снарядов. R.173 прикрывал остальных дымом. В районе батареи «Зензенхаузер» было 20 разрывов, в районе «Петсамо» - 38. Повреждения получила одна казарма и телефонные провода. Враг ответил всего 93 выстрелами (99 в отчете командира Крепостного участка Лиинахамари). Тральщики прошли во фьорд в 20.45 невредимыми и без каких-либо результатов траления.
У наших 4 вражеских катера, которые все посчитали дымзавесчиками, обнаружили только в 20.34. Через 2 минуты по головному открыла огонь батарея №221, 858-я почти сразу начала стрелять по вражеским позициям. Немцы вступили в бой самыми последними. Однако, прицельный огонь у нас продолжался менее 10 минут, вслед за этим пришлось ставить огневую завесу в устье залива. Там стрельба тоже не продолжалась долго - уже в 20.59 упали последние снаряды. Всего их наши потратили гораздо меньше, чем насчитал противник: 188. Зато с подсчетом вражеских разрывов тоже не все гладко. Их зафиксировали 122, то есть на треть больше, чем было в реальности. Никакого вреда они не причинили. Из боя советская сторона сделала в корне неправильные выводы. Считалось, будто противник пытался вывести транспорты из залива, но огонь наших батарей заставил его отказаться от этой затеи.
Неверный вывод, однако, парадоксально, привел к правильным, в общем-то, действиям. Решив, что транспорты после неудачной попытки пролива группируются где-то внутри залива, наши 19 февраля выслали авиаразведку. Следом, в 08.37, прилетела четверка Ил-2 из 46-го ШАП (ведущий - капитан Павлов) под прикрытием шести Як-1 из 20 ИАП (ведущий - капитан Куренок), все с аэродрома Пумманки. По мнению летчиков, в Лиинахамари находилось 5 транспортов, один из которых заявил потопленным лейтенант Васин. На самом деле у немцев повреждений не было, а батарея «Петсамо» заявила попадания в один самолет. Из штаба XIX АК позже пришло сообщение, что якобы он упал в районе УП «Рингкогель». На самом деле у нас потерь не было, хотя один Ил имел попадание и у него была перебита рама фюзеляжа. Немцы затем пытались найти сбитый самолет - естественно, безуспешно.
По донесению группы Росси, сначала 9 советских самолетов в 08.30 штурмовали батарейный укрепленный пункт «Петсамо», а затем в 08.45 переключились на Лиинахамари, а конкретно на район шведского причала. Все бомбы упали в воду.
Опасаясь дальнейших налетов, тральщики и пароходы рассредоточились по территории гавани. Никаких повреждений в последовавшем в 11.23 огневом налете батарей 113-го ОАД противник не понес. Прилетали два корректировщика (Як-1), но связь они установить не смогли. Цели (два транспорта), судя по всему, были определены во фьорде, недалеко от устья - противник считал, что наши просто ставят в очередной раз завесу и обстреливают батареи. Немцы насчитали 222 разрыва, из них 60 на м. Романов, 40 на полуострове Нурменсетти и 25 в районе батареи «Лиинахамари». Повреждения ограничились порванными телефонными проводами, плюс на «Петсамо» имелся один легкораненый. Враг отвечал 141 выстрелом и видел вспышку яркого пламени севернее батареи «202». Считалось, что там загорелся барак.
На самом деле, прямым попаданием в склад старшины 221-й батареи последний был уничтожен. Список пропавшего имущества не приведен, однако склад весь сгорел. У нас тоже был один раненый, кок Самойлов, а также ранения получила лошадь. Этим ущерб и ограничился. Насчет результатов наши не обольщались - стрельбу по одному из транспортов признали неудачной из-за плохих данных для стрельбы, результат воздействия на второй транспорт «требовалось уточнить». Реальный расход снарядов: 153 штуки. На сей раз в бою участвовали в том числе батареи №1045 и 1046 армейского 104-го ПАП (расход их снарядов неизвестен). Немецких насчитали 170.
Отдельно стоит отметить, что в 18.53 18 февраля из Пумманки в район Пеуравуоно в засаду выходили торпедные катера №12 и 186. Интересно, что этот залив находится западнее Петсамо, и по сути дела наши должны были столкнуться там с проходившими мимо немецкими тральщиками. Но ни те, ни другие противника не заметили. На следующий день в 04.51 наши катерники возвратились в Пумманки.
Днем 19 февраля пара «юнкерсов» сбросила бомбы на Пумманки - без ущерба, а вечером один Ил-4 из 9-го ГМАТП поставил мину в Бек-фьорде. Противник эту постановку зафиксировал в 19.40-19.50, причем мин по его мнению было много. Видимо, самолет сильно промахнулся, так как немцы район постановки мин дают как 2 км восточнее северной оконечности о. Вардё - далековато от Бек-фьорда.
Начиная с 20.00 19 февраля до 00.05 20 февраля самолеты Ил-4 из 36-й дивизии АДД атаковали аэродром Луостари. Сделано это было по просьбе сухопутных войск - командиры опасались, как бы немцы не стали с него бомбить наших лыжников, проводящих операцию. 24 бомбардировщиками было сброшено 230 разных бомб, зафиксировано 13 пожаров и 5 взрывов. Один Ил-4 бомбил запасную цель - село Титовка, результатов сброса 10 ФАБ-100 не наблюдал.
Противник зафиксировал 4 налетов силами 30 самолетов, сброс около 33 фугасных и 25 зажигательных бомб. Одна попала прямиком в КП зенитчиков Люфтваффе на аэродроме. В результате имелось 3 погибших, из них 2 офицера, еще трое получили тяжелые ранения, а семеро - легкие. Повреждения получил один барак, а радиостанция центра ВНОС была уничтожена. Такие данные представили моряки. У Люфтваффе можно прочесть немного другое: хотя человеческие потери те же самые (кроме данных по военнопленным: 3 убито, 3 легко ранено), есть дополнительные повреждения материальной части. Барак был не поврежден, а уничтожен, ВПП получила 5 свежих воронок, легко поврежден один истребитель Bf.109.
В документах XIX АК также есть донесение «из первых рук» - от центрального поста ВНОС «Петсамо». Согласно ему, тревоги объявлялись над аэродромом в 19.30-21.10, 22.31-23.05 и 23.32-00.28. Число самолетов: 23-28. Подлет с СЗ, отлет на СВ. Высота полета 4-6 км, число сброшенных бомб - 27-33 штуки ФАБ, 15-20 ЗАБ. Ущерб: 7 погибших, 3 тяжело, 9 легкораненых. Уничтожены пост управления зенитным огнем и радиостанция, а зенитная установка №2 - тяжело повреждена. В числе погибших был обер-лейтенант Бутц (командир 6-й батареи?).
Таким образом, результаты были достигнуты одни из лучших за всю кампанию дальней авиации в Заполярье в 1944 г. Увы, это никак не помогло лыжникам - их в последующие дни продолжали преследовать и бомбить вражеские разведчики и истребители-бомбардировщики.
Донесение 2 ГЕД добавляет, что 2 бомбы упали в районе квартирования I./136 ГЕП, но потерь и повреждений не принесли.
Сброс бомб в районе Титовки враг тоже зафиксировал, но всего 5 - как всегда, в районе УП К 3 и Куфштайн, и как всегда, без ущерба.
В море 20 февраля бушевал довольно крепкий шторм и из-за этого проводка конвоя исключалась. На следующий день вроде все успокоилось немного, но дул неправильный ветер. Все же суда и корабли получили приказ вставать в часовую готовность. С наступлением темноты с неба посыпался снег, что предполагало наличие шансов на удачный прорыв. R.156 в 21.30 вышел на разведку и обнаружил, что на выходе в снеговой завесе полно прорех и лучи прожектора легко через нее проникают. Поэтому, эта ночь снова была потрачена на ожидания. Только 22 февраля в 21.00 конвой наконец отправился в путь. R.151/156/157/159/173/223 вели пароходы «Nerissa», «Hanna Cords», «August Bolten» и БДБ F.252. Снеговые заряды на выходе из залива удачно подкрепили дымзавесами - и немцы прошли никем не замеченные. В 01.30 23 февраля караван вошел в Кьельмёсунд и был там распущен.
Затем почти шесть дней тральщики дожидались подходящей погоды, стоя у борта плавбазы «Weser». При этом 25 февраля внезапно возникший порыв ветра сорвал плавбазу с якоря и пустил в дрейф. Некоторые тральщики получили повреждения привальных брусьев и бортов. Как раз, оставшиеся до следующего задания дни были использованы для ремонта. Также за этот период времени вернулся с игрищ командир флотилии.
Он и возглавил эскорт нового конвоя в Петсамо. Сначала у Кведнова были R.154/153/157/159/173/223, через час после выхода присоединился еще R.156. Подопечными на этот раз были пароходы «Lumme», «Tübingen» и «Riga».
Выйдя в 16.30, конвой прибыл к Нурменсетти в 20.00. На входе в залив стояла легкая дымка тумана, который подкрепили дымовыми заграждениями. Немцы видели 3 прожектора, но ни один не смог вырвать их из темноты. В 21.00 все без проблем зашли во фьорд. Привезли они 1070 т продовольствия и товаров для маркитантской лавки, 2230 т консервов, 883 т фуража, 787 т овса, 3003 т грузов для ОТ, ВМС и 10-го крепостного саперного штаба, всего 7973 т.
Здесь случился забавный случай - встретились два парохода с совершенно одинаковыми именами. Именно поэтому в КТВ 7-й флотилии имелись пометки «большой» и «маленький». Речь идет о пароходах «Riga». Больший был бывшим советским «Андрейс Калныньш» - его немцы захватили в Любеке в начале войны. Второй с 1938 года принадлежал немецкой судоходной компании «Lubeck Linie A.G.».
В 19.45 из Пумманки выходили в море два наших торпедных катера - шумы их моторов обнаружила акустическая станция на Нурменсетти. Немцы объявили тревогу на побережье, опасаясь высадки разведгрупп, однако катера просто искали цели в Варангер-фьорде. Не найдя ничего, в 23.50 они вернулись на базу.
В связи с улучшением погоды в небо вернулась дальняя авиация. 12 Ил-4 сбросили на противника в общей сложности 170 бомб разных калибров: 8 самолетов бомбили аэродром Хебуктен, по 2 самолета - Луостари и Сальмиярви. В первых двух случаях летчиками наблюдались 5 очагов пожаров.
Немцы зафиксировали сразу 18 самолетопролетов. На Хебуктен реально упало 40-50 бомб, от осколков которых получили тяжелые ранения 1 военнослужащий Люфтваффе и 1 служащий. Бомба попала и в ангар «юнкерсов», где были повреждены 2 самолета, пункт радиосвязи и склад приборов. Кроме того, имелись дежурные повреждения окон, стен бараков и проводов. На аэродроме Петсамо зафиксировали 25 разрывов с небольшими, не расшифрованными материальными повреждениями. Таковы были результаты по мнению морского КТВ. В документах Люфтваффе все было немного не так: поврежденный самолет всего один, и другого типа (Fi.156).
В районе Лиинахамари группа Росси тоже фиксировала пролет самолетов со сбросом 4 бомб где-то вдалеке от их позиций. 210-я ПД сообщает о пролете в 20.15-23.13 в 3 волнах 17 самолетов (2, 14 и 1). Всего немцы насчитали 50 бомб около аэродрома Киркенес и батареи НКВ 999. Из-за сброса бомб в районе укрепленных пунктов на Лице в 141 горно-егерском полку был 1 легкораненый.
В ночь на 29-е пара Ил-4 из 9-го ГМТАП вылетала на минные постановки, но только один смог поставить свой смертоносный снаряд в районе порта Киркенес. Немцы не заметили.
В этот раз больших отдыхов у тральщиков не случилось. 29 февраля в 05.45 они вывели в обратный путь пароходы «Hohenhörn», «Reinhardt L.M. Russ», «Wartheland» «маленький» «Riga». В море по-прежнему стояла дымка, которая даже усилилась - так, что даже ставить дымы не пришлось. Опять светящие прожектора не смогли обнаружить целей. Немцы ушли никем не потревоженные, однако, добраться до дома целыми удалось не всем. Дымка все усиливалась, и, хотя вход в Бек-фьорд был чист, внутри видимость резко ухудшилась. Пытаясь двигаться вдоль берегов, все пароходы смогли пройти - кроме самого маленького, «Riga». Сильный юго-западный ветер снес судно к берегу и он сел на скалу Свартскьяер. На помощь ему выслали буксир «Kurefojrd», а 1 марта - еще два буксира. Все попытки остались тщетными - спасти пароход противнику так и не удалось из-за плохой погоды и сильного прибоя.
Еще в этот день один Ил-4 - разведчик из 36-й дивизии АДД при возвращении сбросил шесть бомб на порт Лиинахамари. Немцы этот налет очень даже заметили, но увы, вреда Нефтяному пирсу, около которого упали бомбы, нанести не удалось.
Вообще, 29 февраля оказалось весьма оживленным для советской авиации. Впервые в 1944 г. удары по вражескому аэродромы осуществляли самолеты ВВС СФ. Правда, были это не штурмовики и даже не «киттухауки». Сначала пара «аэрокобр» из 255-го ИАП днем вылетала на охоту в район Луостари, но противника не обнаружила. Немецкие истребители в это время, видимо, находились над нашей территорией, сопровождая свои ударные самолеты. После прилетела шестерка самолетов того же полка. Она провела штурмовку, обстреляв 8 вражеских машин, без наблюдения результатов. Еще раз «аэрокобры» (8 штук) вернулись позже и провели штурмовку вражеских зениток на аэродроме. На сей раз вражеские истребители были «дома», но налет служба ВНОС прозевала. Пока дежурное звено поднималось в воздух, советские самолеты растворились. Лишь зенитки успели отметиться, сбив «кобру» командира звена лейтенанта Горбачева. По свидетельствам однополчан, летчик совершил таран позиции вражеской батареи. Увы, ничего похожего в немецких данных нет - они про потери не сообщают. Всего вражеские зенитчики заявили 2 сбитых (плюс третий вероятно), но у наших больше потерь не было. Кстати говоря, противник заметил только один налет силами 8 машин в 18.32, то есть как будто первого налета и не было вовсе.
Вечером того же дня два одиночных Ил-4 выставили мины в районе Коббхольм-фьорда. Затем такой же одинокий «ильюшин» из 36-й авиадивизии слетал на разведку погоды в район Финнмарка, а на обратном пути в 20.52 сбросил 8 ФАБ-100 и 2 ЗАБ-100цк на Лиинахамари. В отчете дивизионной группы Росси зафиксированы бомбы, взорвавшиеся около дома корабельных брокеров, отчего имелось 1 тяжело- и 3 легкораненых саперов из 423-го строительного батальона, плюс повреждения. Точные описания отсутствуют.
Разведка проводилась в интересах планировавшегося на 2-е число удара по аэродромам, но он не состоялся из-за плохой погоды.
У Люфтваффе бомб в их документах зафиксировано 4, все в районе укрепленных пунктов на Лице, 2 раненых. Наконец, у сухопутных сил третья картина: хотя район воздействия - тоже Лица, бомб на разных УП насчитали уже 20 штук. Никаких повреждений, кроме порванных проводов, от этого не появилось. Кто это был, мне на данный момент неизвестно.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо, Северный театр
Subscribe

  • Действия торпедоносцев на Черном море в августе 1941 г.

    Разогретый вновь взбурлившей на "Цусиме" темой потопления АРМЕНИИ, я с удовольствием прочитал в документах РВМ небольшой отчет по сабжу. Вот он…

  • Люфтваффе на Восточном фронте в 1944 г.

    Не так давно на какой-то дзеновской помойке мимоходом попалось мне утверждение, что Люфтваффе на востоке за войну совершили 1,8 млн. боевых вылетов.…

  • Еще раз об АРМЕНИИ

    Есть на свете такой плодовитый исследователь ВОВ в Крыму - Александр Неменко. Возможно, многие его знают. Я тоже давно читал его труды, еще глубоко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments