igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1942 г., часть 7

Конец мая - первая реальная победа советских артиллеристов батареи №221.
  25 мая немцы с Нурменсетти с 16.30 до 16.55 безрезультатно обстреляли 16 снарядами позиции батареи №5, которая с тем же «успехом» ответила им 20-ю снарядами с 15.57 до 16.25. Поздним вечером этого дня из Киркенеса вышел конвой из 4 судов – VARDØ (860 брт), HOMBORSUND (253 брт), JETTA, SPICA под эскортом V.6106 и V.6104 (WINDHUK) и NKI.03, которому выпало стать первым, понесшим потери от огня советских орудий.
    Суда шли в следующем порядке: сначала самый крупный пароход, за ним HOMBORSUND, SPICA и JETTA. Флагманский V.6106 шел впереди в 200 м и левее на 300 м от первого судна, остальные два сторожевика должны были двигаться в кильватер первому. В 22.00 караван двинулся от о. Ренё. В 02.23 над кораблями пролетели 3 "штуки" в сопровождении 5 истребителей – до того, в ожидании самолетов, ход был снижен, теперь его снова увеличили до 8 узлов. В 02.40 советские пушки начали обстрел пинасов с плавбазы BALI, которые находились у входа во фьорд, а через 5 минут конвойные корабли приступили к постановке дымзавесы. Погода была прекрасная, видимость около 30 миль, ветер южный, переходящий в восточный, силой 1 балл, волнения не было вовсе. Высота облачности от 800 до 1000 м.
    В 02.50 батарея со Среднего перенесла огонь на конвой. Флагман дал сигнал судам – увеличить ход и насколько возможно быстро выйти из-под обстрела. Дым хорошо прикрывал караван, однако в 03.05 аппаратура дымопостановки на V.6104 вышла из строя. К тому времени V.6106 пребывал под точным обстрелом: один снаряд упал в 2 метрах позади, в кильватерной струе, залп из 3 гранат лег в 2-3 м от левого борта, два разрыва – в 5-8 м перед носом. Примерно так же был окружен разрывами и V.6104. Через некоторое время VARDØ, со своей скоростью в 13-14 уз. нагнал флагманский сторожевик (который мог дать максимум 12 узлов), вырвался вперед и вышел из дымовой завесы. После этого огонь был направлен в основном на него, ярко освещенного солнцем. Догнать VARDØ и привести обратно под защитe дыма, несмотря на то, что из машин выжали максимум, V.6106 не смог. Передать сигнал на пароход не представлялось возможным, так как на норвежца не отправляли сигнальщиков. В 03.10 пароход, получив попадания, начал гореть. Было видно, что экипаж пересел в шлюпки, а люди с мостика прыгали в воду – потом их подобрали те же шлюпки. Через пару минут VARDØ весь был объят пламенем. После этого русские перенесли огонь снова на сторожевики. Тем не менее, всем остальным участникам перехода под прикрытием завесы удалось пройти во фьорд. Интересно, что NKI.03 еще в 03.00, у западной оконечности Нурменсетти, был флагманом отправлен обратно вследствие своей слишком маленькой скорости.
    Всего немцы насчитали падения 123 снарядов (калибра 13 см) и еще 128 – тяжелых зенитных. Немецкие батареи, по мнению моряков, отвечали противнику с начала боя, но ни они, ни пикировщики не смогли помешать ведению огня противником.
    Горящее судно сдрейфовало на мель в точке 69.40,7 N – 31.32,9 E, оставшись на виду у противника. В 16.30 27 мая пароход, по которому было выпущено 32 снаряда, сполз на глубину и затонул.
    На этот раз советские артиллеристы сильно ошиблись с определением состава конвоя. Они считали, что перед ними танкер в сопровождении 6 тральщиков и 8 СКА. Заметили его в час ночи 26 мая на дистанции 200 каб. В 2.20 над Средним появились самолеты – 5 (позже еще 3) Ju.87 и 3 Bf.109, которые провели атаку в 2.48-3.27, сбросив 11 бомб. Налет отражали батарея №222, новая 37-мм зенитная батарея, пулеметы батареи №221 и даже специальные группы снайперов с винтовками. Расход боеприпасов составил 311 45-мм, 105 37-мм снарядов и 8183 патрона. Два самолета считались сбитыми. Кроме того, с 2.50 до 3.38 обе вражеские батареи из устья фьорда вели огонь по всем нашим батареям, выпустив всего 560 снарядов. Здесь не обошлось без потерь: от попадания осколков на 221-й батарее взорвался десяток снарядов, ранив 4 человек. Из них лейтенант Н.Г. Павлов (командир зениток при 221-й батарее) и краснофлотец-номерной Б.Г. Борисенко скончались, лейтенант Крячко и краснофлотец Подольский выжили. 37-мм и 222-я батареи заявили сбитыми по 1 Ju.87. По немецким документам ни одну потерю подтвердить не удается.
    Советские артиллеристы открыли огонь только в 3 ч., когда головной тральщик (оцененный в 800 т) приблизился на 60 каб. Корабль немедленно получил попадания, загорелся и утонул по пеленгу 254° на удалении 58 каб. Огонь в 03.03 был перенесен на танкер 10-12000 т водоизмещением, подошедший на 75 каб. В 3.07 он загорелся, в 3.12 огонь уже был прекращен после выпуска 124 снарядов. Горящее судно сдрейфовало вглубь фьорда. В 18.00 его еще наблюдали горевшим. В 03.00-03.10 по пароходу нанесли удар реактивными снарядами 3 "харрикейна", которые затем атаковали и сбили один Ju.87 (тоже не подтверждается). Судя по всему, время у летчиков "спешило вперед" и они атаковали уже горящее, брошенное судно. Наконец, 27 мая в 16.13 батарея №221 еще раз открывала огонь по "танкеру", который затонул в 46 каб. от позиций артиллеристов. На сей раз число выпущенных снарядов практически совпадает с немецкими подсчетами – 34 штуки.
    В довершение всех бед 27 мая в 17.20 с Нурменсетти заметили подлодку (возможно, М-176). Тут же испугавшись мин на фарватере, морской командир Киркенеса отменил все конвои в Петсамо и из него.
    Также 27 мая в 15.20 11 СБ из ВВС 14-й армии в сопровождении 10 Р-39 и 7 Р-40 нанесли удар по аэродрому Луостари с высоты 3300 м. На аэродроме наблюдался пожар, в бою заявили сбитым один Ме-109. Все остальные налеты – на Хебуктен и Луостари – сорвались из-за плохой погоды. Реальных повреждений атакованному аэродрому нанести тоже не удалось, сбитого самолета у немцев не отмечено.
    28 мая плохая погода опять сорвала первый налет на Луостари. Вылетевшие на Хебуктен 7 Пе-2 и 10 Р-40 из ВВС 14-й армии тоже долететь до цели не смогли, но они нанесли удар по петсамскому аэродрому. Наблюдались взрывы среди вражеских самолетов, из которых в воздух поднялся только один. Зенитки подбили одну "пешку", севшую на вынужденную в губе Зимняя Мотовка.
    В 15.50 девятка СБ 14-й армии, сопровождаемая 11 Р-39 и 10 Р-40 вылетела на Луостари, но на подходе была встречена двумя дюжинами "мессершмиттов" и принуждена к отходу. В бою были сбиты 1 СБ (упал на своей территории и сгорел, экипаж цел), 1 Р-39 и 2 Р-40. В 16.47 на помощь возвращающимся самолетам сухопутчиков пришли 11 "харрикейнов", которые в бою с 6 Ме-109 половину из них сбили.
    У немцев бой выглядел таким образом: первый налет "ягеры" не встречали, а для отражения второго с Петсамо подняли 7./JG 5. Противник ими был определен как Ил-4 и Пе-2 в сопровождении "Харрикейнов" и И-16. В бою на один реально сбитый бомбардировщик немцы заявили целых 4 "абшусса" – "Ил-4" и "Пе-2" - унтер-офицер В. Шумахер, по одному "Ил-4" фельдфебель Ф. Штрассер и унтер-офицер В. Шук. Шумахер плюс к тому заявил пару "Харрикейнов", а Шук одного. Еще один "И-16" засчитал себе унтер-офицер К. Шармахер. Во втором бою, вероятно, участвовал 8-й штаффель, прилетевший из Киркенеса – фельфебель Х. Бейер из его состава заявил сбитый "МиГ-3". 8./JG 5 понес потерю, правда, не в бою с советскими пилотами. Вскоре после взлета с Хебуктена ефрейтор Й. Хофингер не справился с управлением своего Bf.109E-7 (№2663 или 2063) и упал в Скор-фьорд, где затонул на глубине 30 м. Летчик погиб.
    Еще один налет на аэродромы фигурирует только у немцев – он якобы состоялся поздно вечером (23.00) и был отражен. По его итогом один Bf.109F-4trop (№10135) из 6./JG 5 якобы вследствие повреждения мотора сел на вынужденную рядом с аэродромом Луостари и получил 80% повреждений, т.е. фактически был уничтожен. Можно с полным правом считать это победой советских летчиков. С советской стороны в бою участвовали летящие на малой высоте "харрикейны" и Р-40, которым немцы насчитали 3 потери. 1 Р-40 занесли на счет обер-лейтенанту В.-Д. Видовитцу из штаба II./JG 5, пару "харрикейнов" – обер-фельдфебелю Ф. Дёрру и унтер-офицеру Х. Кланте из 7./JG 5. В советских отчетах за день есть только еще один потерянный "харрикейн" из 78 ИАП, на котором сержант К.К. Лопатин якобы таранил "Ме-109". По другим данным, Лопатин погиб только на следующий день.
    29 мая для налетов по Хебуктену выделили совсем небольшие силы из ВВС 14-й армии. Сначала его атаковал только один Пе-2, сбросивший бомбы на цель, но результатов не наблюдавший, потом еще тройка "пешек", но они, встретив сильный зенитный огонь, бомб не сбросили и ушли на базу.
    Зато последующие налеты на аэродром у Киркенеса наконец принесли результаты. Сначала, в 00.00 30 мая его бомбили 5 Пе-2 из 14-й армии, сбросившие с 3800 м по 12 ФАБ-100 и -50. При отходе дюжина прикрывающих Р-40 20-го ГИАП вела бой с "мессерами" (2 Ме-110 и 3 Ме-109) и заявила сбитыми по одному каждого типа. В ответ враг сбил один "томахаук" – он на счету унтер-офицера Х. Дёбриха из 6./JG 5, заявившего сбитый "Харрикейн" ЮВ губы Эйна. Старшина А.М. Петелин погиб.
    Вылетавшие в то же время на Луостари 6 СБ по вине ведущего задачи не выполнили и вернулись. В 4.35 другая группа из 7 СБ сделала свое дело, достигнув якобы 2 прямых попаданий в самолеты и вызвав пожары. Наконец, в 4.40 "пешки" разбомбили ангар на Хебуктене. Немцы зафиксировали за 2 налета сброс примерно 45 бомб, повреждения зданий и материальной части, а также многочисленных убитых и раненых. Тем не менее, поврежденных самолетов на аэродроме в документах не числится.
    В последний день мая МТЩ R.56/57/63 с 2.15 до 6.20 прошли с тралами до Петсамо еще раз. Вновь их обстреляли 2 снарядами советские батареи, но безуспешно. По мнению немцев, противник заметил их слишком поздно.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments