igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1944 г., январь, часть 2

Все не влезло в один пост, потому второй кусок:

Почти двое суток 7-я флотилия простояла в Лиинахамари, дожидаясь, когда будут готовы суда для обратного конвоя. Утром 20 января успел пройти довольно большой бой между батареями: причиной стал саперный катер, идущий из фьорда в море. Наши заметили его в 13.50 и через 6 минут по нему открыла огонь батарея №2. Чуть позже к ней присоединились батареи №140 и 221, №858 заблаговременно принялась за подавление вражеских орудий на мысе Романов. Противник отвечал, катер после накрытия скрылся за полуостровом Нурменсетти. За скоротечный бой наши успели выпустить 64 130-мм и 19 45-мм снарядов по барже и 30 122-мм - по вражеским батареям. Так как уничтожить противника не удалось, командование решило выслать штурмовики с аэродрома Пумманки. Пара Ил-2 (ведущий - лейтенант Соболев) под прикрытием 4 ЯК-1 из 20 ИАП вылетела в 14.34, а уже в 15.03 вернулась, причем один самолет (пилот - мл. лейтенант Суровов) в 14.54 сбросил 4 «сотки» по «барже», а второй столько же - по батарее «Петсамо». Наши орудия в это время давали залпы, указывая летчикам цели. На это было израсходован еще 21 снаряд. Враг перестал стрелять только тогда, кода уже улетели самолеты (в 15.03). Было зафиксировано 60 разрывов на позициях 221-й батареи и 41 разрыв - на позициях 140-й. На первой из них разворотило бруствер 3-го орудия и засыпало его, однако потерь при этом удалось избежать. Считалось, что 3 бомбы Суровова упали в 3-5 м от «баржи», а четвертая попала в причал Етелямукка. Соболев доложил о взрывах на позициях батареи, которая тем самым была подавлена.
               Немцы насчитали у себя 105 упавших советских снарядов, а сами выпустили в ответ 104. В районе батареи «Зензенхаузер» на м. Романов упало 20 снарядов, причем были попадания в 1-е орудие и прожектор «А». Как не удивительно, они не потеряли боеспособности! Враг отделался всего одним раненым. В районе батареи «Петсамо» упало 65 снарядов, порвавших воздушный кабель до Лиинахамари. Про повреждения причалов или катера ничего не сообщается. Налет с воздуха также отмечен, хотя какой-либо ущерб при этом тоже не упомянут. Самолетов было, по мнению немцев, 5 штук (2 бомбардировщика и 3 истребителя), прилетели они в 14.45 и один «П-2» подбили зенитки батареи «Петсамо». Свидетели даже якобы видели его падение севернее Эрленгрунда. На самом же деле все самолеты благополучно вернулись на базу.
               После такого впечатляющего оживления можно было ожидать продолжения сражения - уже не с каким-то убогим катером, а с большим конвоем. R.151/153/155/156/157/159/173/223 выводили в море сразу три парохода: «Pernambuco», «Hanna Cords» и «Balkan». В 17.00 караван отчалил из Лиинахамари. Через полчаса R.173 и 156, а также батарея «Зензенхаузер» начали постановку дымовой завесы. По мнению немцев, наши приняли дым за естественный туман и заподозрили неладное только тогда, когда уже было поздно. На самом деле, уже в 17.39 наблюдатели правильно распознали дымы на выходе из залива. Однако, видимости не было совершенно, никак не помогли даже выпущенные в 17.59 батареей №221 три осветительных снаряда. Поэтому больше огня никто не открывал - не было целей. Любопытно, что в 19.30 около Коббхольм-фьорда противник заметил сброс трех осветительных бомб впереди, позади конвоя и по левому борту. Видимо, это сильно промахнулся один из бомбардировщиков, вылетавших на Киркенес - о чем ниже. Конвой же был распущен в Кьельмё-сунде в 22.00.
               Как всегда, противника с бомбами навещала дальняя авиация, а именно 36-я авиадивизия. Ее машины сделали 24 вылета, начиная с 18.00 и почти до полуночи. Кроме бомб разного типа и калибра, врагу высыпали 3000 листовок. По целям вылеты распределялись следующим образом: два самолета атаковали аэродром Хебуктен (результат - 1 взрыв с красными вспышками), 4 самолета - аэродром Луостари (5 очагов пожара, в том числе один крупный), 17 самолетов бомбили город и порт Киркенес. В последнем случае зафиксировали 3 взрыва и 12 очагов пожара. Наконец, один самолет из-за неполадок моторов бомбил запасную цель (автомашины на Титовке).
               Данные противника говорят о том, что налеты начались в 17.32. Именно в это время 12 самолетов появились над аэродромом Киркенес и гаванью. В 19.48 пара бомбардировщиков атаковала аэродром Петсамо (Луостари), нанеся ему небольшие повреждения в матчасти - характер их не уточняется. Дальше начинаются странности, потому что через час тот же аэродром якобы бомбили еще 20-25 самолетов, вновь с какими-то неназванными небольшими повреждениями. Вероятно, за атакующие бомберы принимались Ил-4, пролетающие мимо на другие цели. Наконец, в 20.17 еще 20 самолетов пролетели над Киркенесом и его аэродромом. В этот раз одна бомба попала в склад боеприпасов на одной из береговых батарей. Много снарядов было тем самым повреждено. Это был отчет Люфтваффе. В документах Командира морской обороны упоминается налет на город и аэродром 34 самолетов, сбросивших 76 бомб. Налет не пережили один дом, принадлежавший Вермахту и бункер с боеприпасами, причем уничтожено было только здание, а сами боеприпасы - нет. В принципе, это согласуется с отчетом авиаторов. То же подтверждает и доклад в штаб 20-й горной армии. Там к тому же утверждается, что один самолет был сбит, но это неправда. На самом деле, один Ил-4 имел 3 осколочных пробоины, однако он благополучно вернулся на базу.
               Дневник норвежского жителя добавляет такие подробности: пожар в немецком бараке начался после падения бомб в 18.23. В 18.37 от зажигательной бомбы загорелся дом одного из горожан. Еще несколько бомб попали в дома, но не взорвались.
               В донесениях 210-й ПД налеты начались в 18.10 сбросом 30-40 бомб на г. Киркенес и ближайший аэродром. Враг насчитал пролет 12-15 самолетов. Один дом, принадлежащий Вермахту, сгорел. Затем немцы отметили вторую волну налетов, на сей раз в 20.35. Самолетов теперь они насчитали меньше, всего 6-8, но бомб было 33 штуки. Хотя потерь в людях противнику они не нанесли, бункер с боеприпасами 999-й батареи получил прямое попадание и был уничтожен.
               9 бомб было сброшено в районе опорного пункта К3 - это явно был самолет, бомбивший запасную цель. Никаких повреждений немцам они не нанесли. Одна бомба якобы была сброшена в 18.00 и на Лиинахамари - там она упала между двумя причалами без вреда. Что это могло быть - непонятно.
               Кроме всех этих событий, три Ил-4 из 9 ГМТАП в ночь с 20 на 21 января сбросили три мины, по одной в районах Петсамо, Коббхольм-фьорда и Вадсё. Немцы этих постановок не заметили.
               На следующий день налеты на Киркенес и аэродромы силами 36 дивизии АДД повторились. Число самолетовылетов выросло. Город и порт бомбили 19 машин, Хебуктен - 4 машины, Луостари - 12 машин, и две из-за неисправности моторов сбросили бомбы на запасные цели (порт Лиинахамари и Титовку). Число сброшенных бомб превысило 350 штук, везде летчики докладывали крупные пожары и взрывы. На аэродромах якобы горело 3 самолета. Ни один наш самолет на этот раз не пострадал.
               Командир морской обороны Киркенеса сообщал: с 17.43 21 января по 04.07 22 января - 37 самолетопролетов. Число сброшенных бомб - около 80. Из них одна попала в носовую часть плавбазы 7-й флотилии МТЩ «Weser». В районе Петсамо с 19.27 до 11.26 - 14 самолетопролетов и сброс 38 фугасных и 2 зажигательных бомб вблизи аэродрома, без повреждений. Люфтваффе сообщили точно то же самое по поводу Петсамо, однако налеты на Киркенес расписали подробнее: 12-15 самолетов бомбили город и аэродром с 17.43, но повреждений не нанесли. В 19.52 один самолет сбросил 8 бомб в воду севернее порта. В 20.39 еще 13-15 самолетов атаковали аэродром и смогли 5 раз попасть во взлетную полосу. В полночь атаке подверглась гавань, в 02.40-04.07 - вновь аэродром. Ни о каких повреждениях в Люфтваффе известно не было. Сухопутные документы ничего не добавляют к рассказу о повреждениях, а вот норвежский дневник говорит о многих мелких деталях. Так, например, был поврежден железнодорожный путь около порта, разбиты  окна - и все это в первой волне налетов, с 18.03 до 18.30. Затем повреждения не упоминаются, а бомбы рвутся в основном в море.
               В донесении 210-й ПД налеты начались с 18.05. В первой волне засекли 10-12 машин, сбросивших 90 бомб на город и аэродром. Небольшие повреждения были нанесены заводу «Южный Варангер» и главному саперному парку Якобснес. Во второй раз, в 20.43 насчитали 8 самолетов и 15 бомб, без повреждений. Наконец, еще один самолет в 03.42 сбросил 5 бомб, и все мимо.
               В Лиинахамари налеты были замечены: в 18.00 там зафиксирован сброс бомб:  6 штук по Финненхоэ, в 200 м от Нового причала, 3 на укрепления около Угольного причала, 1 около Шведского причала, 1 у Главного причала и 1 на востоке, вероятно, в воду. Повреждений никаких при этом причинено не было. На Титовке, а точнее в районе укрепленного пункта «Зандбанк», в 04.00 был зафиксирован сброс 8 ЗАБ и 2 ФАБ, но об ущербе ничего не сообщается.
               Таким образом, результаты были слабее, чем в предыдущие сутки, если не считать попадания в плавбазу. 20 января «Weser», спасаясь от бомбежки, покинула Якобснес и переместилась в Хотльмбукту (севернее рейда Киркенеса). Однако, на следующее утро было решено, что там все же стоять опаснее - как в плане угрозы с воздуха, так и вследствие плохой погоды. «Weser» вернулась обратно в Якосбнес. Именно там плавбазу и 7 тральщиков (R.223 ушел в Вардё) в 18.00 застали сигналы воздушной тревоги. Все корабли в 18.25 снялись с якорей, но в 18.38 «Weser» получила попадание в носовую часть. Невзорвавшийся снаряд угодил точно в орудие, уничтожив на нем прицельные приспособления, пробил верхнюю палубу, твиндек, трюм с балластом и вышел в воду в 2 м ниже ватерлинии по левому борту. Весь провиант был совершенно залит водой, заполнившей твиндек. Правда, его быстро законопатили и осушили, так что плавучести корабля ничего не угрожало. Пролет бомбы стоил «Weser» двух легкораненых. День 22 января был посвящен заделке пробоины, из Вадсё доставили водолаза для осмотра борта. Из-за плохой погоды он смог выполнить работу только через сутки. Оказалось, что для основательной заделки пробоины надо как-то осушать борт. Аппарата для подводной сварки не было.
               Также как в прошлую ночь, три Ил-4 из 9-го ГМТАП выставили по одной мине АМГ-1 на подходах к Петсамо, к Киркенесу и у мыса Скальнес.
               В Петсамо день 22 января прошел тихо, если не считать обстрела наблюдательного пункта Ристиниеми неизвестной батареей. Немцы пишут о 18 выстрелах, не нанесших повреждений. Наши со Среднего огня не вели - видимо, это была какая-то армейская артиллерия. НП располагался сразу за мысом Романов, немного его южнее.
               23 января пушки Рыбачьего стреляли. В 11.58 наблюдатели 858-й батареи засекли солдат противника, копошащихся у 2-го орудия на мысе Романов, и по ним дали 3 выстрела. Враг не отвечал, повреждений и потерь не имел.
               24 января пришло время для проводки очередного конвоя в Петсамо. 7-я флотилия в составе R.155/151/156/157/173/223 повела на восток пароходы «August Bolten», «Lumme» и буксир «Lehmwerder». Командовал «парадом» на сей раз командир R.155, обер-лейтенант резерва Фрейенхаген. В 22.30 караван вышел из Кьельмё, а через полчаса внезапно прекратился прикрывавший их снегопад и видимость стала очень хорошей. Уже в 01.50 немцы увидели впереди шарящие в ночи лучи прожекторов. От губы Долгой вперед вышли для постановки дымовой завесы R.173 и -156, их сразу захватили прожектора и батареи открыли огонь. Когда конвой проходил Нурменсетти в 02.23, советские снаряды падали на входе во фьорд и рядом с ним. Ветер постоянно менял направление и разрывал завесу на части, а потом снова сгущал ее. R.155 постоянно подновлял «стену» в тех местах, где она открывала пароходы - явно удачно, так как они не получили повреждения. Сам тральщик много раз попадал в лучи прожекторов и подвергался обстрелу. Увы, кроме нескольких упавших на палубу крупных осколков, никакого другого эффекта от стрельбы не было. В 03.00 конвой миновал мыс Романов и скрылся в заливе. Моряки насчитали 303 разрыва снарядов. На день тральщики встали на швартовы в Лиинахамари.
               КТВ Командира морской обороны уточняет, что 80 снарядов упали в районе батареи «Зензенхаузер», причинив там небольшие повреждения казармам и телефонным проводам. Батарея «Петсамо» получила в 2,5 раза меньше разрывов и там повреждений не было. Немцы сделали по нам 174 выстрелов (172 по донесению группы Росси).
               Наши, в принципе, повторяют немецкие данные. В 02.18 был обнаружен ставящий дымы катер, а через 3 минуты открыли огонь вражеские орудия. Тут же вышла из строя линия связи от КП до батареи №232. Только в 02.24 батарея №221 открыла огонь, а 140-я присоединилась к ней на 14 минут позже. Первая стреляла по периодически появлявшемуся катеру, вторая ставила завесу на входе в залив. Батарея №858 с 02.24, как всегда, пыталась подавить врага с мыса Романов. В 02.29 якобы наблюдалась вспышка - попадание во вражеский катер, после чего тот исчез. Всего этого хватило, чтобы сделать вывод: катер потоплен. В 02.52 прекратили огонь наши, в 02.55 - противник. Снарядов по врагу выпустили всего лишь 199, в ответку насчитали 212. Хорошо видно, как плохая видимость сказывается на подсчете разрывов обеими сторонами. Единственным результатом вражеского огня стал осколок, застрявший в отражателе прожектора №21.
               Командир морской обороны в записи за 25 января сетовал, что транспорты в Лиинахамари разгружаются слишком медленно и это сковывает его немногочисленные эскортные силы. Он требовал от Рейхскомиссара судоходства увеличить рабочую команду в этом финском порту до 120 русских при 17 грузовиках.
               Тем не менее, в 19.00 в тот же день несколько судов были готовы возвращаться в Киркенес. Под охраной тех же 6 тральщиков в столицу Финнмарка уходили пароходы «Heinrich Schulte» и «Riga», а также буксир «Kurefjord», закончивший свою вахту в Лиинахамари. В 19.38 R.173 первым покинул залив и начал ставить дымавесу. Помогала ему батарея «Зензенхаузер». Наши немедленно открыли заградительный огонь, который, по мнению флагмана конвоя, ложился очень хорошо около пароходов. Тем не менее, этого не хватило для достижения успеха. К 20.40 конвой миновал зону обстрела, а в полночь благополучно вошел в Кьельмё-сунд. Накал борьбы в этот раз был поменьше. Немцы насчитали 211 разрывов (из них 40 в районе м. Романов, 12 в районе батареи «Петсамо»). Повреждений не было тоже. Немцы отвечали 87 выстрелами.
               Наблюдения наших в тот вечер совпали с вражескими почти до минуты. Катер, ставящий дымы, 101-й пост обнаружил в 19.39. Потом в разрывах периодически просматривался вход в залив, однако огонь был открыт в 20.08-20.09 по данным теплопеленгатора. В тот же момент 858-я батарея начала контрбатарейную борьбу. Сегодня она тоже подверглась обстрелу, когда в 20.27-20.43 прилетел 21 снаряд калибра 210-мм. По двум другим батареям враг палил с 20.14 до 20.41, там насчитали 106 разрывов. Советские орудия выпустили по врагу 129 снарядов калибров 130- и 122-мм. Успехов никто не заявлял, но и потерь никаких тоже не было.
               После этого до 30 января конвоев на коммуникации Киркенес - Петсамо не было. 7-я флотилия занималась тралением в другом месте, где на минах у немцев погиб небольшой танкер.
               Эстафету приняли самолеты. С 18.21 27 января до 02.45 28 января противник фиксировал пролеты в районе Киркенеса и Петсамо, но немного - всего десяток. На Петсамо упало 20 бомб, на Киркенес 12 - повреждений они не нанесли. Это нам сообщают моряки. Документы Люфтваффе немного более подробны. Сначала, в 18.21, один самолет сбросил 5 бомб севернее Киркенеса. Затем, в 22.55, прилетел еще один и сбросил 3 бомбы. Через час одиночный бомбардировщик безуспешно выгрузил 14 фугасок на Лиинахамари, в 01.30 семь самолетов бомбили аэродром Петсамо и, наконец, 3 самолета сбросили 6 бомб севернее и восточнее Киркенеса. Нигде никаких повреждений этими бомбежками нанесено не было.
               Донесения сухопутных войск гласят о том, что в 18.35 один самолет сбросил 5 бомб около Киркенеса, еще два в 02.04 в том же районе 7 бомб. Никакого ущерба взрывы не причинили. По Лиинахамари зафиксирован сброс 22 бомб, тоже безрезультатно.
               Реальные вылеты наши совершали так: тройкой Ил-4 в по Киркенесу в 18.42-02.30, пятеркой по порту Лиинахамари в 23.25-02.12 и семеркой по аэродрому Луостари (Петсамо) в 01.58-02.20. Как всегда, докладывались многочисленные взрывы и пожары - но на сей раз, как мы уже видели, это ничем не подтверждается, даже в дневнике Берга нет упоминаний о бомбах.
               29 января с 18.24 налеты на те же самые цели продолжились. Правда, вместо города Киркенеса 36-я дивизия АДД нацеливалась на аэродром Хебуктен. С помощью документов Люфтваффе можно рассмотреть результаты достаточно подробно. Для начала в 18.08 один самолет сбросил 6 бомб в окрестностях Хебуктена и нанес ему какие-то небольшие повреждения (видимо, порвал телефонные провода - о чем упомянуто у моряков). В 20.19 прилетело 10 самолетов, бомб упало  с полсотни, на северной и западной границе аэродрома. Вновь имелись неназванные небольшие повреждения матчасти. Наконец, в последнем налете в 23.21-01.12 участвовало 10-15 бомбардировщиков, летевших очень высоко. На Хебуктен упало 60-65 фугасок, и на сей раз легко враги не отделались. Уничтожено было 50 бочек бензина! Аэродром Петсамо и порт Лиинахамари бомбили 11 самолетов, прилетавших поодиночке. Там зафиксировали только 20 бомб, повреждений не было - зато заявили попадания зенитных снарядов в один самолет.
               Документы сухопутных войск сообщают:  с 18.44 до 01.10 постоянные пролеты самолетов. Сброс примерно 100 бомб с 10-12 самолетов на аэродром Киркенес. Легкие повреждения квартир, телефонных проводов и т.п. В 20.30-00.45 пролет отдельных вражеских самолетов со сбросом бом в районе Луостари. Потерь и повреждений нет. 1 бомба упала в гавани Лиинахамари. Наконец, несколько бомб были сброшены в окрестностях Кёрнтенвег, где 214-я снегоуборочная рота потеряла 1 человека убитым.
               На самом деле наши самолеты не пострадали. Кроме одного Ил-4, летавшим первым на разведку, налет совершали: 21 Ил-4 на Хебуктен в 18.56-00.48, 4 Ил-4 на Луостари в 21.07-23.59. Еще два дальних бомбардировщика из-за неисправности матчасти бомбили порт Лиинахамари. Доклады экипажи давали привычные - пожары, взрывы - и в этот раз они частично оправданы. Пара Ил-4 из 9-го ГМТАП ставили мины - одну в Бек-фьорде, одну в Брей-сунде.
               Затем наступило 30 января и пришло время для нового конвоя в Петсамо. R.151/153/155/156/157/173/223 вели пароходы «Hohenhörn», «Wartheland», «Reinhardt L.M. Russ», «Krükau». Командовал конвоем опять Кведнов. В 17.00 караван вышел, окрыленный хорошим прогнозом погоды - снегопад с видимостью 1-2 мили. Однако, немцы были слегка разочарованы в 19.00, проходя бывшую финскую границу, потому что свет прожекторов добивал уже до туда и освещал прибрежные скалы. Видимость, как оказалось, составляла целых 8 миль! В 20.10 около губы Долгая «Reinhardt L.M. Russ» внезапно выкатился на левый борт и остановился на месте. Кведнов на R.151 подошел к пароходу на дальность голосовой связи. Оказалось, на судне отказал руль. Пришлось оставить рядом R.153 и продолжать путь. В это время, следуя плану, R.173 и -156 пошли вперед, чтобы  ставить дымы. Начался прорыв. Ветер вновь был переменчивым и достаточно сильным, отчего завеса рвалась. Прожектора постоянно прощупывали ее в поисках жертв. В 21.25 они выхватили из темноты «Krükau» - тут же огонь сосредоточился на этом маленьком пароходе. Накрытия следовали одно за другим, палубу окатывали поднятые взрывами водяные столбы - но благодаря небольшим размерам и военному счастью, судно смогло избежать попаданий и повреждений. Меньше повезло «Wartheland». Хотя этот пароход прожекторы не видели, он не смог благополучно проскочить завесу заградительного огня на входе во фьорд и в 21.30 получил прямое попадание в левый борт. Увы, в который раз советский снаряд показал слишком малую мощность - нанесенные повреждения были минимальны... В такой напряженной ситуации R.155 получил приказ вернуться и отвести «Reinhardt L.M. Russ» от греха подальше, обратно в Киркенес. В 21.45 конвой наконец был в безопасности. Советских снарядов насчитали 371 штуку.
               Командир морской обороны Киркенеса назвал немного другую цифру советских снарядов, выпущенных в ночь с 30 на 31 января - 381. Из них 40 были нацелены на батарею «Зензенхаузер», 22 - на «Петсамо». Никаких повреждений там не было. Противник отвечал 187 выстрелами и сделал кое-какие оптимистичные для себя наблюдения: на батарее «205» наблюдался высокий султан пламени. На батарее «202» после 13-го залпа с «Петсамо» замолчали два левых орудия.
               Что же пишут в наших документах? В 21.04 с батарее №221 увидели первые признаки дымовой завесы. В 21.27 цель обнаружила теплопеленгаторная станция: через 3 минуты по ней начала стрелять 221-я батарея. В этот момент в бой вступили немецкие орудия, а за ними по очереди - 1-й полувзвод батареи №858, батарея №140, 2-й полувзвод батареи №858. В 21.41 наблюдались сразу 3 вспышки - явно попадание в «Wartheland». Буквально через минуту теплопеленгатор потерял цель и вскоре наши батареи прекратили огонь. Реально расход снарядов на советской стороне составил 244 штуки. Вражеских насчитали 182, никакого ущерба они не нанесли. Считалось, что некая неопознанная цель повреждена или даже потоплена.
               31 января для разминки 858-я батарея в середине дня несколько раз открывала огонь по группам вражеских солдат, появлявшимся на том берегу. С 14.29 до 15.20 было израсходовано 10 снарядов. Затем у врага в море прорвался обратный конвой.
               Оставшиеся после ночных событий 5 тральщиков 7-й флотилии уводили на запад единственный пароход - «Kelkheim». Еще с ними шла БДБ F.197. В 17.45 штатные дымзавесчики - R.173 и -156 начали ставить дымзавесы, батарея «Зензенхаузер» им помогала. Стена дыма вставала хорошая и плотная - наши не могли ее пробить прожекторами. Немцы спокойно прошли под ее прикрытием и в 21.35 распустили конвой в Кьельмё-сунде. Никакого обстрела враг не фиксировал.
              У наших часы шли почти вровень с немецкими: дым заметили в 17.50. Батареям объявили боеготовность - однако, в 18.04 дым якобы рассеялся и стал виден пустой вход в залив. В течение следующего часа прожектора и наблюдательные посты видели только дрейфующие и горящие в воде дымовые шашки. Приказа открывать огонь так и не отдали. Считалось, что враг хитростью проверял, есть ли у нас приборы, показывающие наличие кораблей за дымзавесой, а также хотел вызвать напрасный расход снарядов по пустому морю.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments