igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1942 г., часть 1

Новый год начинался там, где закончился предыдущий – война в Заполярье не прерывалась ничем, кроме плохой погоды. Состояние противников на начало нового периода изменилось по сравнению с июнем 1941 г. Средства нападения советской стороны значительно сократились по нескольким причинам: единственная батарея фактически выведена из строя еще в конце лета, торпедные катера в условиях зимы действовать не могли, подводные лодки к Петсамо больше не посылались. Оставалась только авиация, но и у нее сил не прибавилось, скорее наоборот – убавилось. За 1941 г. потери составили почти сотню машин. В начале года ударные силы имели такой состав (общее число самолетов/боеготовые): 72-й смешанный авиаполк на этот момент насчитывал всего 10/7 СБ, 3/3 Пе-2 и 2/1 ДБ-3. 118-й разведывательный авиаполк – 13/11 МБР-2, 5/5 Че-2, 2/2 ГСТ и 5 У-2. Надо также заметить, что в течение года все чаще авиации приходилось отвлекаться на обеспечение проводки союзных караванов.
Немцы же находились в несколько двойственно положении. С одной стороны, в распоряжении Адмирала Полярного побережья и Морского командира Киркенеса в течение 1941 г. были переданы дополнительные корабли – однако, к началу года значительная их часть снова ушла, в основном на верфи, для безотлагательного ремонта. Чрезвычайно плохие погодные условия приводили к постоянным авариям, по большей части, посадкам на мели, которые нередко вели к ремонту. Плюсом для германской стороны стало постепенное устройство береговой обороны. Еще в конце лета вступила в строй батарея в глубине Петсамо-фьорда, вторая на входе (м. Нумерониеми) также достигла боеготовности осенью. Зимой немецкие истребители вследствие уменьшения накала борьбы на фронте теоретически могли свободно участвовать в отражении советских авианалетов, но и здесь полярная ночь и погодные условия мешали боевой деятельности. С наступлением зимы штаффель тяжелых истребителей перебазировался на юг, в Рованиеми, вместе с частью легких истребителей. Постоянно на аэродромах Киркенес и Петсамо оставались только штаб особой истребительной группы (будущий Stab./II JG 5) и один штаффель – не более 20 самолетов Bf.109E.
В целом ситуация в начале года благоприятствовала противнику для провода им караванов. Лишь отсутствие необходимого числа эскортных кораблей могло принести ему какие-то затруднения.
Январь
   Новый год начался довольно бурно – вернее сказать, события начались еще в прошлом, 1941-м. Из-за различия в отсчете времени, советские самолеты атаковали уже 1 января, но на немцев бомбы падали еще 31 декабря. Как уже описывалось, вечером удачным попаданием бомбы в Киркенесе был уничтожен дом, использовавшийся как комендатура. После этого в течение ночи еще 4 СБ, сделавшие всего 12 вылетов, сбросили на город 3 ФАБ-500 и 6 ФАБ-100, наблюдая 4 пожара. Для немцев последние бомбежки уходящего года никаких новых повреждений не нанесли. Самая последняя воздушная тревога в ту ночь объявлялась в 4 утра, но над Киркенесом советские самолеты так и не появились.
  1 января тральщики М.1505 и 1508 в 08.15 вышли из Петсамо, однако из-за очень плохих погодных условий менее чем через час вернулись обратно. Вторую попытку они совершили на следующий день, на сей раз удачно. 2 января в 11.30 тральщики прибыли в Киркенес.
3 января, приняв под охранение пароход LEUNA (6856 брт), они совершили обратный переход. Впрочем, оба тральщика вновь вернулись в Киркенес уже в 21.15.
В этот день были сняты с мели два судна, выброшенные туда штормом – пароход RUIJA (98 брт, финский; потерял винт) и теплоход HUMIA (сломан руль). Оба притащили из фьорда в Лиинахамари.
    4 января в Петсамо под конвоем СКР SPERBER ушли два недавно прибывших катера-тральщика 56-й флотилии – M.5602 и 5606. За день три раза объявлялась воздушная тревога в Киркенесе и Лиинахамари, но сброса бомб не дождались. Авиация СФ на бомбежку не вылетала – скорее всего, это были разведчики.
5 января в Петсамо отправился первый большой конвой в 1942 г. Составили его норвежские пароходы SUSANNA (1370 брт), SOLGLØTT (150 брт), голландский теплоход SPICA (246 брт), а эскортом служили М.1501 и СКР BUSSARD. Тральщик шел головным, сторожевик вел охрану с моря.
    6 января в 13.10 обратно прибыли пароходы DORA OLDENDORFF (немецкий, 2730 брт) и JANS (295 брт, голландский), охраняемые М.1501 и BUSSARD.
    8 января одиночный бомбардировщик, прилетев с запада, сбросил полдюжины бомб мелкого калибра по складам 221-й батареи, в результате чего один склад был поврежден.
    Затем наступил очень долгий перерыв, так как следующий конвой отправился в Лиинахмарари только 12 января, да и то неудачно. Два тральщика – М.1506 и 1507 – должны были отвести в Петсамо пароход ALTKIRCH (4747 брт), но в море при опробовании носовой зенитки на М.1506 в стволе разорвался снаряд, вследствие чего 2 моряка были ранены тяжело и 2 - легко. Конвою пришлось вернуться. Вторую попытку в том же составе они совершили ровно через сутки, на сей раз без происшествий. 14 января те же тральщики привели обратный караван – норвежские пароходы SUSANNA, SOLGLØTT, LISTO (2630 брт) и голландский теплоход SPICA.
    15 января в Киркенесе и Лиинахамари объявлялись воздушные тревоги, но без бомбежек – видимо, фиксировался пролет разведчика Пе-2. Еще этот день знаменателен тем, что нарком ВМФ приказал сформировать на полуострове Рыбачий управление 113-го артдивизиона, ставшего впоследствии главным противником немецких конвоев и батарей.
    Следующие события произошли 18 января, когда советская авиация нанесла нечто вроде комбинированного удара по Лиинахамари. Правда, комбинированность эта была вынужденной – если пятерка СБ сбросила на гавань дюжину ФАБ-100 по плану, то ДБ-3 с высотной торпедой должен был сбросить свой снаряд на Киркенес. До цели торпедоносец не дошел, так как она была закрыта низкой облачностью, и сбросил снаряд в 04.43 с высоты 4200 м над портом Лиинахамари. Наблюдался большой взрыв в районе южной пристани, а также пожары. Немцы бомб не заметили совсем, зато число торпед завысили втрое. Взрыв произошел на берегу вдалеке от каких-либо целей, хотя при этом были порваны провода телефона и электричества, а противнику досталась хвостовая часть торпеды длиной 2 м вместе с парашютом. Странным образом диаметр намерили целых 53 см, хотя реально торпеда имела калибр 450 мм.
    19 января новый совместный удар бомбардировщиков и торпедоносца был нацелен на Киркенес. В этот раз налет удался: 3 СБ сбросили 12 фугасных и 10 зажигательных бомб, а один ДБ-3 – высотную торпеду (с высоты 4 км). Как доложила воздушная разведка, в порту был разрушен причал, пожар бушевал 2 часа. Предположили, что взорвался склад боеприпасов. Увы, ничего такого на самом деле не было. С 01.30 до 5.10 в городе 4 раза объявляли воздушную тревогу, однако бомбы упали в гавани только один раз, во время третьей тревоги. Близким разрывом на СКР FRANKE убило и тяжело ранило по 1 человеку, на СКР BUSSARD было 2 раненых. Никаких материальных повреждений, как думали немцы в тот момент, они не получили. На самом деле FRANKE получил течь в носовой части, что выяснилось, когда корабль вышел в море с конвоем 21 января. Ситуация была серьезной, но спасти сторожевик смогли с помощью Bussard и Polarmeer.
    На следующую ночь в налете кроме той же тройки СБ вместо ДБ-3 участвовал один Пе-2. Сбросив 15 фугасных и 6 зажигательных бомб летчики считали, что попали в электростанцию, причал и 2 склада. Снова доклады оказались слишком оптимистическими. Только одна бомба упала в черте города, повредив полотно железной дороги. Еще 3 угодили в воду фьорда, остальные легли рядом с аэродромом, но никаких повреждений не нанесли.
    21 января в Петсамо пытался пройти конвой – пароход BOLTENHAGEN (3335 брт) в сопровождении СКР KRÄHE и тральщика M.1504, но из-за сильного тумана им пришлось вернуться. В этот же день из базы в Полярном в Варангер-фьорд вышел советский отряд, состоявший из тральщика №33 и четырех "мошек" (МО-122, 123, 153, 163). Задачей они имели постановку минного заграждения на подходах к бухте Петсамо. В 01.50 22 января два МО были обнаружены по шуму моторов с батареи МАА 5./513 на полуострове Нурменсетти и обстреляны 3 осветительными снарядами. Посчитав себя обнаруженными вражескими сторожевиками, советские катера отошли. К тому моменту были выставлены только 4 мины. Операция была прервана и отряд пошел назад. По пути с мыса Керванто, с советского берега, ТЩ №33 обстреляли из винтовок, ранив одного моряка.
    Днем 22-го числа конвой с пароходом BOLTENHAGEN совершил вторую попытку добраться до Петсамо – на сей раз удачную. По пути к ним примкнул каботажник SPICA. Обратно эскортные корабли на следующий день привели пароход GERTRUD FRITZEN (2999 брт), причем в 11.08 зенитки тральщика вели огонь по самолету, который пролетал мимо на высоте 2 км.
    Также в тот день в 20.40 одиночный СБ бомбил Лиинахамари, но видимо, очень неточно – противник этих бомб вовсе не заметил.
    24 января новый конвой доставил в Петсамо пароходы ILONA SIEMERS (3243 брт) и SOLGLØTT. Охранение обеспечивали СКР ELSTER и KRÄHE. В течение дня впервые в этом году проявили себя советские батареи на полуострове Рыбачий – они обстреляли несколькими одиночными снарядами катер, доставлявший припасы на полуостров Нурменсетти (неудачно). Вечером же начались налеты советской авиации на Киркенес и Лиинахамари, продолжившиеся до самого утра. По докладам, в Киркенесе попали в рудодробильный комбинат, в Лиинахамари – в зенитную батарею. На самом деле, вечером бомбы упали в районе электростанции столицы Финнмарка, причинив небольшие, но многочисленные материальные повреждения (разрыв бензопровода, разбитые стекла, повреждение 2 котлов, ж/д рельсов и вагонеток, бараков, грузовиков и легковушек), а ночью – в воду фьорда.
    26 января ночью по советским данным 3 СБ и 1 ДБ-3 бомбили Киркенес, сбросив на центр города 12 бомб. Якобы наблюдались пожары. Со стороны противника есть данные о падении нескольких бомб в воду в районе муниципальной набережной, без каких-либо повреждений.
    В 15.20 два самолета бомбили батареи №221 (видимо, по результатам ее стрельб 24 января) и 222, в результате чего был разрушены склад боезапаса (уничтожено 363 гранаты РГД, 108 гранат Ф-1 и 920 винтовочных патронов), камбуз и ранен один краснофлотец.
    27 января неприятности для артиллеристов продолжились – теперь 222-я батарея подверглась обстрелу со стороны противника (скорее всего, это были не морские орудия). В 16.00 около нее упало несколько снарядов, но к счастью, без последствий. Также в этот день в Киркенес прибыл конвой из Петсамо – ILONA SIEMERS, ALTKIRCH, ELSTER, KRÄHE.
    29 января снова был безуспешно обстрелян катер, идущий на батарею МАА 5./513. Во второй половине дня над Лиинахамари наблюдались многочисленные пролеты вражеских самолетов, сбрасывающих бомбы. Одна из них попала в склад и повредила его. ВВС СФ высылали в ту ночь СБ, МБР-2 и Че-2, которые сделали не менее десятка боевых вылетов. В качестве результата наблюдался большой взрыв и пожары. На сей раз доклады были весьма близки к реальности.
    30 января ELSTER и KRÄHE отвели в Петсамо пароход NATAL (3172 брт). Один "Харрикейн", вооруженный РС-132, провел атаку на нефтебаки фирмы "Shell" в Лиинахамари. Разрывы наблюдались в 30-100 м от баков, но в немецких документах это событие почему-то никак не отражено.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Действия торпедоносцев на Черном море в августе 1941 г.

    Разогретый вновь взбурлившей на "Цусиме" темой потопления АРМЕНИИ, я с удовольствием прочитал в документах РВМ небольшой отчет по сабжу. Вот он…

  • Люфтваффе на Восточном фронте в 1944 г.

    Не так давно на какой-то дзеновской помойке мимоходом попалось мне утверждение, что Люфтваффе на востоке за войну совершили 1,8 млн. боевых вылетов.…

  • Еще раз об АРМЕНИИ

    Есть на свете такой плодовитый исследователь ВОВ в Крыму - Александр Неменко. Возможно, многие его знают. Я тоже давно читал его труды, еще глубоко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments