igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1943 г., часть 11

Ноябрь

Начало месяца выдалось спокойным, лишь советские батареи для острастки выпускали меньше десятка снарядов 2 и 3 числа по «Зензенхаузеру» и входу в залив. Причем, немцы 1 ноября развили бурную деятельность. R.155 с командиром флотилии на борту и R.151 проверяли работоспособность акустической станции Петсамо, буксируя у входа в залив шумовой буй. Прожектора светили, но увидеть немцев не смогли, а акустический прибор работать не захотел и проверки не получилось. 113 ОАД у себя в ЖБД никаких стрельб не зафиксировал.
3 ноября шестерка Пе-2 под прикрытием 10 «кобр» вылетала бомбить конвой у Кибергнеса, однако не нашла его и разгрузилась над Киркенесом. В отчете есть яркие подробности о том, как был поражен ФАБ-250 и подожжен транспорт на 10000 т. В реальности, документы Морского Командира Киркенеса сообщают о налете силами 8 «пешек» и 7 Р-39, во время которого все бомбы упали в воду вне акватории порта. Норвежцы сообщают, правда, о выбитых окнах в нескольких домах. В последовавшем воздушном бою стрелок одного бомбардировщика заявил сбитый Fw.190. Прикрытие в бою на отходе тоже заявило 3 сбитых машины такого типа точно, и одну предположительно. В минус пошли 2 потерянных советских истребителя. У немцев в воздух по тревоге поднимались все боеготовые истребители II и III групп JG 5. Ситуация осложняется тем, что кроме бомбежки Киркенеса, бои проходили между немцами и разведчиками, проведшими день весьма активно и лишившимися в боях 2 самолетов. Также Ил-2 из 46 ШАП чуть позже «пешек» атаковали батарею Киберг - и там тоже был бой. За день всего было потеряно и повреждено 4 «мессершмитта», однако на одном процент повреждений неизвестен, видимо, был менее 5, два других получили повреждения около Свартнеса, и скорее всего в бою с штурмовиками и Яками 20 ИАП. На счет «пешек» и «кобр» можно отнести, похоже, только Bf.109G-2 №14075 из II группы, который сел на брюхо ЮЗ аэродрома Петсамо. Пилот его не пострадал. Немцы, как всегда, сделали большое количество заявок - 17. Интересно, что в них всего лишь 2 «кобры» от пилотов 5 штаффеля.
4 ноября наконец погода оказалась подходящей для выхода в море. Все шесть кораблей 7-й флотилии отправились в путь, конвоируя привычные пароходы: VULKAN, PALOMA, GREIF и примкнувший к ним ASIEN. Все суда смогли дать 8,5 узлов. Советские прожектора регулярно освещали вход в Петсамо-фьорд, так что R.155 в 06.03 поставил дымовую завесу. Стрельба началась, когда немцы уже проскочили, у них за кормой, на входе во фьорд. Немецкие батареи вступили в дуэль, а конвой тем временем в 10.10 был распущен в Кьельмё-сунде. Сколько потратил снарядов противник, неизвестно, но у немцев повреждений не было.
Наши увидели дымзавесу в 06.13, через минуту - неопознанное судно в ней. В этот раз немцы даже первыми открыли огонь по нашим позициям. В 06.25 снаряд попал в бруствер 4-го орудия батареи №140, разметал по сторонам снаряды, но пострадал только один краснофлотец (легко ранен). Лишь через 3 минуты после этого сама наша батарея открыла огонь по входу в залив. Вела она его хоть и интенсивно, но недолго. Уже в 06.34 дымзавеса рассеялась и стало видно, что в море пусто. Всего 140-я батарея успела выпустить 43 снаряда, а 858-я, подавлявшая батареи противника - 59. От немцев зафиксирован прилет 87 снарядов.
5 ноября советские артиллеристы выпустили 5 снарядов по катеру, везшему припасы немецким пушкарям. Реально батарея №2 выпустила только 3 снаряда. У нас 3,5 часами ранее батарея №232 выпустила 5 снарядов по некоему тральщику - что это было, неизвестно.
6 ноября стрельба была более оживленной. В первом бою (12.00-13.15), развившимся после обстрела нашими вражеского катера, на батарее «Петсамо» были повреждены провода и ранен один человек, который позже скончался. По катеру 2-я батарея выпустила 12 снарядов, по вражеским батареям стреляла 858-я, как всегда. Она потратила 15 снарядов. От немцев якобы прилетело 27.
Второй бой начался в 16.15 и стоил немцам только разбитых стекол. Расход снарядов составил у нас 43 снаряда, у противника насчитали 37. На самом же деле всего за день немецкие батареи выпустили 23 снаряда.
7 ноября все повторилось. Нашим береговым батареям №140 и 221 помогала армейская №1046 (104-го ПАП) - возможно, в остальные дни, когда случались не зафиксированные у 113 ОАД стрельбы, огонь вела именно она. Расход боеприпасов в этот день составил 310 снарядов! Батарея №140 даже докладывала попадание в СКА в 12.33, после чего тот якобы задымил и замедлил ход. С немецкой стороны насчитали всего лишь 38 снарядов.
В этот день 7-я флотилия собиралась провести конвой, даже состоялось совещание с капитанами пароходов, но в 17.36 все отменили из-за неблагоприятного ветра. Так продолжалось еще 4 дня.
Наконец, 12 ноября погоду признали подходящей. Все те же 6 кораблей охранения повели караван, выглядящий более солидно, чем прежде: пароходы RHEINLAND (2570), CHIOS, REINHART L.M. RUSS (1477) и танкер UNKAS. Уже в 18.03 тральщикам R.155 и R.155 у губы Долгая пришлось выйти вперед и ставить завесу, так как советские прожекторы обнаружили врага. В 18.35 начался обстрел, который оказался самым сильным и точным с тех пор, как 7-я флотилия приняла эстафету. Первым попался в сети R.155, которому пришлось петлять, как зайцу, под разрывами. В 18.45 CHIOS получил прямое попадание в фордек. В 19.05 пароходы зашли во фьорд, где R.155 сблизился с пораженным судном и пересадил туда доктора. В 19.20 обстрел прекратился: немцы в море насчитали около 400 разрывов. Единственным пострадавшим стал человек на CHIOS, который вскоре скончался. Еще 110 снарядов попали в район батарей «Петсамо» и «Зензенхаузер», которые имели 1 убитого и 1 раненого, соответственно.
Практически без передышки, потратив время только на возню с врачом и передачу дымовых буев с R.153 на R.155, немцы тем же вечером отправились обратно с другим конвоем: EUGENIO C., GEIER, KRÜCKAU, RIGA, BERA. На этот раз скорость суда давали всего 7 узлов. В 20.40 караван прошел м. Романов, в 20.43 начался обстрел, продолжавшийся до 21.15. R.155 ставил дымы и был главной целью для артиллеристов - разрывы ложились в опасной близости от его левого борта. Однако, немцам повезло, и ничего плохого с ними не случилось. Всего моряки насчитали около 350 снарядов, хотя в журнале Морского командира Киркенеса говорится о 218. На немецких батареях были незначительные повреждения материальной части, а сами они выпустили по оппонентам целых 306 снарядов.
С советской стороны конвой был обнаружен еще в 15.33, состав - 3 транспорта. В 16.07 их потеряли, но в 16.21 увидели снова с 3 катерами. Затем игра в кошки-мышки с потерями и новыми обнаружениями продолжилась. Против конвоя начштаба СОР велел выслать торпедные катера №13 и 14 из Пумманки. Уже через 10 минут они под началом капитан-лейтенанта Лозовского вышли в море, к Нурменсетти. К сожалению, на №14 не оказалось торпед, так что он мог только имитировать атаку. В 18.05 (как раз когда немцы начали дымить) катера заняли позицию в 20-30 каб. от Нурменсетти.
Из батарей первой огонь по вражеским пушкам открыла 858-я в 18.35. Уже через минуту слышали сильный взрыв и видели пламя - считалось, что было попадание в склад боезапаса. В 18.54 по данным теплопеленгатора открыли огонь батареи №140 и 221, в 19.05 в дыму наблюдались две вспышки. В тот же момент теплопеленгатор отметил уменьшение хода цели, а в 19.13 потерял ее. Этого хватило для однозначного вывода о потоплении вражеского транспорта в 5000 т водоизмещением. Про взорванный склад тоже не забыли. Расход боеприпасов в 1 фазе боя составил 295 снарядов, из них 12 осветительных. На позициях 140-й батареи насчитали 86 разрывов, на 221-й - 70, на 858-й - 17. Никакого ущерба враг не нанес.
В 19.13 огонь был прекращен, а уже в 19.25 НП дивизиона снова заметил катер, ставящий дымзавесу. В 19.31 батарея №140 дала по нему 2 осветительных снаряда. В 20.43 по вновь появившемуся катеру противника открыла огонь батарея №221: за 3 минуты она выпустила 18 снарядов и наблюдала якобы потопление катера. Видимо, это был R.155. Больше никто ничего не видел. Вновь стреляли по данным теплопеленгатора, но гораздо скромнее - выпустили только 40 снарядов. Немцы якобы дали по позициям батарей №140 и 221 по 35 снарядов. Прожектора за два боя получили 119 снарядов. По ЖБД 113 ОАД, потерь и повреждений не имелось, в «Хронике» упоминаются 1 убитый и 3 раненых краснофлотца.
ТКА провели атаку в 19.05, когда №13 выпустил торпеду по транспорту с дистанции 2 каб. Через 15 сек был услышан взрыв торпеды, но результата воочию никто не видел. В 19.54 катера вернулись на базу. У немцев никаких следов присутствия ТКА не обнаруживается. Видимо, в дыму и тьме они остались совершенно незамеченными. Кто был целью и что взорвалось - тоже покрыто мраком тайны.
После этого на несколько дней наступила передышка, вернее, перемена занятий - 7-я флотилия тралила фарватеры вдоль побережья Варангера. Только 16 ноября вновь пришло время вести транспорты в Петсамо. Этим делом занялись 5 кораблей: R.151/153/155/157/202, пароходы - HANS LEONHARDT (4174), GREIF, PALOMA. Считалось, что это быстроходный конвой: суда могли идти 11 узлов. В 14.00 немцы вышли из Киркенеса, в 16.03 R.155 и 157 вышли вперед, так как уже видны были советские прожекторы, шарящие в темноте полярной ночи. В 16.37 началась постановка дымов, в 18.00 транспорты проскользнули внутрь фьорда, незамеченные. R.155 остался на входе в залив и через каждые 10 минут в течение 5 минут продолжал ставить завесу. Прожектор осматривал акваторию тоже через 10 минут. Немцы надеялись, что он будет считать дым естественным туманом.
Уже в 19.00 обратный конвой, состоящий из парохода LINEA, танкера UNKAS и сетевого заградителя RAU V вышел из Петсамо. В 19.03 открыла огонь батарея с Нурменсетти, и только тогда начали стрелять и с советского берега. Целью слепой стрельбы стал конвойный маршрут около вышеупомянутого полуострова, а также R.155, который, видимо, все же заметили. Один снаряд, оцененный моряками как 21 см, упал близко к борту и вызвал значительные сотрясения на корабле, однако не вызвал никаких отказов техники. В 23.30 транспорты, невредимые, были отпущены в Кьелмё-сунде. Снарядов в этот раз насчитали 145, некоторые упали на вражеских батареях и порвали там кое-какие провода.
С Рыбачьего на самом деле увидели дымзавесу только в 19.02, а через минуту уже противник открыл огонь по нашим пушкам. В 19.06 ТПС увидела цель, по ней батареи дали несколько залпов, но в 19.24 цель уже была потеряна. Затем ее видели еще раз, тут огонь открыла только батарея №221. В этот раз никто ничего не видели и результатов не заявлялось. Потратили 196 снарядов, немецких насчитали 41 - снова без потерь и ущерба. Видимо, неопознанной целью был R.155, по которому вели огонь батареи 113 ОАД. Батареи 104-го ПАП также стреляли по вражеским батареям, а в 19.50 в море выслали единственный находившийся в Пумманки торпедный катер - №12. Так как немцы уже ушли, он естественно, никого не обнаружил и вернулся на базу.
Между тем, в Киркенесе вспыхнула эпидемия паратифа - 180 случаев у гражданского населения и 30 у военнослужащих - воду приказали брать только с водовоза GISELAU, на котором ее завозили с Вадсё.
18 ноября с 00.30 до 01.30 катера МО-114, 115  и 116 под прикрытием ТКА №12 поставили на подходах к Петсамо минную банку из шести КБ-3. Противник ничего не заметил.
19 ноября в 13.00 советские артиллеристы прислали 9 подарков на батарею «Зензенхаузер», но повредить там ничего не смогли.
21 ноября новый конвой в Петсамо отличался от прежних некоторыми мелочами. Во-первых, в охранении прибавился новичок - R.173. Компанию ему составляли уже почти что ветераны - R.151/153/155/157/202. На сей раз командир флотилии с ними не пошел, главным был командир R.202. Пароходы: HANNA CORDS (1891), THETIS (2788), GEIER, WILPO (500). Наконец, с конвоем должен был пойти метеоролог доктор Мюллер, чтобы посмотреть вблизи на место, погоду в котором ему предсказывать было особенно важно. В 13.45 конвой ушел из Якобснеса. В 19.30 его обнаружили прожектора, R.155 привычно стал дымить, советские орудия открыли огонь. Как было уже не раз, никаких особых неприятностей обстрел противнику не доставил - в 19.50 пароходы достигли Лиинахамари. Тем не менее, число выстрелов с Рыбачьего немцы оценили как 350 штук. Правда, Морской командир Киркенеса у себя в КТВ урезал осетра до 265. На это немецкие орудия ответили 189 выстрелами.
Нашими в 19.29 было обнаружено 2 катера у входа в Петсамо. Через 4 минуты цель обнаружила ТПС, а в 19.34 батарея №221 открыла огонь по головному катеру. Тут же они и скрылись, но почти сразу в луче прожектора увидели транспорт. Якобы он немедленно лег на обратный курс Зюйд - то есть наши с полным правом могли считать, что не дали ему выйти в море. В этот раз в стрельбе вслепую поучаствовала еще и батарея №232. В 19.45-19.57 советские орудия постепенно замолчали, всего ими было выпущено 329 снарядов, однако в 21.07 по непонятной причини командование вновь дало команду стрелять по последним данным ТПС. В ночь улетели еще 54 снаряда. Редкий случай - на сей раз немцы серьезно недосчитали разрывы, причем намного. Второй раз стрельба велась уж совсем по пустому месту - немцы посчитали, будто наши ждут немедленного выхода конвоя в Киркенес. Вражеских снарядов в этот раз насчитали 259 - привычно, никуда не попавших. Как уже бывало, в море запоздало выгнали ТКА №12. Он побывал на месте событий в аккурат между проходом двух конвоев и вернулся домой в 00.32 22 ноября.
Для немцев это были все еще прошлые сутки. В 03.00 они на самом деле двинули в путь обратный конвой, причем довольно большой: пароходы CHIOS, GREIF, PALOMA, RHEINLAND, REINHART L.M. RUSS. Увы, его наши вообще никак не заметили, хотя с Рыбачьего светило целых 3 прожектора, а пушки стреляли осветительными (последнее данными ЖБД 113 ОАД не подтверждается).
Осмелевшие от удачи немцы уже 23-го числа решили провести довольно необычный конвой. Вместо кучки медленных пожилых пароходов в Петсамо отправлялся новый (1937 г.), быстроходный (16 узлов) теплоход MATHIAS STINNES (5337). Не сказать, чтобы он вез какой-то особо ценный груз - сухой фураж, цемент, кукурузу. В 15.00 шесть тральщиков (R.151/153/155/157/173/202) приняли судно у Кьельмё-сунде. В 17.46 советский прожектор обнаружил противника и сразу началась постановка дымов, а через две минуты последовал обстрел. Однако в 18.10 теплоход уже исчез во фьорде, не получив ни царапины. Немцы отметили, что быстроходный транспорт находился под снарядами едва ли 20 минут, в то время, как медленные пароходы тратили на проход самого опасного участка 3/4 часа и даже больше. Проводка сильно облегчалась наличием на MATTHIAS STINNES УКВ-радиостанции. По мнению немцев, всего было выпущено 212 снарядов, на что их собственные батареи ответили только 82-я. Много на этот раз досталось обеим батареям на входе во фьорд. У них были зафиксированы значительные повреждения проводов и остекления. Также немцы считали, что смогли вызвать задержки в стрельбе советских артиллеристов и свечении прожекторов.
С Рыбачьего посты засекли цель в море в 17.39, а в луче прожектора НСУ и 4 катера увидели в 17.45, то есть фактически с немецкими данными разница всего в 1 минуту. Состав определили почти правильно, недосчитавшись пары кораблей эскорта. Огонь открыли в 17.50, а в 18.10 у входа в залив якобы видели пламя. Через 3 минуты 858-я батарея на основании увиденного огня заявила попадание во вражеский склад. В 18.18 дымзавеса рассеялась и стало видно, что вход во фьорд пуст. Как считалось, это заставило противника не входить в Петсамо, а прятаться в одной из бухт северо-западнее Нурменсетти. Расход боезапаса у нас составил 122 снаряда, противник как считалось, дал 141 выстрел. На сей раз пострадали 2 прожектора: у №22 разбило отражатель, у №13 перебило силовой кабель. Оба вышли из строя.
В 18.06 ТКА №12 вышел из Пумманки в засаду на подходах к вражескому фьорду. Немецкая акустическая станция зафиксировала это событие и данные передали на МТЩ. По мнению Морского командира Киркенеса, сколько-то тральщиков патрулировали вход, но в КТВ 7-й флотилии об этом нет ни слова. Как и в прошлый раз, ТКА ушел ни с чем.
Тральщики простояли в Лиинахамари целый день. Однако, перспектив на разгрузку большого числа прибывших судов в ближайшие часы не было, а из Киркенеса срочно надо было вести новый конвой, поэтому 25 ноября в 07.30брлн все 6 кораблей покинули гавань. Светившие прожекторы заметить маленькие цели не смогли. 4 корабля выставили тралы, чтобы не идти впустую, и проверили фарватер - безрезультатно. В Киркенес флотилия вернулась как раз к воздушной тревоге.
Дело в том, что в этот день авиация СФ совместно с 7-й ВА проводила в рамках обеспечения союзных конвоев операцию против вражеских аэродромов. Каждая из 2 основных площадок - Луостари (Петсамо) и Хебуктен (Киркенес) должна была подвергнутся удару 2 групп. По Луостари действовали 8 Ил-2 из 46 ШАП и 6 штурмовиков 7-й ВА с прикрытием 26 истребителей разных типов; по Хебуктену - 8 Ил-2 из 46 ШАП и 9 Пе-2, прикрытие из 20 истребителей.
Операция пошла неудачно с самого начала. Первая группа Ил-2 долго кружила, пытаясь встретиться с прикрытием, но нашли ее только 4 «яка»; в результате ведущий принял решение бомбить запасную цель - Титовку. Вторая группа штурмовиков собрала не только свои истребители, хотя и не все, но и прикрытие первой группы. Однако, встретив по пути дымку, эта группа тоже нанесла удар по Титовке. В качестве результатов ударов обеих групп было заявлено уничтожение 6 домов, 6 повозок, 12-14 очагов пожара и 4 подавленные зенитные точки. За это пришлось заплатить одним сбитым Ил-2.
«Пешки» нашли весь свой эскорт и пошли к цели - правда, из-за отказов техники одна вернулась, как и два истребителя. Остальные 8 бомбовозов с горизонтального полета сбросили по аэродрому 16 ФАБ-100, 12 ФАБ-50 и 480 мелких бомб. Результаты - 4 пожара и 3 взрыва. На отходе отряд атаковала тройка Bf.109, один из которых заявили сбитым. С нашей стороны не вернулись домой две «кобры».
Штурмовики 7-й ВА смогли без потерь ударить по Луостари. По заявкам летчиков там было уничтожено 5 одномоторных и 1 двухмоторный самолеты.
Командующему ВВС СФ ситуация нисколько не понравилась. Он приказал 46 ШАП нанести повторный удар по Луостари двумя восьмерками под прикрытием 25 истребителей. Опять возникла путаница, в результате чего 5 истребителей из прикрытия второй группы полетели с первой. С 13.49 до 13.51 обе группы нанесли удары по аэродрому с двух заходов. В первом выпускали РОФС и РС с пикирования, во втором сбрасывали бомбы с высоты 300 м и обстреливали стоянки пушечно-пулеметным огнем. Израсходовано было 32 ФАБ-100, 32 ЗАБ-100, 4 РОФС, 60 РС-82, 25 ДАГ-25, 1650 патронов 12,7 мм и 2390 снарядов ШВАК. Уничтоженными считались не менее 11 вражеских самолетов (в том числе один заявили «харрикейны»); подавленным - 6 зениток. На земле видели 26 очагов пожаров. Над целью и на отходе советские самолеты были атакованы истребителями противника - их насчитали 25. В результате их действий и  зенитного огня было потеряно 6 штурмовиков, еще один, пилота мл. лейтенанта Скопинцева, сел на вынужденную посадку на озеро Черногубское. Наконец, два штурмовика были сильно повреждены в воздушном бою и один сел на брюхо на своем аэродроме. Также не вернулись 1 Як-1 и 4 Р-40. В ответ было заявлено сбитыми 14 «мессеров» (в т.ч. 5 - пилоты и стрелки Ил-2). Один из сбитых пилотов «киитухоков», лейтенант Анучин, вернулся к своим 30 ноября, как и один из стрелков штурмовиков (краснофлотец Скороходов).
Немцы налетом на Хебуктен не были впечатлены - 20 сброшенных бомб не нанесли никакого вреда. Видимо, в основном «бомбовый дождь» пролился мимо. На аэродром Петсамо зафиксированы налеты в 10.25 (7 самолетов) и в 13.50-14.00 (не менее 24 самолетов). Про ущерб ничего не говорится, хотя в лагере «Луостари» бомба попала в бункер с оборудованием, причинив небольшой ущерб. Немецкие истребители заявили 30 сбитых. С земли военнослужащие 2 ГЕД наблюдали 3 сбитых: 1 машина упала в 5 км ЮВ «Качберга», там взяли в плен 1 летчика. Считалось, что в останках машины был еще один сгоревший пилот. 2-я машина упала в 500 м вост. Эрика-Кугель и оказалась почти целой. Один летчик погиб в бою с немецкой поисковой группой, второй смог ускользнуть в темноте. Возможно, именно его, раненого, задержали в 22.00 27 ноября полевой дозор FW 27. Второй вариант: это пилот истребителя, найденного в 3 км от поста на следующий день, почти наверняка, жертва того же рокового дня, 25.11.43. Наконец, 3-й самолет упал вост. Грихенкогель. По мнению немцев, налеты на аэродром Петсамо продолжались весь вечер: 19.50, 20.00, 21.00 и 23.40 (налеты дальних бомбардировщиков, см. ниже).
26 ноября шесть тральщиков, едва вернувшихся из Петсамо, отправились туда снова в 14.00. С собой они вели пароходы RIGA и LINEA. Первый вез боеприпасы, второй - масло (видимо, в бочках). В 18.38 советский прожектор захватил лучом конвой, в 18.42 начались разом постановка дымов и стрельба. Снова главной целью был R.155, метавшийся перед входом в залив на максимальной скорости зигзагом. Взрывы почти накрывали его, чуть-чуть отставая по ходу. В 19.02 конвой скрылся в заливе, не имея повреждений. Немцы насчитали 162 разрыва, но из них около 70 пришлось на окрестности батареи «Петсамо». Снова она отделалась порванными электрическими и телефонными проводами. Немецкие артиллеристы отвечали 82 снарядами.
С советской стороны происходило нечто такое, что можно описать как дежа вю. В 18.35 посты увидели катер в море, в 18.41 было уже «два МО». В 18.43 батареей №221 был открыт огонь, а уже в 18.46 якобы наблюдали попадание в катер. Он пропал, огонь по морю прекратили. Стреляла дальше только батарея №858, которая увидела в 19.02 вспышку огня на м. Романов. Впрочем, в выводах это оставили без внимания, ограничившись одним «утопленным катером» - так R.155 «ушел на дно» во второй раз. Его испуганные коллеги якобы отступили и спрятались за мысом Нурменсетти. Охотиться на них в 19.05 вышел все тот же ТКА №12. Как всегда, с чудовищным опозданием, когда немцы уже скрылись... Наши на самом деле выпустили 111 снарядов, а немецких насчитали больше реального количества - 99. Впрочем, все равно результатов противник не добился.
Ночью катера МО-114, 115 и 116 под прикрытием ТКА №13 и 14 выставили на подходах к Петсамо очередную банку из 5 мин КБ-3 и одного минного защитника. Торпедные катера потом пришли в Пумманки.
Бомбежка вражеских аэродромов продолжилась, теперь в ночное время. 12 ДБ-3Ф одиночным порядком, сделав 20 вылетов, сбросили по Луостари 143 ФАБ-100, 48 ЗАБ-100 и 9 САБ-100. Наблюдались два пожара. Еще 3 таких же самолета бомбили Хебуктен (18 ФАБ-100, 9 ЗАБ-100, 3 САБ-100). Тут ничего не наблюдалось из-за облачности. Еще 2 ДБ-3Ф из-за неисправности возвратились домой с бомбами, причем один - дважды. Один самолет из вылета не вернулся.
Увы, навигационная подготовка для ночных полетов у наших летчиков оказалась невысокой. У районе Петсамо зафиксирован пролет всего 7 самолетов, а бомб немцы увидели и того меньше - 4 штуки, причем, ни одна не упала вблизи аэродрома. Над Киркенесом вообще никого не видели и не слышали.
27 ноября батареи 113 ОАД провели огневой налет на гавань Лиинахамари, где скопилось большое количество судов и кораблей. Разведка, проведенная днем, отметила там 3 транспорта, 2 тральщика, 1 СКР и 4 СКА, плюс еще один транспорт предположительно у причала. В 18.30-18.32 вели огонь батареи №221 и 140, в 18.37-18.41 - батарея №858. Первая дала 30 выстрелов, остальные две - по 40. В выводах честно отмечено, что стрельба велась вслепую и результаты ее не наблюдались, и что хорошо бы сопровождать такие стрельбы корректировщиком.
А результаты-то на самом деле были очень неплохие. Немцы насчитали около 200 снарядов. Было повреждено много бараков, убито 4 и ранено 10 зенитчиков. Считалось, что нашим стало известно о разгрузке в порту артиллерийских снарядов. Суда при обстреле не пострадали, так как стояли в глубине фьорда.
28 ноября рано утром акустическая станция фиксировала работу моторов ТКА - это наши выходили на поиск в Варангер-фьорде. Вечером 26 самолетов сбросили 34 осколочные бомбы на аэродром Петсамо. В результате - 2 погибших и много раненых зенитчиков. Еще 66 бомб немцы насчитали в ночь на 29-е, но все в дикой местности. На самом деле с 28 на 29-е наши ДБ-3ф сделали 34 вылета, сбросив 303 ФАБ-100, 15 ЗАБ-100цк и несколько осветительных бомб. Экипажи докладывали о 7 пожарах, пара самолетов получили повреждения от зенитного огня, а один самолет разбился при посадке на своем аэродроме.
29 ноября резко похолодало, отчего в море воцарилась ледяная дымка, сильно затрудняющая мореплавание. Больше никаких событий в ноябре не было.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Немецкие торпедоносцы на Балтике

    Многие знают, что немецкие торпедоносные самолеты активно действовали на Севере. Про то, что такие же пепелацы летали и на Черном море, наверное тоже…

  • Еще 2 книги про Арктику

    Вроде я обещался про них написать, хотя, может быть и зря. Обе книги на мой взгляд, какие-то андеграундные. Ну, типа как панки в музыке - запилили…

  • Black Cross/Red Star, vol 1, First Edition

    Итак, произвел выборочное чтение двух глав этого самого первого тома К. Бергстрёма. Он недавно очень сильно форсил вновь выходящий том - пятый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments