igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1943 г., часть 8

Август

1 августа немцами отмечена новая советская батарея на полуострове Средний - северо-восточнее «батареи 211». На самом деле это 858-я переехала на новую позицию. В этот день она сделала 12 пристрелочных выстрелов по батарее «Зензенхаузер» (немцы насчитали 15). Еще позже, в 22.32, над устьем Петсамо-фьорда разыгралась небольшая трагедия.
В тот вечер семь машин из ябо-штаффеля (14./JG 5) провели налет на аэродром Пумманки. Каждый сбросил по одной бомбе, из них 4 упали на летное поле, а остальные мимо. Никаких повреждений они не причинили. Советская батарея №255 заявила сбитым самолет ведущего, но на самом деле досталось одному из ведомых - «качмареку», который во время пикирования обогнал ведущего и вырвался вперед. Пилот, унтер-офицер Бёттгер, смог приводниться на подбитом самолете в 10 км западнее острова Хейнесаари в 21.35. Кое-как он смог пересесть в резиновую лодку; его камрады сбросили на месте приводнения красный дымовой буй и улетели на аэродром. Заправившись и вооружившись, «фоккеры» из 14-го штаффеля вернулись вместе с несколькими «мессерами». Кроме того, из Вадсё вылетел спасательный Do.24, а из фьорда вышел катер. Катер сразу был загнан обратно сильным артогнем. Снаряды падали и в месте приводнения, пытаясь помешать спасательным работам. «Фокке-вульфы» стали штурмовать батареи, немецкие артиллеристы равным образом не остались в стороне. Более того, с аэродрома Пумманки наперехват взлетело девять истребителей, причем им дан был приказ расстрелять лодку и летчика. Однако, к тому времени, когда пять «харрикейнов» смогли обнаружить цель, Бёттгера уже подобрал гидросамолет. Поэтому расстрелять смогли только пустую лодку, хотя наши считали, что она была с летчиком. Do.24 во время спасательной акции был тоже поврежден. Самолетов врага советские истребители каким-то образом обнаружить не смогли (хотя еще 10 Як-1 из 20 ИАП вылетали нарочно для охоты на летающую лодку). Батарея «Зензенхаузер» похвалялась попаданиями в 2 орудия батареи «208», на обеих немецких батареях у входа в залив имелись небольшие повреждения. Расход снарядов у противника составил 137 штук, с нашей стороны якобы прилетело в два раза больше.
Что же наши? В принципе, наблюдения были правильны: видели До-24 и прилетевшие часом позже 5 Фв-190. По немецким батареям и месту приводнения летчика дали 140 снарядов, в ответ получили якобы 295. Нашим все это дорого встало: в первое орудие 140-й батареи попал снаряд, который вывел его из строя. При этом 4 человека было убито, 5 ранено. На 2-й батарее повреждены тара и гильзы, дульный тормоз одного орудия. Похоже, что именно после этого боя на 76-мм батарее в строю осталось только одно орудие.
2 августа батарейцы с обеих сторон, можно сказать, отдыхали. С утра пораньше наши обстреляли очередной катер на выходе из фьорда 26 выстрелами - батарея «Ристиниеми» ответила ему 24 снарядами, из которых один якобы попал прямо в советское орудие. На самом деле наши выпустили 28 снарядов, немецких насчитали 24. Никаких реальных попаданий не было.
В полдесятого утра по Берлину «Занзенхаузер» вдруг сделала 10 выстрелов по советской батарее «205» и якобы 3 раза попала. Наши пишут о 7 никуда не попавших снарядов. Довольно необычный случай, ибо в основном немцы стреляли в ответ или когда проходил конвой.
4 августа командир батареи «Зензенхаузер», обер-лейтенант морской артиллерии Тюлиг, был тяжело ранен во время «несчастного случая с МР-40». Его пост в качестве и.о. занял лейтенант морской артиллерии Циммер. Не везло этой батарее с начальством...
5 августа, в 13.00, на Лиинахамари внезапно начали падать бомбы. Это были 4 истребителя-бомбардировщика «харрикейн», наносившие демонстративный удар с целью отвлечения истребителей немцев от торпедоносцев, напавших чуть раньше на конвой. 8 АО-25 нацеливали на портовые сооружения, но попаданий никто не видел - их и не было. Прикрытие из 5 Як-1 противника тоже не встретило.
6 августа вечером сначала пара советских батарей обстреляла немецкий катер, сделав по 10 выстрелов. Затем третья батарея сделала огневой налет на порт: тут упало 30 снарядов. Целью по мнению немцев были поселок, гавань и мосты. На самом деле в первом случае огонь вела только батарея №2, во втором целью батареи №140 были позиции 210-мм батареи противника. В обоих случаях немцы удивительно точно посчитали разрывы - копеечка в копеечку.
Примерно в это же время (вылет 21.30-22.55) шесть Пе-2, которые вообще-то должны были бомбить Киркенес, но не дошли до цели из-за плохой погоды, вывалили свой груз на Лиинахамари. Запасной целью для них были топливные баки, в этом районе пилоты якобы наблюдали пожары. На самом деле никаких повреждений нанесено не было.
В 11.00-11.25 28 советских самолетов атаковали немецкие укрепленные пункты Зандбанк, Гроссер Инзельзее и квартиры 10 роты 388 гренадерского полка фугасными бомбами, выливным фосфором и огнем бортового вооружения. Повреждения в документах не отражены, лишь один обожженный фосфором из упомянутой роты. В ответ якобы огнем пехоты (11 рота 388 ГП) сбит самолет в 1,5 км западнее Гроссер Инзельзее. На самом деле бомбежку проводили 8 Ил-2 под прикрытием 8 «харрикейнов» и 15 Як-1.
В 14.55 налет повторился, но гораздо более скромными силами: 5 истребителей и 1 бомбардировщик. На сей раз были сброшены только листовки.
8 августа прогремела пара коротких артиллерийских боев, вызванных проходом катера. Немцы насчитали 34 снаряда, а их четыре батареи в ответ выпустили 38.
В тот день опять огонь вела батарея №2, которая в 09.37 до 09.50 сделала 12 выстрелов. Стрельба была прекращена сразу после трагедии: снаряд попал прямо в 3-е орудие, убив 3 человек. Батарея №858 выстрелила 2 снаряда.
12 августа 20 снарядов упало на входе в Петсамо-фьорд. Немцы не смогли засечь, кто вел огонь. Это была батарея №221, которая вела огонь по данным теплопеленгатора. На самом деле выстрелили только 15 снарядов.
Вечером 14 августа шестерка Пе-2 из 29 БАП под прикрытием 20 истребителей бомбили стоявшие у о. Ренё немецкие суда. Один бомбардировщик вернулся из-за неисправности, остальные сбросили 10 ФАБ-250 с пикирования и заявили потопленным транспорт в 12000 т. На самом деле все бомбы промазали. Над вражеской территорией наши самолеты потерь не имели, но на обратно пути, над м. Сеть-Наволок, одна «аэрокобра» из 255 ИАП внезапно упала в море. Ее пилот (капитан Товстый) погиб.
15 августа в 16.42 советская батарея обстреляла выходивший из Петсамо мотобот и сама стала целью для снарядов батарей «Петсамо» и «Лиинахамари». Результатов нет ни у одной стороны. Расход снарядов с советской стороны 13 снарядов, от немцев насчитали 29 «подарков».
16 августа в районе Яр-фьорда вынужденно приводнился гидросамолет Ar.196. Ему на помощь выходили буксир PELLWORM и МТЩ R.59/121.
18 августа батарея «Ристиниеми» сделала 49 выстрелов по советской батарее «202». В ответ советская батарея «214» прислала 5 «гостинцев», упавших в акватории порта. По мнению наших, немцы вели огонь по машинам, едущим из хлебопекарни, и стреляла якобы 210-мм батарея. Так по пекарне и насчитали 46 снарядов, почти правильно. Никто никуда не попал, а в ответ палила 858-я батарея с новых позиций.
19 августа фельдфебель Томанн из 9 штаффеля JG 5 внезапно упал горящим в гавани Киркенеса. После этого зенитки вели огонь по двум другим самолетам, тоже оказавшимся немецкими - но они не пострадали. Хотя Морской командир в КТВ уверяет, что по первому самолету никто огонь не вел, товарищи сбитого были уверены - виноваты зенитчики.
21-го числа самолеты-разведчики обнаружили большое количество самолетов на немецких аэродромах, из-за чего на следующий день по ним решили нанести удары. Действия против Свартнеса выходят за рамки темы и будут описаны позже; аэродром Петсамо (Луостари) первыми посетили восемь «кобр». Появившиеся рядом четыре «мессера» вяло провели бой, никаких результатов для обеих сторон не имевшим. Наши истребители спокойно проштурмовали зенитки в южной части аэродрома. В это же время к цели подлетали 6 Ил-2, возглавляемые ст. лейтенантом Осыкой, под прикрытием 12 истребителей (поровну «харрикейнов» и «яков»). Видимо, именно против них устремились немецкие самолеты. По данным штурмовиков, они были атакованы 15-20 истребителями противника и в бою некоторые ВАП-250 стали загораться под «илами». Из-за этого приборы сбросили преждевременно, после чего группа пробомбила и обстреляла из бортового оружия склады южнее аэродрома. Эскорт этого отряда заявил сбитыми 7 «мессеров» - еще один заявил стрелок одного из штурмовиков. 78 ИАП потерял сбитыми 2 машины, оба пилота пропали.
Вторая группа из 8 Ил-2, ведомая командиром 46 ШАП майором Михайловым под прикрытием семи «харрикейнов» и 6 ЯК-1, смогла зайти на цель без помех и сделала два захода. На аэродроме был замечен большой взрыв, загорелось 10 самолетов. Пара штурмовиков, в том числе самолет командира, поврежденные огнем зениток, дотянули до своей территории, где совершили вынужденные посадки. Оба они были потеряны, но летчики не пострадали. Еще два самолета были сильно повреждены, а еще один стрелок Ил-2 заявил сбитым Фв-190. «Яки» из прикрытия потеряли один самолет. Семь «харрикейнов» 27 ИАП в этот день несли бомбы, хотя задача при этом заключалась и в эскортировании штурмовиков. Английские машины сбросили 9 ФАБ-50, а потом вели бой с немцами, в котором заявили сбитым 1 Ме-109. За это пришлось заплатить одним потерянным самолетом.
Кроме указанных самолетов, в воздухе находилось еще 5 «яков» - возможно, группа отсечения.
Всего за день было заявлено 12 сбитых немецких самолетов (7 - «яки», 2 - «илы», 3 - «харрикейны»), свои потери составили 2 штурмовика, 3 «харрикейна» и 1 Як-1.
Следует упомянуть, что на поиски сбитого майора Михайлова вылетала четверка Як-1. Один из них в бою с Ме-109 улетел слишком далеко на юг, как записано в документах - израсходовал все горючее и сел на вынужденную. Самолет был разбит, летчик невредим.
С немецкой данные по потерям и повреждениям на земле отсутствуют - хотя один Bf.109 из II группы получил в тот день «повреждение шин» на 20%. Видимо, это была единственная задокументированная потеря на аэродроме. В воздушном бою был сбит и ранен фельдфебель Эндерле из 4 штаффеля.
22 августа наконец в море вышел новый конвой до Петсамо. По меркам лета 1943 г. он назывался «большим» - под охраной R.64/58/59/121/122/155 и финского СКР TURJA шли сразу 7 пароходов и один буксир (LINEA (737), DOLLART, BERA, KRÜCKAU, RIGA, MARGARETA, HENRY, KUREFJORD (178)). В 22.30 караван покинул Киркенес. По дороге тральщики опять подсекли мину, а самолеты-дымопостановщики не прибыли вовремя. Несмотря на это, флагман - обер-лейтенант Йедике - решил прорываться самостоятельно. Его корабли поставили у входа в залив многочисленные дымовые буи, а R.155 начал ставить дым из приборов. Впервые применялись «дымящие бочки», дававшие особенно темный и плотный дым. Советские батареи открыли огонь только когда конвой уже прошел Нурменсетти, снаряды ложились около Нурменсетти и идущих впереди тральщиков. С 04.10 до 05.45 немцы насчитали 368 разрывов. МТЩ проходили чуть дальше входа во фьорд, чтобы отвлечь внимание пушкарей и поставить дополнительные дымы. Этот маневр поставил в тупик все же прибывшие самолеты, и прикрывать вышедшие из-за дымов МТЩ пришлось батарее «Зензенхаузер». Несмотря на то, что пароходы шли медленно из-за плохого угля, никто из них не пострадал. Отпустив подопечных, тральщики отправились обратно в Киркенес. На траверзе Нурменсетти их атаковали опоздавшие советские самолеты. Немцы насчитали 9 машин, но только одна бомба упала в 500 м по правому борту МТЩ. Остальные бесполезно взорвались на скалах и в воде на входе во фьорд. Корабли отстреливались и при помощи пары истребителей якобы смогли сбить один самолет типа Пе-2.
Немецкие батареи отвечали 107 снарядами. Уже после прохода конвоя советские артиллеристы сделали огневой налет на батарею «Лиинахамари», но попаданий не добились.
Наши обнаружили противника в 03.49, как 10 неопознанных судов. Несмотря на жалобы немецких моряков, наши видели пару Не.115 уже в 04.00. В плотных дымах ничего разглядеть не могли, поэтому огонь в 04.56 открыли методом огневой завесы - но стреляли всего минуту, после чего в 04.57 батарея №2 стреляла по ставившему дымзавесу МТЩ. Затем еще несколько раз ставили завесу, а теплопеленгатор сообщал о движении невидимых транспортов. В 05.41 закончилась последняя стрельба, однако тут же батарее №140 приказали сделать налет на Лиинахамари. Общий расход боеприпаса у наших составил 351 снаряд, немецких насчитали 196. На батарее №232 были контужены 2 человека (снаряд попал в бруствер и орудие засыпало), на батарее №221 на 3-м орудии сорвало болты крепления щита и аккумуляторную площадку - непонятно, от вражеского воздействия или от своей стрельбы?
Кто же охотился за немцами с воздуха? Это была шестерка Пе-2 с аэродрома Ваенга под прикрытием 7 Р-39 и 6 Як-1, а также семь истребителей-бомбардировщиков «харрикейн» и И-16 с Пумманки (4 и 3, соответственно). Последние целей не нашли совсем, но «англичане» провели бой с одним Не-115 и одним Ме-109, безрезультатно.
«Пешки» бомбили «конвой» с горизонтального полета (высота 2900 м) и утверждали о попаданиях в транспорт 4-6000 т и сторожевик, причем СКР якобы даже затонул. Один бомбардировщик был сбит, а потом в бою на отходе немецкие истребители сбили еще один, а также по одному Як-1 и «аэрокобра». Только один летчик смог выжить (пилот «кобры»)... Наши заявили только один сбитый «ФВ-190» (Р-39), но в бою участвовали «мессеры» из 7, 8 штаффелей и штаба II группы JG 5 (по советским данным - 2 группы в 8 и 6 самолетов). Все вместе они заявили 10 сбитых, без потерь со своей стороны. Один Пе-2 видели упавшим со Среднего в 05.55.
24 августа все было почти спокойно - стороны ограничились вялыми перестрелками. 3 снаряда прилетели на батарею «Зензенхаузер» в 14.18, чуть позже советская батарея выпустила еще 30 штук по двум катерам, доставлявшим грузы в устье фьорда. Немецкие артиллеристы вступились за своих, но в коротком бою ни одна сторона не достигла успехов. Пароход HENRY доложил об отражении налета 6 советских самолетов в 05.40 своими 2 пулеметами. По мнению зенитчиков из роты «Тромсё», они слаженно открыли огонь по подлетавшим на высоте 600 м машинам (почти наверняка - «харрикейнам»). Велся огонь с 1500, все 6 сброшенных бомб упали мимо цели. Потратили на отражение атаки немцы 293 патрона к пулеметам. Скорее всего, в дате донесения ошибка, и дело происходило днем раньше.
26 августа 4 тральщика 5-й флотилии МТЩ (R.121/58/59/155) провели проверку фарватера Киркенес - Петсамо и смогли уничтожить еще две советские мины. Наши эти передвижения не заметили.
28 августа с батареи №222 заметили пролетавшие мимо 32 Ю-87, 12 Ю-88 и 13 Ме-109. Целью их была бухта Озерко (правда там насчитали поменьше - 26 Ю-87, 10 Ме-110 и 12 ФВ-190). Именно туда высыпали основной бомбовый груз, один человек был убит и 7 ранено, убито 9 лошадей. На самой батарее №222 зафиксировали сброс 7 бомб, 1 раненый. Батарея претендовала на сбитый Ю-87, который в 10.59 задымился и пошел со снижением. Но на него также претендовали зенитчики из района бухты Озерко. Скорее всего это был подбитый «фоккер» (зав. №2167) из ябо-штаффеля, получивший в тот день над бух. Эйна 10% повреждений.
30 августа батарея «209» выстрелила 10 снарядов по катеру в устье фьорда - данными 113 ОАД это не подтверждается.
31 августа R.122 и 155 в 12.30брлн вышли из Киркенеса при плохой видимости, чтобы забрать в Лиинахамари разгрузившиеся транспорты. В 15.10 видимость внезапно улучшилась и советские батареи открыли огонь. Противник был взят в вилку первым же залпом, окатив немцев настоящим дождем осколков. R.122 кратковременно отвернул назад, R.155 продолжал идти, выставляя дымовую завесу. Его товарищ тем временем снова повернул на запад и ушел, не отвечая на вызовы по радио. На самом деле, первый же снаряд упал в 1 м от левого борта R.122, выведя из строя левую машину, вспомогательный мотор, радио и все электрооборудование. 2 человека было убито, 2 ранено тяжело и 2 легко. Командир благоразумно решил вернуться, так как жизнь раненых находилась под угрозой, и оставшийся мотор работал с уменьшенными оборотами. Устранить повреждения в Киркенесе, кстати, не удалось и позже тральщик ушел на ремонт на юг.
Тем временем R.155 смог прорваться в Лиинахамари без царапины и в 22.50 повести за тралами конвой. Чуть раньше в устье Петсамо-фьорда незамеченными прибыли остальные 4 корабля 5-й флотилии (R.64/58/59/121). Все вместе, без помех с советской стороны, они вывели в море почти все те суда, которые ранее привели в Лиинахамари (DOLLART, BERA, KRÜCKAU, RIGA, MARGARETA, HENRY). В 05.00, в первый день осени, конвой был распущен в Кьельмё-сунде.
У нас впервые в документах мелькает запись о том, что разведка предупреждает о скором конвое из Петсамо. В 10.15 батареи привели в боеготовность №1. В принципе, данные были верные, но в тот момент еще было рано готовиться. Только в 15.20 обнаружились оба спешащих в Лиинахамари МТЩ. В 16.06 огонь открыла батарея №221 по второму в строю катеру, в 16.08 батарея №140 - по головному. В 16.20 катера скрылись в дыму и никто ничего больше не видел. На всякий случай 221-я батарея в 16.31 проверила завесу. Всего наши выпустили 104 снаряда, немецких насчитали 43.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • PQ-18

    В большой подборке документов, посвященной борьбе с означенным конвоем, можно найти отчет 5 ВФ, сделанный в октябре. Он примерно наполовину состоит…

  • Действия торпедоносцев на Черном море в августе 1941 г.

    Разогретый вновь взбурлившей на "Цусиме" темой потопления АРМЕНИИ, я с удовольствием прочитал в документах РВМ небольшой отчет по сабжу. Вот он…

  • Люфтваффе на Восточном фронте в 1944 г.

    Не так давно на какой-то дзеновской помойке мимоходом попалось мне утверждение, что Люфтваффе на востоке за войну совершили 1,8 млн. боевых вылетов.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments