igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1943 г., часть 7

Июль

Боевые действия в этом месяце начались перестрелкой батарей 2 июля. 113-й ОАД открыл огонь в 13.20 - первая стала стрелять батарея №140. Всего за четыре часа выпустили 140 снарядов по Лиинахамари. По мнению немцев, обстрелу подверглись район Шведского причала и резиденции капитана порта. Некоторые здания и бараки получили повреждения, прервалась телефонная связь, имелся один раненый. Кроме того, один снаряд попал в пароход RIGA, который вследствие повреждений не мог разгружаться. На судне также был один раненый. Всего немцы насчитали 115 разрывов. В 13.47 немцы стали вести ответный огонь и выпустили ровно столько же снарядов – наблюдалось накрытие «батареи 205», на которой прислуга покинула орудия. На территории «батареи 210» что-то дымилось в течение 45 минут. С нашей стороны насчитали 107 разрывов; 4 человека было ранено. Вечером в тот же день был обстрелян ходивший на мыс Романов финский пароходик RUJIA – без попаданий.
2 июля рано утром моторные тральщики пытались вывести конвой в Киркенес. Суда даже построились внутри Петсамо-фьорда, однако командир в конце концов посчитал, что видимость слишком хорошая – и все снова разбрелись по якорным стоянкам. В 11.45 немцы опять собирались выходить – и во второй раз за день передумали.
4 июля по немцам якобы вели огонь два вновь установленных и хорошо замаскированных орудия со Среднего. Целью были вход во фьорд и расположенные по сторонам немецкие батареи. Единственное, чего смогли достигнуть 20 выпущенных советских снарядов – нанести небольшие материальные повреждения батарее «Петсамо». Судя по всему, огонь вели не орудия 113 ОАД.
5 июля те же самые новые орудия обстреляли RUJIA, а в 22.17-22.25 «батарея 209» сделала 22 выстрелов по финскому рыбачьему катеру на входе во фьорд. Снова без попаданий; немецкая батарея с Ристниеми послала в ответ 7 снарядов и якобы добилась попадания в наблюдательный пункт своей противницы. Это не помешало «батарее 209» ровно через сутки опять обстрелять саперно-десантный катер 15 снарядами. Теперь в бой вступила батарея «Петсамо», ответившая 8 выстрелами, на сей раз без заявок на попадания.
Только 7 июля ночью погода наконец была настолько плоха, что позволила противнику вывести свой караван без всяких дымопостановок, совершенно незаметно для советской стороны. Под охраной R.53/57/58/59/90 вышли пароходы leba, riga, KRÜckau, dollart, BERA и БДБ F.196. Петсамо они покинули уже на следующие сутки по московскому времени и в 06.30 конвой без помех зашел в Кьелмё-сунд.
9 июля целью для стрельб двух советских батарей стал полуостров Нурменсетти. «Мыс Романов» поспешила вступить в бой и выпустила 8 снарядов, после чего снова наблюдалось сильное дымление в районе «батареи 210». Даже большие пушки с батареи «Лиинахамари» поучаствовали в перестрелке, послав на Средний три «чемодана». Тем не менее, наши намного превзошли противников. Общее число выпущенных снарядов – 23. На батарее «Петсамо» был один легкораненый и повреждения строений и проводов. По мнению советской стороны, немцы начали первыми, ведя огонь по позициям батареи №858.
9 июля немцы переполошились, когда береговой акустический пост засек шумы подлодки на северо-западе. Звуки регистрировались в течение 3 часов, с 08.30 до 11.45. Вероятно, это была Щ-422 на позиции около Вардё – Маккаура – если к тому времени она уже не погибла. Странно, что совершенно никаких мер в ответ на это обнаружение предпринято не было. Кроме того, в тот день опять относительно много стреляли пушки. Сначала в 14.50 «батарея 208» выпустила 8 снарядов по RUJIA (тщетно). Через час обстрелу подвергся рабочий катер – по нему прилетело 15 снарядов, все мимо. На это немцы стали отвечать – обе их внешние батареи выпустили общим счетом 14 снарядов, при этом якобы достигнув 2 попадания по «батарее 209». Кроме того, батарея «Ристниеми» 16 раз выстрелила по неким «работающим русским и колонне грузовиков», добившись накрытия. Неясно, что было ее целью, потому что у нас нет ничего за этот день - зато по мнению наших, немцы стреляли вечером 11-го, выпустив 11 снарядов по автомашинам - безрезультатно.
10 июля БАП Нурменсетти опять запеленговал шумы подлодки в северо-западном направлении. По батареям объявили тревогу. В 23.48 над водой севернее входа во фьорд показалась рубка подлодки, которая почти сразу погрузилась обратно под воду. В течение получала никаких звуков с того направления не принималось, потом лодка стала двигаться на ВЮВ. Шумы пропали в 01.03. Вдруг в 01.48 11 июля ненадолго подлодку в надводном положении увидели с батареи «Петсамо». Противокатерная пушка (7,5-см) сделала по ней 2 выстрела, результат не наблюдался. Крупнокалиберные орудия не могли вступить в бой из-за слишком малой дистанции. Стоит добавить, что на следующий день Не.115 и Ме.110 заметили подлодку между Вадсё и Кибергом: они атаковали ее глубинными бомбами и пушечно-пулеметным огнем. По идее, все эти факты говорят о том, что это была Щ-422, в противном случае слишком много разного рода ошибочных наблюдений. Возможно, именно эта атака самолетов стала для лодки роковой? Впрочем, самолеты не докладывали ни о каких видимых результатах.
11 июля вражеская артиллерия не давала житья нашим пушкарям на Среднем. В период с 16.35 до 17.12 батарея «Ристниеми» стреляла по складам и жилым баракам восточнее «батареи 205». Частично цели были уничтожены, по мнению наблюдателей. Ответный огонь ложился хорошо и некоторые разрывы – рядом с командным пунктом батареи. В 23.18 немцы начали стрелять опять, метясь в пожарные команды, которые тушили пожар барака рядом с «батареей 205». Пожарников якобы всех разогнали, а пожар разросся еще больше. В 23.36 вступившие было в бой советские батареи были по мнению немцев приведены к молчанию. Такое впечатление, что даты сильно спутаны в наших и немецких документах, потому что в ЖБД 113 ОАД есть перестрелка 12 июля с 15.38 до 16.15, когда немцы на самом деле обстреляли рабочую команду из 254 МСБ на позициях 140-й батареи. При этом был тяжело ранен ком. взвода. Вечерняя перестрелка привела к временной потере связи, других повреждений 90 немецких снарядов не принесли.
В дальнейшем, перестрелки были вялыми до 15 июля, когда в 20.20 обстрел саперного катера привел к большому бою между артиллерией с обеих сторон. К сожалению, никаких точных цифр документы не сообщают, хотя стреляла вся Артиллерийская группа «Финляндия». С немецкого берега наблюдались 2 попадания в бункеры, большие пожары – пожарные команды якобы успешно разгонялись немецкими снарядами.
На самом деле это горел торф рядом с позициями 140-й батареи. Снова вышла из строя вся связь, пожар доставил много забот, однако потерь и материальных повреждений не нанес. По нашим данным, противник выпустил 23 210-мм и 96 150-мм снарядов. Наши в ответ дали 77 снарядов и думали, что попали и вывели из строя одно 210-мм орудие.
16 июля моторные тральщики 5-й флотилии (R.64/58/59/122) провели в Лиинахамари три небольших каботажника с грузами: BUG, HENRY (626), MARGARETA (369). Прорыв состоялся в полночь по Берлину и проходил под мощным огнем советских батарей - противник насчитал 350 выстрелов. Искусное применение дымовых приборов тральщиков, а также помощь самолетов-дымопостановщиков позволило каравану пройти во фьорд почти без повреждений. Кроме артиллерии, в этот раз была угроза и с воздуха: пара самолетов атаковала корабли, сбросив 8 бомб и обстреляв ППО. От обстрела на R.64 было два раненых. Немецкие истребители пытались противодействовать советским летчикам, и одному из них это дорого обошлось: его сбили над устьем Петсамо-фьорда. К счастью для него, тральщики смогли подобрать неудачника. Немецкие батареи выпустили по своим визави 270 снарядов. Уже после того, как конвой зашел, советские артиллеристы выпустили по гавани еще 30 снарядов, но опять же, никуда попасть не смогли.
С нашей стороны в этом весьма серьезном по меркам Заполярья бою ситуация развивалась так: состав конвоя был определен почти правильно: транспорт, танкер, тральщик и 4 сторожевика. В разные моменты времени над батареями фиксировали 6 и 9 Ю-87. В 01.02 2 Хе-115 начали ставить дымы, в 01.06 к ним присоединилась батарея с Нурменсетти, а в 01.10 - вражеские катера. Выставленные дымовые завесы на самом деле оказались чрезвычайно плотными и ничего не давали разглядеть. Батареям пришлось вести заградительный огонь вслепую (начат в 01.13), лишь иногда в дыму видели транспорт или катер. Это не помешало предположить, что один транспорт был поврежден. Видимо, основаниями для этого стали замеченные в завесе черные дымы. В 01.58 видели как будто упавший в море Ю-87. В принципе, можно сказать, что наблюдатели не ошиблись, потому что после прибытия в Лиинахамари BUG доложил, что имеет легкие повреждения от осколков. Советские артиллеристы выпустили в общем около 150 снарядов (точные цифры не указаны в ЖБД), немецких насчитали 319, плюс 68 бомб. На 140-й батарее были убиты двое. Видимо, были еще раненые и кто-то умер, потому что в 14.10 батарея №858 дала 3 салютных залпа в честь погибших.
За час до прохода конвоя, в 01.04 по Москве, девятка Ju.87 и семь Bf.110 нанесли по батареям бомбовый удар, но повреждения были незначительны. Зенитчики при этом заявили 2 сбитых «сто девятых» и 1 «сто десятый». Почти сразу ВВС СФ нанесли ответный удар: пара Ил-2 из 46-го ШАП, 6 «харрикейнов» и 6 И-16 взлетели для этого с аэродрома Пумманки. Прикрывать их прибыл с Ваенги внушительный отряд - 28 истребителя разных типов (4 Р-39, 18 Як-1, 6 «харрикейнов»). Ударные самолеты заявили попадания РС в танкер. В бою, ценой потери пары «Яков», советские летчики заявили 8 побед (из них 1 Ю-87 и 1 Хе-115, последний снова штурмовики). К сожалению, оба сбитых советских пилота погибли. Еще один Як, поврежденный в бою, сел на вынужденную на аэродром Пумманки и при посадке, уворачиваясь от воронки, разбился. Из «ишаков» (которые в бою не участвовали) один разбился при взлете, второй при посадке не дотянул, сел на воду и утонул. Реальные потери немцев ограничились сбитым асом из 6./JG 5 Дёбрихом - это был тот самый летчик, которого подобрали МТЩ. Ягер был тяжело ранен и в воздушной войне он больше не участвовал. Еще один самолет из II группы получил повреждения, оцененные в 20%, то есть довольно серьезные. Точное число немецких истребителей, участвовавших в бою, неизвестно - в основном это были представители 7 штаффеля, сопровождавшие ударные Bf.110. Позже присоединилось некоторое число машин из 6 и 8 штаффелей. Из заявок немцев известны только 4 истребителя, причем два из них на счету Дёбриха. А. Скробач в своей книге пишет о третьей потере (разбитый на аэродроме Сальмиярви при посадке Bf.109 из II группы). Однако, на этот аэродром в тот день около полудня приземлялся 5-й штаффель, который совершал перебазирование с юга. Практически наверняка разбитый самолет принадлежал ему - нет никаких резонов лететь так далеко истребителям, участвовавшим в бою над Рыбачьим. Таким образом, воздушный бой окончился практически с равным счетом - 2 на 3. Все испортила аварийность, увеличившая советские потери до 5.
Отчет тральщиков из 5-й флотилии позволяет установить любопытные детали. Входящий конвой не видел самолетов и не подвергался их атакам: наши штурмовики на самом деле бомбили задержавшиеся у входа во фьорд R.122 и R.64. Оба корабля ждали своего товарища, R.59, который поднимал из воды раненого Дёбриха. Самолеты сначала «выпустили странные дымы, назначение которых неизвестно». Судя по всему, немцы не поняли, что это по ним стреляли РС. Со второго захода на каждый из МТЩ сбросили по 4 бомбы. Кроме раненых, оба атакованных немца имели повреждения обшивки и надстроек от снарядов, оцененных как 2-см. Впрочем, угрозы боеспособности они не принесли. Бравые немецкие моряки считали, что при этом один самолет они сбили.
20 июля разъездной катер, направлявшийся на батарею «Петсамо», в 13.44 был безуспешно обстрелян 6 снарядами «батареи 209». Немецкая батарея из глубины фьорда дала по ней 1 выстрел, после чего советские артиллеристы  огонь прекратили (на самом деле это была батарея №2 и она дала только 3 выстрела). В 09.15 пара «фоккеров» сбросила бомбы на аэродром Пумманки. Булавочный укол имел смертельную эффективность для такого рода бомбежек - одна из двух сброшенных бомб упала прямо в капонир и уничтожила там «харрикейн» 78 ИАП. Позиции 140-й батареи тоже подверглись бомбежке в тот день: четверка Ю-87 безрезультатно сбросила 8 бомб.
Примерно то же самое происходило 23 июля. Ходившие на батареи в устье фьорда катера несколько раз подвергались обстрелу, но без результатов. 25 июля та же история повторилась с небольшими изменениями. В катер выпустили, по мнению немцев, 15 снарядов и за него заступилась батарея «Мыс Романов», проведшая короткий бой с противником. На немецкой батарее в результате были оборваны провода. 26 июля тоже были перестрелки, начавшиеся с охоты за разъездным катером.
28 июля, прямо посреди дня, в пасмурную и мглистую погоду, все те же четыре моторных тральщика (R.64/58/59/122) вывели обратно из Петсамо все те же 3 каботажных парохода. Надежды на плохую видимость оправдывались до самого траверза Нурменсетти. Только тогда, когда уже было поздно, советские батареи начали обстрел. Всего они сделали 70 выстрелов, разрывы в основном ложились в районе немецких орудий на Нурменсетти и мысе Романов. Противник отвечал 40 снарядами. Никто никуда попасть не смог. Зато по дороге R.58 подсек одну советскую мину, а вторую видели дрейфующей рядом с первой. Обе благополучно расстреляли.
С советской стороны в 14.13 показалось, что в море из залива вышли транспорт, катер и тральщик. Батареи №140, 221, 232 и 858 вели огонь, дали 49 выстрелов и увидели черный дым. Как всегда, этого хватило для смелого вывода об утопленном транспорте на 5000 т. Немецких снарядов насчитали целых 109 штук! На нашей стороне было одно попадание в нишу, но оно к серьезным последствиям не привело. Вскоре после того, как немцы ушли, в том районе (Петсамонвуоно) вели поиск торпедные катера №12 и 15. Конечно же, они никого не нашли.
30 июля снова разгорелся жестокий бой между батареями, в котором участвовало все, что может стрелять с немецкой стороны. Поводом послужил очередной переход саперного катера. Немцы, по нашим данным, сделали 130 выстрелов (без результата), наши - 98, причем видели столб огня на Нурменсетти.
На сей раз немцы пострадали довольно значительно: на батарее «Петсамо» прямым попаданием был уничтожен штабель с зарядами, а одно орудие вышло из строя после попадания в поворотный кранец. Также получил повреждения офицерский барак, были и другие, мелкие повреждения.
Похожие перестрелки, только поменьше и без ощутимых результатов, разгорались во время прохождения разъездного катера на следующий день. С батарей №232 и 2 выпустили по 12 снарядов, противник, как считалось, дал 30 выстрелов.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Действия торпедоносцев на Черном море в августе 1941 г.

    Разогретый вновь взбурлившей на "Цусиме" темой потопления АРМЕНИИ, я с удовольствием прочитал в документах РВМ небольшой отчет по сабжу. Вот он…

  • Люфтваффе на Восточном фронте в 1944 г.

    Не так давно на какой-то дзеновской помойке мимоходом попалось мне утверждение, что Люфтваффе на востоке за войну совершили 1,8 млн. боевых вылетов.…

  • Еще раз об АРМЕНИИ

    Есть на свете такой плодовитый исследователь ВОВ в Крыму - Александр Неменко. Возможно, многие его знают. Я тоже давно читал его труды, еще глубоко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments