igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1943 г., часть 5

Май

Месяц начался с обстрела нашей батареей лоцманского катера, шедшего с мыса Романов в Лиинахамари. Особо не напрягаясь, «батарея 210» сделала 3 выстрела, все снаряды упали на территории немецкой батареи, но никаких повреждений не нанесли. Такое впечатление, что это какой-то отголосок событий 29 апреля, потому что с советской стороны ничего такого не описывается.
Также 1-го числа по приказу Авиационного командования Север (Восток) самолеты провели опыты по постановке дополнительных дымовых завес внутри Петсамо, чтобы потом ставить их при проходе конвоя. Опыт провалился из-за всасывающего эффекта, весь дым затянуло глубоко во фьорд.
Наконец, в этот же день пароход ITAURI (6838) был отведен в Коббхольм-фьорд эскортной группой (R.57/54/89/90). Там он начал ждать подходящей для прорыва погоды. Ждать предстояло долго.
2 мая батарея «Петсамо» обстреляла нашу «батарею 205» десятью снарядами. Результаты не наблюдались. У нас этого обстрела никто не заметил, вместо этого два раза стреляли по некому тральщику, торчавшему на пределе дальности стрельбы 232-й батареи. Впрочем, выстрелов было всего 4. Еще немцы удивлялись, почему нет советских самолетов, несмотря на хорошую погоду? Видимо, уже привыкли к активности наших в воздухе. Вдвойне забавно, что у нас в тот же день запись: «ограниченные боевые действия из-за плохой погоды»! Судя по всему, очень разная была обстановка над аэродромами и над целями.
3 мая снова работали только артиллеристы. Советские пушки обстреляли 8 снарядами уходящий во фьорд штурмбот и идущий навстречу финский лоцманский катер. Еще 5 снарядов упали в районе батареи «Мыс Романов», но повреждений не нанесли. У нас, наоборот, есть только обстрел позиций 140-й батареи с Нурменсетти.
4 мая – день сурка по-заполярному. Опять финский катер возвращался во фьорд с Романова и «батарея 209» обстреляла его 13 снарядами, которые все легли с недолетами. Никаких повреждений. Все то же самое с минимальными вариациями повторялось и в следующие дни. На самом деле наша 2-я батарея 2 раза открывала огонь по «мотошлюпке», потратив 5 снарядов, а батарея №858 стреляла по людям на некоем мысу, им хватило 3 снарядов, чтобы разбежаться.
4 мая немецкий конвой в Коббхольм-фьорде устал ждать погоды и восвояси отправился обратно в Киркенес. Это было следствием решения морского рейхскомиссара – пароход стали разгружать в норвежском порту.
Вместо него должен был идти новый пароход и пытаться пройти до 9 мая. В случае, если бы и эта попытка провалилась, следовало ждать готовности самолетов-дымзавесчиков. Люфтваффе их не обещали до 15 мая.
5 мая батарея №2 дала 23 выстрела по вражескому катеру во фьорде. Кто это был, неизвестно. Затем новый конвой с итальянским пароходом FIDELITAS (5740) и F.286 вышел в море в 22.00 под охраной R.57/54/90/152. В 00.20 неподходящие условия видимости (33 мили!) его тоже загнали в Коббхольм-фьорд. Эта попытка тоже постепенно приближалась к провалу, так что 8-го вечером немцы в отчаянии попытались хотя бы отбуксировать в Петсамо 2 мотобота для капитана гавани, которые вез пароход. В 22.52 R.152 взял их на буксир и повел, но на дистанции 190 гм от «батареи 205» был замечен и обстрелян 44 снарядами. Во время резкого маневрирования под обстрелом буксиры один за другим лопнули. Потом один снаряд попал в левый привальный брус МТЩ – но, увы, не разорвался! На самом деле наши мотоботы даже не заметили и вели огонь только по одиночному СКА. Число снарядов, которые потратила батарея №140 - 43. Немцы в ответ дали 6 снарядов из глубины фьорда.
К тому времени навстречу из Лиинахамари за мотоботами пришел катер HAMBURG. Моторный тральщик, командир которого подумал, что с катера видят мотоботы, спокойно ушел обратно. Тем не менее, HAMBURG не смог найти ни одного. Пришлось всем четырем МТЩ из Коббхольм-фьорда выходить в ночь и вести поиски. Первая группа (R.57/54) нашла один мотобот и привела его в Коббхольм-фьорд. Вторая пара в 07.23 опять попала под обстрел батарей «205» и «208». Всего по ней выпустили примерно 90 снарядов, по мнению немцев. Хотя попаданий на сей раз не было, мотобот так и не нашли. По мнению командира 5-й флотилии МТЩ, мотобот был потоплен артиллерией. В 10.10 9 мая конвой вернулся обратно в Киркенес с позором. Во втором случае наши видели цель как 2 СКА, которые обстреляли 73 снарядами. Результатов никто не наблюдал.
В промежутке, 6, 7 и 8 мая с утра, наши батареи регулярно обстреливали катера и шлюпки противника на входе во фьорд, а также людей на берегу. Противник стабильно не отвечал. Снарядов тратилось немного: утром 6-го 5 штук, в обед 3, вечером 6. 7-го - 17 снарядов, утром 8-го - 19.
8 мая в районе Парккины мл. лейтенант Бокий на «кобре» сбил Ju.88D-1 из 1.(F)/Aufkl.Gr 22 (№430347, бортовой код «4N+GH»). Экипаж обер-лейтенанта Г. Буршберга погиб.
10 мая командир 5-й флотилии лично на машине выезжал в Петсамо и был на батареях, оценивая возможность проводки конвоя при помощи дымовых завес с самолетов. Было решено, что это осуществимо при определенном ветре. По итогам этого визита 11 мая батареи «Петсамо» и «Романов» провели учебные стрельбы дымовыми снарядами и достигли обнадеживающего результата – стена дыма разошлась на ширину 4 км и стояла долгое время при южном ветре силой 4 балла. В тот же день в Киркенес перебазировались 4 Не.115 из 1./406, которые должны были ставить завесы для конвоев. Еще 11 мая был безуспешно обстрелян нашими финский рыбачий катер (2-я батарея выпустила всего 1 снаряд).
14 мая, в 00.34 батареи «205» и «202» обстреляли БДБ F.196 51 снарядом, из которых один упал на палубу и не взорвался. Обер-бостмаат Эльсверт не растерялся и выкинул чушку за борт. Никаких особых повреждений попадание не нанесло – очередная иллюстрация плохого качества наших 130-мм снарядов. Сколько раз немцы спасались из-за того, что не было разрыва, либо фугасного действия не хватало, чтобы отправить на дно баржу или даже такой маленький корабль, как моторный тральщик!
Батарея «Мыс Романов» выстрелила в ответ нашим 14 снаряда, а батарея «Петсамо» - 24, все было нацелено в «батарею 205». В этот раз в бою поучаствовали даже внутренние батареи: 1./773 («Ристиниеми») 3 раза стрельнула по «батарее 202», а батарея 2./773 («Лиинахамари») – 5 раз по батареям «201» и «210», которые вели огонь по батарее «Петсамо». Морской командир сетовал в своем КТВ, что русские теперь открывают стрельбу по всякому замеченному плавсредству, а немцам из-за трудностей в снабжении, приходится беречь боеприпасы.
С нашей стороны все выглядит совсем по-другому. Сначала в 10.45 батарея №2 дала 7 выстрелов по «мотокатеру», затем батарея №232 разок шмальнула по тральщику на входе в залив. БДБ же пошла, когда у нас на часах уже был следующий день, в 00.30. Батареи №221, 140 и 858 выпустили всего лишь 28 снарядов, а немецких насчитали 41.
14 мая зенитки с батареи «Петсамо» вели огонь по советским «харрикейнам», летавшим рядом. Эти истребители были направлены на защиту подвергшейся атаке подлодке М-122, но не успели.
В 23.05 разгорелось новое сражение на входе во фьорд, когда еще одна БДБ, обслуживавшая батареи, была обстреляна примерно 155 снарядами с батарей «202, 205, 208, 209». Сама баржа повреждений не получила; немцы сначала стреляли с двух своих батарей на входе во фьорд (они сделали вместе 40 выстрелов по батареям «201» и «210»). Потом со стороны противника в бой вступили остальные пушки. Все четыре их батареи («Романов», «Петсамо», «Ристиниеми», «Лиинахамари») обстреливали соответственно «202, 205, 208, 209». Снарядов они потратили 38, 16, 24 и 8. Советские артиллеристы достигли попаданий в расположение первых двух немецких батарей, причем на «Петсамо» один барак сильно повредило осколками, а еще 4 было повреждено в меньшей степени. Там и там были порваны провода, также имелся один легкораненый.
Наши сначала с утра для разминки обстреляли 15 снарядами «мотошлюпку». Враг ответил всего 6. По БДБ выпустили 188 снарядов 5 наших батарей, а от немцев, по советским подсчетам, получили 136.
15 мая, кроме обычных безрезультатных перестрелок артиллерией, был проведен удачный опыт задымления с Не.115. На ближайший день с подходящим ветром был запланирован первый прорыв конвоя. Делать это предполагалось днем, с позиций силы: кроме дымзавесчиков, Люфтваффе давали штаффель пикировщиков и истребительное прикрытие.
16 мая в 01.05 4 советских самолета проштурмовали укрепления в районе Зеенэнге, но без результата. Возможно, это были «харрикейны» и дело происходило в предыдущий день. 4 машины летали искать конвой, но не нашли его.
16-го же вечером моторные тральщики вышли было в Петсамо, чтобы забрать оттуда разгруженные суда (коих скопилось уже 4 штуки). Однако уже через час их вернули обратно, все по той же причине – неподходящая погода, неправильный ветер.
Второй раз R.57/54/90/152 вышли на следующее утро, в 07.50. По прошествии двух часов последовал привычный приказ – прервать операцию. На сей раз корабли не стали возвращаться, а завернули на обычное место стоянки, в Коббхольм-фьорд. Там они провели весь день; к 00.35 18 мая воцарилась плохая видимость и тральщики смогли продолжить движение. На максимальной скорости, без постановки дымов и чьей-либо помощи, незамеченные немцы проникли во фьорд. В 02.00 они вошли в Лиинахамари. Впрочем, на этом везение кончилось: ветер по-прежнему дул неподходящий, видимость увеличилась. Очередной день моряки били баклуши, а их корабли стояли на якорях в готовности.
Кроме этого, в тот день советские батареи тщетно обстреляли батарею «Петсамо» 8 снарядами – всего, чего удалось достигнуть, это несколько разбитых окон.
19 мая конвой попытался было выскочить в море и даже начал движение, пользуясь начавшейся снежной бурей – но та очень быстро закончилась, и судам пришлось вернуться.
Только 20 мая стало тем самым знаменательным днем, когда противник смог опробовать свою новую тактику с самолетами-дымзавесчиками. Сначала «штуки» (9 Ju.87 под прикрытием Me.109 и 4 Me.110) обработали остров Хейнесаари (немцы думали, что там у наших наблюдательный пост) и позиции самих батарей, затем началась постановка обширных дымовых завес. Этим занимались сразу все 4 Не.115 из 406-й группы, моторные тральщики и батареи «Петсамо» и «Мыс Романов». Когда конвой проходил самое опасное место, «штуки» снова висели над Средним (в течение получаса 3 звена по очереди бомбили, чтобы заставить молчать советские пушки), а все четыре немецкие батареи переключились на обстрел своих советских визави. Наши отвечали заградительным огнем и пытались подавить «Мыс Романов» (там все ограничилось небольшими повреждениями).
Конвой состоял из четырех пароходов, один больше другого: SPREE, VALENCIA, HANAU, ALTENFELS. Пожалуй, это был самый большой по тоннажу караван в тех местах! В 19.25 он двинулся в путь, в 20.06 начался обстрел с советского берега. Завеса казалась командиру конвоя совершенно непроницаемой, и тем не менее, в 20.24 один фугас упал под самой кормой у R.90, легко повредив корабль и ранив одного человека. Затем, уже ближе к концу прорыва, в 20.55, один снаряд все же попал в концевой VALENCIA – увы, как всегда, это привело лишь к самым незначительным последствиям. Как ни в чем ни бывало, немецкий пароход продолжил путь. В 21.08 обстрел закончился, после того как конвой вышел за границы досягаемости советских орудий. Через семь минут охранение усилили R.63 и 58, а еще через час – пара кораблей флотилии охраны гавани Киркенеса. Однако ожидавшихся атак самолетов и подлодок не последовало; в 00.00 немцы благополучно отпустили суда в Кьелмё-сунде.
С советской стороны все началось в 18.28, когда в небе заметили 4 Не-115. Через 6 минут они поставили первую дымзавесу, и в тот же момент в глубине залива впервые увидели транспорт. В 18.42 к нему прибавились еще 3 неопознанных судна, а через 2 минуты пара Не-115 повторила постановку дымов. В 18.47 в небе появилась девятка «штук» под прикрытием 4 «мессеров». Тут же гидросамолеты парой сбросили еще дымовые шашки, а ударные самолеты принялись кружить над полуостровом. В 18.58 произошла очередная постановка дымов «хейнкелями», а транспорт в глубине фьорда пошел на прорыв. В 19.00 первая батарея немцев открыла огонь по нашей 140-й. В 19.04 к постановке дымзавесы подключились катера, в 19.10 огонь открыла батарея №221. В 19.12 снова вступили в дело самолеты-дымзавесчики, а ударные начали бомбить позиции батарей №№140 и 221. Тут же на первой загорелось орудие командира Кошелева вместе с прислугой. Далее батарея №232 одна вела огонь по периодически появлявшимся целям, а немцы атаковали позиции двух остальных основных батарей. В 22.50 «4 транспорта, 4 катера МО и 3 СКА скрылись на западе». Никаких попаданий никто не заявил.
Явно видно, что воздушный налет серьезно мешал вести прицельный огонь. По нашим данным, он длился с 19.11 до 19.39 и в бомбежке участвовали 9 Ju.87 и 6 Fw.190. Бой закончился для нас в 20.10 – на те же 2 минуты позже, чем для немцев. В реальности «фоккеры» атак не проводили, зато «штуки» сделали 18 вылетов. Наши насчитали 50 бомб, упавших на батареи, а также 292 вражеских снаряда. Батарея №140 смогла выпустить 98 снарядов, №221 ее переплюнула – 104 снаряда. Еще 76 выстрелила 100-мм батарея №232, 26 – батарея №858 и 14 - батарея №2. Зенитки потратили 660 снарядов, 3556 патронов выпустили пулеметы на батарее №140.
В результате боя, второе орудие на 140-й батарее было засыпано и вышло из строя. 5 человек было убито, 6 ранено. На батарее №232 оказались разбитыми 2 баллона с воздухом. Что именно нанесло потери, бомбы или снаряды, не уточняется.
Заявки оказались весьма скромными и чрезвычайно близкими к реальности: 2 попадания в транспорт и один сбитый «юнкерс». Насчет сбитых «штук» подтверждения от немцев нет. В 19.07 батарейцы вызывали себе на помощь истребители, но прилетели они только в 20.50, когда уже все закончилось.
Морской командир Киркенеса в целом положительно оценил итоги операции, однако пессимистически заметил, что в обратную сторону таким образом прорываться будет гораздо труднее, так как противник сможет заметить немцев гораздо раньше и пристреляться к моменту прохода самого опасного места. Также был критически оценен вклад в дымовую завесу со стороны батарей – им срочно нужно было подкинуть специальных боеприпасов на этот случай.
Именно проблемы с доставкой дымовых снарядов на батареи задержали выход следующего конвоя. Из-за этого несколько дней советские батареи обстреливали только ходивший туда-сюда немецкий катер HAMBURG. 22 мая в завязавшейся перестрелке на батарее №221 был ранен один краснофлотец. В 22.29 24 мая в катер выпустили целых 33 снаряда, что заставило «Мыс Романов» вступиться за посудину и выпустить 7 снарядов в «батарею 209». На это «батарея 210» обстреляла уже немецкие позиции, но не очень активно – всего 9 «гостинцев». Попаданий и повреждений не было. Также безрезультатно прошла бомбежка батареи №140 одним Ju.88. В тот же день батарея №858 снялась с позиций и отбыла в распоряжение командира 104-го ПАП.
История повторилась на следующий день утром (в 11.10). «Батарее 209», выпустившей 36 снарядов, на сей раз даже удалось один раз попасть в HAMBURG, но уже в который раз подвело низкое качество снарядов – он не взорвался. Повреждения были минимальны, жертв не было. Отличилась батарея №2
В тот же день, 25 мая, 9 «штук» бомбили и штурмовали маяк на Хейнесаари, причем по мнению немцев с острова по ним стреляли зенитки. На самом деле огонь вела батарея №232 - правда, со Среднего видели всего пару самолетов и опознали их как Ю-88. По нашим данным, бомбежка Хейнесаари проводилась ежедневно с 21 мая силами одного-двух самолетов в день. Например, 22 мая пары 2 Ме-110 бомбили остров три раза.
26 мая продолжились перестрелки батарей и обстрел катеров в устье фьорда. В 11.00 R.57/90/64/58 вывели в море пароходы LEBA, BERA (771) и REX, но направление ветра было признано неподходящим и конвой в 14.00 завернули в Коббхольм-фьорд. Назавтра вроде воцарилась плохая погода со снежной бурей, однако немцы не решились ей пользоваться. Объяснялось это слишком малой скоростью конвоя (7 уз.), вследствие чего ему потребовалось бы почти два часа на проход опасной зоны. В результате, стоять им пришлось до самого конца месяца!!
Наконец, 31 мая настал наконец день Х – первый дневной прорыв из Киркенеса в Петсамо. В 11.15 тральщики вывели своих подопечных из Коббхольм-фьорда. При этом, на пароходе REX не было лоцмана, но он все равно шел. Как записано в отчете 5-й флотилии МТЩ, налет пикировщиков не состоялся из-за низкой облачности, но наши на этот счет имели другое мнение. На самом деле, с 12.15 до 13.05 сразу 13 истребителей-бомбардировщиков Fw.190 штурмовали батареи с крутого планирования. Правда, они даже не смогли разглядеть результатов вследствие сильного зенитного огня. Потерь они не имели. В 12.46 батарея «Петсамо» начала ставить дымовую завесу, но ветер внезапно сменился на северо-западный и весь дым унесло обратно на батарею. Причем, это случилось как раз когда конвой подходил к опасной зоне! За работу принялись самолеты (13.12), но и тут не обошлось без проблем. Некоторые дымовые заряды не срабатывали и в завесе получались большие прорехи. На постановку дымов в тот раз Люфтваффе сделали 6 вылетов Не.115 и 5 вылетов Ju.88. Тральщикам приходилось быстро подходить в такие места и закрывать их своими силами. Делать это удавалось с трудом, потому как на кораблях тоже срабатывали далеко не все канистры.
В 13.24 начался обстрел, поначалу не представлявший опасности, но незадолго до достижениями немцами спасительного входа в залив ветер в очередной раз сменился с юго-западного на восточный, разорвав дымзавесу и прижав ее к западному берегу фьорда. Конвой местами стал виден советским артиллеристам, а сами немцы наоборот, с трудом видели вход. К тому времени почти закончились дымопостановочные средства на кораблям, так что подновить завесу они смогли лишь частично. Пароход REX из-за плохого ориентирования чуть было не проскочил мимо и только энергичное вмешательство одного из тральщиков спасло его от возможной гибели. Во время своих метаний пароход получил одно попадание (хотя это отрицается в отчете командира 5-й флотилии). Только в 14.59 все немцы смогли скрыться во фьорде. Лишь чудом ни один пароход не пострадал, а МТЩ имели только несколько осколочных пробоин. В 15.15 конвой стал швартоваться в Лиинахамари.
С берега немцы насчитали 320 разрывов, из них 80 упали на территориях батарей «Петсамо» и «Мыс Романов». Первая отделалась легко – небольшие повреждения бараков, порванные провода и один раненый в строительной роте. Второй досталось значительно сильнее: кроме порванных проводов она лишилась 4 сгоревших зарядов, а одно орудие было повреждено. Хотя его смогли очень быстро починить своими средствами (оно успело вновь вступить в бой), потери в персонале составили 2 убитых, 7 тяжело и 7 легкораненых. С немецкой стороны в этот раз было затрачено очень большое количество боеприпасов: «Петсамо» - 126, «Мыс Романов» - 141, «Ристиниени» - 75, «Лиинахамари» - 11.
С нашей стороны конвой был замечен в 10.39. Наблюдатели сначала насчитали в нем транспорт и 3 сторожевых катера, затем добавились тральщик и сторожевик. В воздухе в разное время обнаруживалось до 11 истребителей, 2 Ю-88 ставили дымы. В 12.50 началась бомбежка позиций 140-й батареи, а с нашей стороны кроме пары боевых кораблей никто не был в дыму целью. С 13.48 огонь был прекращен. Никаких результатов не докладывали - 410 снарядов никуда не попали. Наши насчитали 26 бомб, сброшенных противником, и разрывы 419 снарядов. Вражеские бомбардировщики были опознаны как «Ю-88». Советские артиллеристы в конце концов оценили свои достижения весьма здорово, так как считалось, будто потоплен транспорт водоизмещением 4000 т. Видимо, на эту мысли наблюдателей навела батарея на м. Романов с ее горящими зарядами. Потерь и повреждений в этот раз не случилось.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Немецкие торпедоносцы на Балтике

    Многие знают, что немецкие торпедоносные самолеты активно действовали на Севере. Про то, что такие же пепелацы летали и на Черном море, наверное тоже…

  • Еще 2 книги про Арктику

    Вроде я обещался про них написать, хотя, может быть и зря. Обе книги на мой взгляд, какие-то андеграундные. Ну, типа как панки в музыке - запилили…

  • Black Cross/Red Star, vol 1, First Edition

    Итак, произвел выборочное чтение двух глав этого самого первого тома К. Бергстрёма. Он недавно очень сильно форсил вновь выходящий том - пятый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments