igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1943 г., часть 4

Апрель

Еще в 16.05 в последний день марта из Киркенеса в море отправился новый конвой: пароходы BUG, SUSANNA (1370) и танкер DOLLART (233) в охранении привычных R.57/55/89/90. Однако, далеко они не ушли, успев со скоростью 7 узлов доползти до Коббхольм-фьорда. Там им пришлось «припарковаться» из-за чересчур хорошей видимости на входе в залив Петсамо. С 00.20 до 20.40 весь караван стоял – суда на якоре, МТЩ пришвартовавшись к ним – в часовой готовности к выходу. Затем видимость сочли приемлемой и немцы двинулись дальше, однако, несмотря на поставленную дымзавесу, в 00.06-00.19 их подвергли яростному обстрелу (155 выстрелов по мнению моряков, 160 – как показалось на берегу).
Увы, с советского берега смогли рассмотреть только пару катеров, ставящих дымы, так что огонь велся вслепую. Так как направление движения противника снова было принято за противоположное, не приходится удивляться, что попаданий не было. Однако, сигнальщики якобы видели в дыму какой-то черный дым и пламя. Как всегда, этого хватило для утверждения о потоплении «неизвестного судна». Некоторые снаряды падали вблизи батареи «Мыс Романов», но и там никакого эффекта не достигли. Всего с советской стороны было выпущено 156 снарядов (враг считал довольно точно). Немцы ответили 51 выстрелом, увидев в расположении противника какой-то большой взрыв – они посчитали, что попали в штабель снарядов. На самом деле кроме обрыва связи, у наших была только одна беда, но ее вызвал опять же свой огонь, а не снаряды противника. На том же самом III орудии, что и 30 марта, лопнули 9 крепежных болтов, отчего щит перекосило и пушка вышла из строя. Число снарядов противника было завышено многократно: по мнению наших пушкарей, 163 снаряда противник выпустил по 140-й батарее и 72 - по 221-й. Конвой благополучно прибыл на место в 00.40.
Советские торпедные катера №14 и 15 в ночь на 1 апреля выходили в море и обнаруживались береговым акустическим постом; к утру они ни с чем вернулись в Пумманки. Назавтра выход был повторен и стал точной калькой предыдущего. В остальном сутки прошли совершенно тихо – немцы в Петсамо дожидались плохой видимости. Только лагерь «Озеро Штифель» подвергся штурмовке, там был 1 раненый и 1 поврежденный автомобиль.
3 апреля в Лиинахамари приезжали некие шведские журналисты, встречать которых ездил лично командир 19 ГАК.
Только 4 апреля конвой смог покинуть Лиинахамари. В 02.25 моторные тральщики повели пароход DETLEF и два танкера – UNKAS и DOLLART. При выходе (03.30-03.43) в они подверглись обстрелу, который назван в документах «легким», хотя при этом указано немалое число зафиксированных снарядов – 86. Очевидно, противник уже привык, что по ним отгружают под две сотни… Впрочем, возможно, что это просто опечатка, так как Морской Командир Киркенеса пишет всего о 30 выстрелах. С мыса Романов в ответ послали 16 снарядов и якобы попали нашим в одно орудие. Суда повреждений не имели и были отпущены в 08.50.
С советского берега казалось, будто два катера пытались вывести транспорт в море, но под огнем батарей последний повернул обратно. Видимо, в этом была причина малой интенсивности стрельбы. Общий расход боеприпасов действительно был смешным - 23 фугасных и 7 осветительных снарядов.
В ночь на 4 апреля пять И-15 поодиночке бомбили Луостари (сброшено 8 АО-25). У немцев упоминается о нанесении ими небольших материальных повреждений. На следующую ночь налет повторили тройкой Р-5, с гораздо более солидным бомбовым грузом (4 ФАБ-100, 2 АО-25, 2 ФОТАБ-32 и 1500 листовок), результат такой же. Кроме того, днем 5 апреля на ту же цель вылетели 4 Ил-2 под прикрытием 5 «аэрокобр» и 6 «киттихоков». По докладам летчиков, на земле было уничтожено 2 Ю-88 и 2 Ме-109, а в последовавшем воздушном бою сбито еще 4 немецких истребителя. Наши потери составили 1 Ил-2 и 3 Р-40. У немцев отмечен сбитый во время налета на Луостари и лагерь Изар самолет, из которого выпрыгнул пилот. Непонятно, что это была за машина.
С описанием боя с противоположной стороны возникают нестыковки. Момбеек числит его за 4 апреля, причем потери тоже отличаются – 2 Ил-2 (оба причислены к жертвам зениток), 2 Р-40, 1 Р-39. Один пилот (лейтенант В. Рост из 7 штаффеля) заявил сбитый штурмовик, его сослуживец унтер-офицер Х. Нойманн – Р-39, который ему вроде как не засчитали. Затем самолет Нойманна был подбит и сел на вынужденную. Вероятно, это Bf.109F-4, №9562. Сел он рядом с аэродромом и повреждения были довольно невелики – всего 10%.
Кроме того, на победы претендовали фельдфебель В. Шук из 9./JG 5 (два Р-40) и обер-фельдфебель А. Брюннер из 6./JG 5 (Р-40 и пара «кобр»). Брюннер тоже получил свое, ему пришлось садиться на брюхо на замерзшем озере. На счастье немца, горные стрелки видели бой и выслали за ним отряд, который подобрал пилота, поджегшего к тому времени останки своего Bf.109G-2, №13923. Вскоре за ним прилетел «шторьх» и отвез на базу.
Ближайшую ночь (5/6 апреля) нормального сна у противника опять не было. Его беспокоила пара Р-5 из 7-й ВА (третий самолет не нашел цели). Два МБР-2 бросали бомбы на Киркенес, наблюдая пожары в центре города, два других не дошли до города и поэтому бомбили один Лиинахамари, другой Парккину. Реальные повреждения (опять описываемые как «небольшой материальный ущерб») нанесены только аэродрому.
Незамеченные немцами, в эту ночь 6 катеров МО под прикрытием ТКА №12 и 13 поставили 10 мин КБ-3 в две банки на подходах к Петсамо. ТКА №14 и 15 в это время совершали безрезультатную вылазку к Киркенесу – немцев в море не было.
На самом деле, новый конвой в Лиинахамари вышел еще 5-го числа. R.57/55/63/90 в 19.00 взяли «под крыло» пароходы SPREE (2867), TROSTBURG (3834) и БДБ F.201, но в 23.15 им пришлось заходить на стоянку в Коббхольм-фьорд, ибо видимость была слишком хорошей. Там они стояли чуть ли не двое суток, причем новичок на театре, R.63 успел сходить назад в Киркенес, отводя баржу с забарахлившими машинами, и потом вернуться. Только в 22.30 7 апреля весь конвой наконец смог сняться и продолжить путь. Начиная с 23.06, после прохода траверза Нурменсетти, советские прожекторы активно искали неприятеля, плюс видимость внезапно улучшилась. С 00.36 до 00.57 суда шли под огнем, прячась в искусственном дыму. Резкий ветер постоянно разрывал завесу, открывая цели, а многочисленные осветительные снаряды постоянно усложняли ситуацию. TROSTBURG был захвачен прожекторами и тут же получил снаряд себе в левый борт, d угольный бункер над ватерлинией. Разлетевшиеся осколки посекли две шлюпки, но человеческих жертв не было. В очередной раз можно констатировать, что поражающее действие советских 130-мм снарядов было слишком слабым… Остальные «подарки», коих немцы насчитали 234, в цели не попали. По признанию моряков, ответный огонь немецких батарей никак не сказывался на мощности обстрела… В этот раз «Мыс Романов» пыталась ослепить советских артиллеристов, посылая в них осветительные гранаты, однако видно замысел не сработал. Береговые немцы насчитали 248 советских снарядов, на которые ответили 139 своими.
С советской точки зрения, батареями №140 и 221 был потоплен транспорт в 10000 т водоизмещения, проходивший из Петсамо под прикрытием 2 сторожевых катеров. Была даже зафиксирована точная позиция, где он ушел на дно – 69.41,1 N – 31.27,2 E. Реальный расход снарядов – 167 штук. Несмотря на скептическое мнение командира конвоя, сомнительный успех одного почти бесполезного попадания дался нашим дорогой ценой: попаданием в правую амбразуру II орудия на батарее №221 3 человека было убито, 7 ранено. Орудие вышло из строя. Также было разбито 6 секторов отражателя на прожекторе №12, но там обошлось без жертв. Немецких снарядов в этот раз насчитали даже меньше, чем их было на самом деле, всего 129.
8 апреля все боевые действия ограничились безрезультатным обстрелом советской батареей разъездного катера во фьорде. На 4 советских снаряда противник ответил 16-ю. В 23.12 батарея №858 дала салют по погибшим накануне краснофлотцам - 3 выстрела из орудий.
Немцы ждали подходящей погоды.
На сей раз слишком долго ждать не пришлось, в 11.50 9 апреля они отбыли обратно в Киркенес. Под эскортом шли: пароходы SANTOS, ROTERSAND, SUSANNA и БДБ F.123. Опять, при проходе маяка Нумерониеми около полудня внезапно развиднелось и даже выглянуло солнце! Немедленно начался сильный обстрел – всего упало около 300 снарядов. То, что конвой смог все же проскочить без ущерба для себя, командир конвоя приписал неимоверной боевой удаче. В 16.40 конвой был распущен в Бек-фьорде. На берегу не все было так удачно. Хотя там насчитали поменьше разрывов (только 260), немцам показалось, что огонь ведет еще одна новая батарея (так оно и было - в бой вступила батарея №2, она состояла из орудий калибра 76 мм). Упавший на территории батареи «Петсамо» снаряд угодил в штабель с зарядами, так что 32 из них сгорело. Немцы ответили 105 выстрелами и видели некое дымление в расположении одной из советских батарей.
За то, что видимость в этот раз была и вправду небывалой, говорят следующие факты. В отличие от предыдущих случаев, направление движения конвоя было определено верно. Состав его, правда, зафиксировали неправильно – 2 транспорта и 3 катера. Не было ложных заявок на потопление, хотя пару кучных накрытий и одно попадание во второй в строю транспорт наблюдатели все же придумали. Увы, опять пришлось считать свои потери. В «Хронике» пишется, что снаряд пробил крышу щита 130-мм орудия и вывел его из строя на 10 суток. Убито было 7, ранено 8 человек! Второй снаряд попал в склад 82-мм мин, уничтожив 21 штуку и 611 минометных зарядов. Однако, в ЖБД 113 ОАД все гораздо скромнее: на II орудии батареи №140 осколками было выбито 4 нареза на дульной части, ранен один комендор. Разбило 26 пустых ящиков от снарядов, пробит кожух пулемета М-1. В этом бою немцы якобы применяли дымовые снаряды, которые дымлением на позициях затрудняли наводку и наблюдение за целью. Расход составил 401 снаряд, из них 105 - 76-мм.
У немцев за этот день числится еще отстрел той самой, «новой батареи легкого калибра» в 20.15. Она открыла огонь по разъездному катеру, немцы ответили – разгорелся небольшой артиллерийский бой. В советском ЖБД есть даже два таких боя: один утром, один вечером. Оба раза 2-я батарея вела огонь по катерам, утром вместе с №232 и №858, вечером в одиночку. Утром впустую потратили 20 снарядов, немцы не отвечали, а вечером на 23 советских снаряда в ответ прилетело 2 вражеских.
10 апреля 232-я батарея скромненько выпустила пару снарядов по проходившему мотоботу.
В ночь на 11 апреля береговой акустический пост много раз фиксировал шумы надводных кораблей, батарея «Петсамо» стреляла осветительными, но никого разглядеть не смогли. Это были ТКА №13 и 15, проводившие поиск, а возможно и М-104, занимавшая позицию в Варангер-фьорде. Следующую ночь те же катера подбирались к самому Петсамо-фьорду, но как ни удивительно, в этот раз акустики их не обнаружили.
В ночь на 12 апреля одинокий МБР-2 вылетал бомбить Киркенес с грузом в 40 ЗАБ-25, 2 ФАБ-50 и 10 АО-2,5. По мнению экипажа, в городе был вызван пожар – но на самом деле гидросамолет бомбил фьорд около Якобснеса, то есть до города не долетел. Днем советская батарея сделала 12 выстрелов по мысу Романов – без результата и без ответа. Неясно, кто стрелял.
13 апреля опять повторился обстрел с батареи, которую немцы никак не могли засечь. Теперь она в 19.10 кинула 4 снаряда на окрестности порта, но опять без успеха. Немцы не отвечали. На этот раз «виновницу» можно вычислить - это была батарея №858. У немцев якобы заметили автомашину, по ней и стреляли. Также есть стрельба противника примерно в то же время по позициям 140-й батареи. Впустую выпущено 18 снарядов по нашим данным.
Ночью (в 01.00) был очередной налет на ту же местность, со сбросом 4 фугасок и большого количества зажигалок, но повреждений не случилось. Неясно, кто это был – с советской стороны есть данные только про вечерний (20-21 ч) налет на аэродром Луостари шестеркой Ил-2. Похоже там была плохая видимость, летчики даже не наблюдали никаких результатов. Вероятно, налеты на порт совершали опять «амбарчики», просто в «Хронике» они записаны на следующую ночь. Один МБР бомбил Лиинахамари, еще два Парккину. Известно, что некоторые бомбы падали на позиции 136 ГЕП, и даже повредили пост на высоте К9.
В полдень 14 апреля снова обстрелу подверглась батарея на м. Романов, и в очередной раз стрелявший противник не был точно засечен - это была батарея №858. 5 снарядов не причинили повреждений. В 23.30 БАП Нурменсетти слышал шумы, но на сей раз торпедных катеров в море не выходило. Вероятно, «попалась» одна из «малюток», занимавших позиции в Варангер-фьорде, М-104 или -122. В 20.10 цели на п-ове Рыбачий подверглись атаке 6 «штук» и 6 истребителей. Дальнейшие подробности неизвестны. Так как 113 ОАД никаких бомбежек не фиксировал, целью, видимо, были сухопутные позиции или тылы. В течение дня зафиксирован налет 6 «томахоков» на КП 137 ГЕП и места перегрузки обозов II и III батальонов того же полка.
Предупреждение о шумах в море посылалось в море, шедшему в Петсамо конвою. Это был пароход HANAU под охраной R.57/89/160. Вообще предполагалось, что судно будет проводиться демонстративно, для отвлечения внимания от ставящего мины минзага BRUMMER. Однако по погодным условиям операция «Сагитта» все время откладывалась, и пароход пошел «по тихому». Никем не потревоженный, он был отпущен во фьорде в 03.43 15 апреля, после чего все МТЩ вернулись обратно в Киркенес.
15 апреля минных постановок опять не предвиделось, поэтому тральщики тем же составом повели в Петсамо еще один пароход – VALENCIA. В очередной раз при проходе Нурменсетти резко улучшилась видимость, ярко засветила луна, а ветер сдул дымзавесу. Пароход выхватили прожекторы, в 01.46 начался обстрел, который длился 20 минут. В результате, советские артиллеристы смогли стрелять нацеленно, а не вести заградительный огонь, как это случалось раньше. Несколько раз VALENCIA накрывали залпами, а в 02.02 в трюм №1 попал снаряд, в результате чего имелось 1 тяжело и 2 легкораненых. Верхнюю палубу засыпало осколками. Всего немцы насчитали 384 советских снаряда, ответили 201. Несколько разрывов пришлось на территорию батареи «Мыс Романов», что причинило ей небольшой материальный ущерб.
В 02.25 тральщики встали у борта парохода в гавани Лиинахамари, оказывая помощь раненым. Все же, тяжелый скончался, и раумботы в 03.10 отправились в обратный путь. Их снова обстреляли, только теперь советские артиллеристы успели выпустить всего 12 снарядов.
Батареи 113 ОАД снова правильно определили направление движения и состав конвоя, а также справедливо претендовали на одно попадание в транспорт, определенный как 6-8 тыс. тонн. Правда, потом, когда тральщики уходили, наблюдения были похуже – считалось, что огонь батарей оба выходивших из Петсамо катера вынудил повернуть обратно. Общий расход боеприпасов за 2 боя составил 328 снарядов (14 во втором, по катерам). Количество немецких снарядов завысили значительно: 368 штук. Потерь и повреждений с советской стороны не было, только связь опять рвалась во время стрельб.
По итогам проводки последних конвоев командир 5-й флотилии МТЩ разразился большой записью в КТВ, в которой пришел к выводу, что многократное усиление обстрелов не приведет к добру при проводке больших пароходов, как это практиковалось весной 1943 г. Он снова вспомнил удачу и указал, что попадание в машинное или рулевое приведет к потере судна, так как буксировать его на узком простреливаемом пространстве будет невозможно. К тому же, ночи становились все короче и светлее…
18 апреля минзаг BRUMMER проводил постановку минных полей вблизи Рыбачьего (операция «Сагитта»). Для отвлечения советской стороны в этот же момент в Петсамо повели крупный пароход, ALTENFELS (8135). Вероятно, это была самая крупная цель, проходившая за войну в этих местах. Для его прикрытия могли выделить только заурядный эскорт, обычный в тутошних конвоях: R.57/89/160. В 21.30 конвой вышел из Хольмбукты. Задача по проводке должна была быть выполнена в любом случае, при любых погодных условиях, и дело облегчалось только высокой скоростью, на которую был способен относительно новый пароход. R.57 на повышенной скорости подошел к Рыбачьему на полторы мили и выставил дымзавесу, которую наши пытались пробить 1, потом двумя прожекторами. Видимость была хорошая, светила луна, так что немцам пришлось несладко. Дымзавесу поставили в 00.50, огонь с нашей стороны был открыт в 00.59 и велся до того момента, когда противник скрылся во фьорде в 01.15. R.57 оставался в море и прикрывал дымом минно-постановочный отряд, очень эффективно - потому что он не был обстрелян и даже замечен батареями. По конвою, по мнению немцев, выпустили 380 снарядов. ALTENFELS получил прямое попадание, но в людях потерь не имел. Точный характер его повреждений неизвестен, они описаны как небольшие. Также прямое попадание в получил КП 1./517, на котором погиб комбат, Зензенхаузер. Еще было 2 раненых. Немцы отвечали 378 выстрелами.
С советской стороны транспорт видели пару раз урывками величиной не более минуты, так что достигнутое попадание - это скорее везение, чем умение. В дыму видели 3 большие вспышки и пламя, однако на этот раз никаких выводов о потопленных транспортах сделано не было. Снарядов потратили 281 штуку, в ответ насчитали 309. С нашей стороны тоже были потери, причем практически в точности, как у немцев, только должность погибшего была пониже - командир отделения подачи на батарее №221. Еще 3 человека там было контужено.
18 апреля пара советских истребителей проштурмовала позиции зениток и жилые бараки на батарее Петсамо с помощью ППО. Никаких результатов они не достигли. Зенитки якобы достигли попаданий по машинам, но их падения никто не видел и на сбитые не претендовал.
19 апреля с Нурменсетти видели пару плавучих мин. Неизвестно было, сорвало ли их с нового немецкого заграждения, или это были советские снаряды.
20 апреля в 04.00 атака штурмовиков на лагерь снабженцев 137 ГЕП (Титовка, 31,5 км дороги). 10 лошадей убито, 20 ранено. Неизвестная советская батарея сделала 9 выстрелов по входу во фьорд, 2 разрыва было на территории батареи «Мыс Романов», без повреждений. Кто стрелял, неясно - в ЖБД 113 ОАД про стрельбу ничего нет. На следующий день обстрел повторился, целью стала бухта Бикка-Маативуоно. Вероятно, стреляли какие-то армейские орудия.
23 апреля батарея «М. Романов» вела обстрел место стройки на советских позициях. По мнению немцев, наши строили новый барак для батареи №140. Враг выпустил 17 снарядов, в ответ получил 14. У нас было ранено 2 бойца саперного батальона, а количество снарядов виделось таким: 858-я батарея 10, враг - 5.
24 апреля враг выстрелил по нам 14 раз, наши стреляли по катеру HAMBURG, совершавшего объезд батарей. Немцы насчитали 8 разрывов, но у страха глаза велики. На самом деле 2-я батарея дала всего 4 выстрела.
25 апреля 5 снарядов упали вблизи «М. Романов», но повреждений не нанесли. Это была 858-я, стреляла она по скоплению немцев в кв. 3240. Правда, стреляла всего 3 раза. Это было в 17.00, а после полуночи уже немцы с Романова увидели у нас колонну тракторов, по которой сделали 6 выстрелов. Наши точно посчитали разрывы. Столько же дала в ответ и батарея №858. Затем 3 снаряда прилетело от 210-мм батареи, тоже по тракторам. Во всех случаях потерь и повреждений не зафиксировано.
27 апреля опять батарея «Лиинахамари» дала для острастки 3 выстрела по трактору. Вечером по батареям пошла БДБ, и ее пропустить наши, конечно, не могли. В 23.06 был открыт огонь батареей №140, немцы вступились, батарея №858 стала лупить по немецким пушкам. В результате по барже было выстрелено 52 снаряда, по батареям 10. Немцы, по нашим данным, дали 27 выстрелов. Никаких повреждений ни у кого не было зафиксировано.
28-го в начале суток БДБ пошла обратно и снова была обстреляна. Батареи №№221, 140 и 858 выпустили 38 снарядов, в ответ якобы получили 154! Видимо, тут писарь описался, поставил лишнюю единичку. Немцы считали, что наши выпустили только по 3 снаряда по каждой из батарей на входе во фьорд. Затем вечером, при очень хорошей видимости с батареи «М. Романов» видели у СЗ оконечности Рыбачьего пароход на 1,5-2000 тонн и подводную лодку. Немедленно вызвали самолеты, но они никого не обнаружили и отбомбились по сухопутным целям. Неизвестно, что это было - мираж или реальное судно до бухты Пумманки?
29 апреля лоцманский катер, ходивший у Нурменсетти, был обстрелян 10 снарядами, как считали немцы. Попаданий не было. На самом деле наша 2-я батарея вела огонь одним орудием. Дала всего 12 снарядов в 2 приема.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments