igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1943 г., часть 2

Февраль

            2-го числа на батарею м. Романов прилетели 3 снаряда с Рыбачьего, еще один упал на Пиккё-Маттивуоно. Нигде это не привело к повреждениям. Интересно, что в ЖБД 113 ОАД стрельбы не зафиксированы.
            Затем 4 февраля в Петсамо прошел пароход BAHIA (4117), охраняемый МТЩ R.91/54/156. В 18.22 советские артиллеристы с Рыбачьего обстреляли его, по немецким данным, 177 снарядами, из которых 100 упали в районе м. Романов, хотя и не нанесли никакого ущерба. Враг отвечал нам 118 снарядами, наблюдая вспышку пламени и пожар на наших позициях.
            Реально никаких повреждений, кроме перебитой связи, не было. Наши потратили следующее количество боеприпасов: батарея №232 - 77 фугасных, №221 - 80, №140 - 53 фугасных и 4 осветительных. На сей раз в дыму и темноте несколько раз видели вражеское судно, однако, попасть в него не смогли.
            Раумботы не задерживались в Петсамо надолго. Взяв суда для возвращения в Киркенес (BORGA и FRIGGA), в 07.45 они вышли обратно, опять получив по дороге большую порцию стали. На сей раз моряки насчитали уже 245 разрывов, и только один снаряд попал в трал шедшего первым R.156. Немецкие артиллеристы отвечали 157 снарядами, заметив при этом две больших вспышки пламени, но в этом случае без пожаров. С нашей стороны думали, что 113-й ОАД воспрепятствовал проходу во фьорд вражеского транспорта. Реальный расход боеприпасов составил 95 снарядов, а немцы, как считалось, безрезультатно выпустили по нашим 206 снарядов.
            По дороге домой конвой противника встретил у Яр-фьорда дрейфующую шлюпку с матросом с теплохода SCHWABEN, которого унесло вечером из Киркенеса.
            5 февраля с 20.42 до 21.42 один МБР-2 летал бомбить Киркенес, результатов не наблюдал. Немцы его вовсе не заметили.
            6 февраля береговой акустический пост Нурменсетти утром слышал шумы моторов. Видимо, это была пришедшая на позицию в Варангер-фьорд "малютка", потому что бывшие там для минной постановки "мошки" делали это вечером накануне. Потом оба прибора станции одна за другой вышли из строя по непонятной причине - возможно, от бушевавшего шторма.
            Ночью три катера МО (№121, 131, 133) выходили для постановки мин около Петсамо, но вернулись из-за очень плохой погоды. Сила ветра временами достигала 12 баллов! У немцев по той же причине все корабли и суда укрылись в портах.
            Погода затем очень сильно осложнила всем жизнь, много кораблей в Заполярной Норвегии получило повреждения, так же как причальные сооружения в маленьких гаванях различных фьордов. Киркене и Петсамо, правда, уцелели. Вражеские коммуникации пострадали не только от погоды, но и от нескольких ударов подлодок и ВВС СФ, видимо, поэтому, никакой активности на самой крайней линии враг не проявлял. Хотя 9 февраля батарея №221 вела огонь по некоей цели, на самом деле 23 снаряда были выпущены по какому-то призраку. В остальном наши тоже не особо стремились что-то делать, но 14 февраля все же выслали все те же самые три "мошки", что и 6-го, выполнить наконец прежнее задание. На сей раз 6 мин типа КБ-3 были выставлены на подходах ко фьорду. Прикрытие осуществляли ТКА №12 и 15. Немцы ничего не заметили. Вопрос, насколько точно были поставлены эти мины.
            Вечером другая пара - МО №115 и 132 - высадила 37 бойцов из разведгруппы 63-й МСБ (морской стрелковой бригады) в Маттивуоно. Группа имела задачу захватить пленных, но утром 15 февраля ее приняли обратно без захваченных немцев - противника разведчики вообще не обнаружили.
            15 февраля была организована «Крепостная комендатура Петсамо». Сформировали ее из 127-го командования горной артиллерии (Geb.Arko 127).
            16 февраля потихоньку, никем не замеченные, в Лиинахамари проскочили R.173/54 с пароходом BUG (1217) и танкером TRIPP (364). Любопытно, что два МТЩ были единственными боеготовыми в Киркенесе на тот момент.
            17 февраля наконец море около Петсамо-фьорда оживилось. Сначала наши батареи обстреляли 27 снарядами разъездной катер капитана порта, но не попали. По мнению наблюдателей, это был мотокатер противника, по которому реально выпустили 25 снарядов с батареи №140. Враг ответил 31 снарядами, также не наблюдав никаких попаданий - наши насчитали 20 по позициям 221-й батареи и 30 по позициям 140-й.
            Следует сказать, что еще в 06.15 R.173 и 54 вышли из Петсамо с пароходом RYGIA под охраной. Вновь их никто не заметил, в 11.40 они уже прибыли в Хольмбукту и в 13.55 вышли заново в восточном направлении с пароходом BUGDØY (1252). При входе во фьорд в 18.50 они были безрезультатно обстреляны 230 снарядами. Около 70 штук разорвались вблизи батареи м. Романов, но ущерба не нанесли. Немцы отвечали 134 снарядами и смогли якобы прямым попаданием вывести из строя прожектор.
            Советские батареи обнаруживали в море неизвестные суда еще часом раньше, но огня не открывали - было оповещение о том, что в море наши ТКА. Наши считали, что смогли попасть три раза во вражеский транспорт, входивший во фьорд под прикрытием дымзавесы с СКР. На позициях насчитали 185 немецких разрывов, в основном по прожекторам, однако они не пострадали. Зато был очередной разрыв связи, на батарее №221 легко ранило человека, а на батарее №140 на 4-м орудии сорвало 6 болтов с крепления держателя, он остался на одном болту. Реальный расход боеприпасов с советской стороны составил 189 фугасных и 19 осветительных снарядов.
            В ночь на 18 февраля три МБР-2 летали на бомбежку вражеских портов. Только один смог долететь до Киркенеса, сбросив 46 ампул КС и зажигательные бомбы, наблюдая там пожар. Второй бомбил Лиинахамари, третий - Парккину, в которой кроме ампул КС сбросили 3500 листовок. Немцы пролеты самолетов фиксировали, пожары - нет. Отмечалось лишь, что несколько бомб упало в районе укрепленного пункта Херцберг. Катера МО в прежнем составе поставили еще 6 мин на подходах к Петсамо, возвратившись в базу в 12.47. Сама постановка была незамечена, но хорошо работавшая немецкая радиоразведка вскрыла и эту постановку, и предыдущую. Немцы узнали о том, кто и где ставит мины, откуда выходят катера. Озабоченный командир Морской обороны Киркенеса запросил у Адмирала Полярного побережья миноносцы для борьбы с советскими катерами.
            В следующую ночь МБР-2 сделали ровно в 4 раза больше вылетов. Шесть из них были направлены на Киркенес, шесть - на Петсамо. Общий расход бомб составил по 2 ФАБ- и ЗАБ-50, 472 ЗАБ-2,5, 70 АО-2,5 и 414 ампул КС. Для подсветки целей применялось две ФОТАБ-35. Экипажи доложили о возникновении 2 пожаров в Киркенесе и 5 в Петсамо. В этот раз немцы налеты фиксируют. 20 бомб упало восточнее и севернее Киркенеса, разрывы имелись и в районе порта Лиинахамари - но якобы никаких повреждений они не нанесли. Зато попало полевому лазарету №67, в котором загорелся один барак, однако, пожар быстро потушили. Ущерб был невелик. В деревне бомба уничтожила один финский дом и в нем домашнюю скотину. Люди не пострадали.
            R.173 и 54, простояв денек в Лиинахамари, утром 19 февраля увели в Киркенес пароход ENTERIOS и танкер TRIPP. Прожекторы светили, но не смогли никого обнаружить. Уже днем, при хорошей видимости они отправились назад и были обнаружены советскими артиллеристами в 16.32, когда вели в Петсамо пароход REX. После падения 60 снарядов немцы сочли за благо повернуть. Дополнительным фактором, заставившим сделать это, был сигнал морзянкой с берега о том, что против конвоя якобы действует советская подлодка, стоявшая на позиции у фьорда. Это «подтверждала» акустическая станция Нурменсетти. Караван в страхе укрылся в Коббхольм-фьорде. Немецкие батареи пытались отвечать советским, но не очень активно - сделали всего 25 выстрелов.
            То, что видимость на самом деле была прекрасной, говорят наблюдения советской стороны. В 16.06 с батареи №140 по пеленгу 290° на дистанции 185 каб. обнаружили транспорт и 2 СКА. С аэродрома Зубовка (на севере п-ова Рыбачий) против конвоя выслали 4 "харрикейна", но они противника не нашли. В 18.05 против них выслали ТКА №12 и 15 (принятые врагом за подлодку), но и они не смогли никого найти, почему и вернулись на базу в 22.00. Наконец, сама батарея еще с 18.22 стала стрелять по транспорту с дистанции 92 каб. Видели как будто даже попадание в транспорт, враг прикрылся дымом и отвернул обратно. Всего было затрачено 33 фугасных снаряда.
            И ночь на 20 февраля тоже была неспокойной, причем количество подсчитанных бомб возросло. На Киркенес за 10 самолето-пролетов сбросили около 30 бомб, на Петсамо при 18 пролетах - то же число бомб. Большой город снова никак не пострадал, а в Лиинахамари некоторые здания были легко повреждены. Кто-то из наших опять не долетел ни до одной цели и сбросил бомбы в тылу 2 ГЕД - причем они там порвали линию передачи телетайпа! Сразу 2 человека были убиты.
            Это опять были МБР-2, только число вылетов возросло до 16. На сей раз целью был только Киркенес и якобы именно там все самолеты отбомбились, сбросив 25 ФАБ-50 и 10 ЗАБ-50, 338 ЗАБ-2,5, 110 АО-2,5, 460 ампул КС и 2 ФОТАБ-35. Пилоты доложили о 14 пожарах по всему городу и в порту. Под шумок бомбардировки пара ДБ-3ф с высоты 500 м выставила две мины АМГ-1 в Варангер-фьорде. По данным немцев, 1 самолет 20 февраля упал в 4 км СЗ укрепленного пункта Качберг. Оба его пилота были найдены дозором и погибли в бою. Кто это был с нашей стороны - неясно.
            Днем продолжилась "конвойная битва" у Петсамо-фьорда. Со второй попытки при плохой видимости REX и МТЩ проскользнули в залив, хотя по пути их поймали в 4 прожектора и обстреляли 365 снарядами. R.173 ставил дымы, постоянно находясь под накрытиями, из-за чего тральщик все время заливало. В плохой видимости он потерял конвой и нашел только после подсветки прожектором с м. Романов. Кроме того, еще 28 советские орудия выпустили по гавани уже после того, как конвой туда зашел. Увы, ни один снаряд снова не попал в цель. Враг отвечал 222 снарядами. С советской стороны видели цели лишь кратковременно. Расход боезапаса на самом деле был велик: 358 снарядов, и затем 24 по гавани Лиинахамари уже после прохода конвоя.
            Снова "подводную лодку" слышали береговые акустики. Вероятно, это были уходящие на ремонт в Кувшинскую салму ТКА №12 и 15.
            В 23.30 МО №132 и 135 во второй раз высадили разведгруппу, на сей раз в два раза больших размеров (80 чел.) в 2,6 милях от м. Крикун в бухте Маативуоно. Простояв на якорях, катера дождались группу обратно. Разведчики вернулись в 06.10, снова с пустыми руками. Опорный пункт, который они собирались атаковать, врагом был покинут. В 06.40 немцы с м. Крикун открыли огонь по катерам, но те смогли благополучно вернуться в Пумманки в 08.30.
            Интересно, что примерно в это время из Петсамо вышел немецкий конвой - МТЩ повели обратно пароход BAHIA. В этот раз наши пушкари отстрелялись очень удачно, из выпущенных 90 снарядов 2 попали в судно: 1 в шлюпку с правого борта, 2 в твиндек, сразу за кормовой переборкой машинного. Тем не менее, этого оказалось слишком мало, чтобы нанести ему серьезные повреждения. BAHIA смог благополучно достичь Киркенеса. Немецкие батареи отвечали 57 снарядами. Когда перестрелка прекратилась, акустики внезапно обнаружили шумы и допустили свою любимую ошибку - посчитали, что это вражеская ПЛ преследует конвой. Батарея "Петсамо" начала отгонять ее и потратила на это 16 снарядов, "принудив ПЛ к отходу на север". Нет сомнения, что это были уходящие из Мааттивуоно "мошки".
            У нас сначала батарея №221 участвовала в перестрелке по помощи катерам МО, выпустив 34 снаряда. В ответ прилетело якобы 100, но они никуда не попали. Затем по конвою стреляла только 140-я батарея, она затратила 47 снарядов. В ответ насчитали 64 разрыва, но тоже без ущерба для наших. Артиллеристы слегка завысили свои достижения, записав себе 3 прямых попадания, однако справедливо не настаивали на потоплении транспорта.
            22 февраля привычной работой занялись МБР-2, которые сбросили на Киркенес за 7 вылетов 276 ампул КС, 12 ЗАБ-50, 10 ЗАБ-25, 50 АО-2,5 и 2 ФОТАБ. В городе наблюдалось 7 пожаров. Четыре МБР-2, летая поодиночке, сбросили на Лиинахамари и Парккину130 ампул КС, 10 ЗАБ-50, 192 ЗАБ-2,5, АО-2,5 и 40 АО-25; в районе целей якобы возник большой пожар. Наконец, 10 истребителей штурмовали аэродром Луостари и сбросили на него 8 АО-25 и 8 АО-15; разрывы бомб наблюдались в районе укрытий неприятельских самолетов.
            Немцы пишут о 2 пролетах самолетов над Киркенесом, со сбросом 2 осколочных и более 30 зажигательных бомб. Еще 6 пролетов зафиксировано над Петсамо, где много зажигалок упало в районе порта и м. Нурменсетти. Нигде не было повреждений. Еще не менее 27 разрывов слышали западнее Нурменсетти вместе с шумом моторов летящих на бреющем полете самолетов. Видимо, несколько летчиков сильно ошиблись с расчетами и бомбили пустые фьорды. Немцы приняли это за постановку мин, т.к. 8 последних падений были без разрывов.
            Немецкие МТЩ работали, просто не покладая рук. Уже 22 февраля в 15.30 работяги R.173/54 опять вышли на Петсамо с пароходом DETLEV (1799) под охраной. В плотном снегопаде корабли не могли увидеть маяков Нурменсетти и Романов - а значит, и найти вход во фьорд. В очередной раз пришлось по радио запрашивать «Ламповую ширму». Прожекторы загорелись через 10 минут после запроса, вход был найден и караван успешно прошел по месту назначения. Наши не видели вообще ничего, даже свечения прожекторов противника. Ближайшей ночью МТЩ пытались покинуть Лиинахамари, но непогода загнала их обратно.
            После суточной передышки, самолеты СФ вернулись к налетам в ночь на 24 февраля. 9 вылетов сделали против Хебуктена, 2 - против Лиинахамари, 1 - против Вардё и 9 против Луостари. По типам самолеты распределялись так: 10 МБР-2, 2 ДБ-3ф, 5 "харрикейнов" и 4 И-15бис. В Вардё и Хебуктене летчики видели 3 пожара. Все это проводилось в рамках прикрытия перехода союзного конвоя JW-52.
            Немцы больше всех самолетов насчитали над Петсамо, но видимо, некоторые  просто пролетали мимо на другие цели. 14 самолетов якобы сбросили много разных бомб, как всегда мимо. На аэродроме Киркенес зафиксировали 17 разрывов осколочных бомб, еще 2 у батареи Бек-фьорд, 3 - у батареи Квальнесет, 4 в Вардё. Повреждения домов были только в Вардё. Все эти налеты стали результатом гибели 1 человека и ранения еще 5, но где были эти потери - КТВ 19 ГАК не уточняет. Возможно, погибший - офицер связи ВВС, бывший командир разведывательного звена «Петсамо», обер-лейтенант Хаушильд, который был ранен во время обстрела самолетом грузовика на дороге и позже скончался. В Киркенесе 25 февраля нашли неразорвавшуюся зажигательную бомбу, которую стали изучать как новинку.
            R.173/54 утром 24 февраля отвели из Петсамо в Киркенес пароход BUG. По дороге были видны советские прожекторы, но они не смогли пробить темноту и непогоду.
            26 февраля базировавшаяся в Петсамо БДБ F.226 во время рейса до Нурменсетти (10.45) была подвергнута обстрелу с советской стороны. Наши затратили 47 снарядов (немцы насчитали 50 разрывов), но попасть не смогли (хотя и заявили накрытие). Позже 46 снарядов (55) отгрузили по разъездному катеру, однако и в него не попали - при этом, тоже заявляя накрытия и разрывы у борта. Немцы, похоже, не отвечали.
            27 февраля в 17.00 командир 7-й флотилии повел в опасный переход к финским берегам сразу два крупных судна: KELKHEIM (4943) и DRAU (5141). Количество боеготовых тральщиков увеличилось вдвое (прибавились R.156 и 90), что дало возможность удвоить и число подопечных. В
21.00 заходящий в Петсамо конвой был обстрелян нашими - по мнению немцев, 129 снарядов упало, не причинив ущерба.
            С советской стороны все виделось по-другому. В 20.46 был обнаружен транспорт и 3 катера, по ним открыли огонь сначала батареи №221 и 140, затем добавилась и 232-я. До 21.05 все вместе пульнули 150 снарядов. По наблюдениям, имелось одно попадание в катер, затем 3 сильных взрыва в дымзавесе, после чего в ней проявился густой черный дым. Наконец, последовало еще 2 взрыва, а в луче прожектора кто-то разглядел плавающие обломки. Было сделано заключение, что входящий транспорт утонул в 55 каб. от батареи №140. По нашим позициям враг выпустил, по подсчетам батарейцев, 129 снарядов (из них 4 210-мм по 232-й батарее). Ущерба не было нигде, за исключением прожектора №12, лишившегося всех защитных стекол.
           Немцы пишут, что в тот раз впервые очень удачно была выставлена противопрожекторная завеса. Видимо, она привела к столь неверным наблюдениям с советской стороны. Немецкие артиллеристы отвечали своему противнику 60 снарядами. В 00.30 очередное обнаружение береговой акустической станции (как всегда, подлодка) заставило батарею м. Романов впустую выбросить в море 49 снарядов. Шумы пропали. Судя по всему, были это МО №121, 131 и 133, под прикрытием ТКА №12 и 15 выставившие 6 мин КБ-3 на подходах к Петсамо.
           Рано утром 28-го МТЩ вышли обратно в Киркенес, так как перспектив на быструю разгрузку транспортов не было. Наши их не обнаруживали.
           Наконец, 28 февраля в 18.52 батареи №140, 232 и 221 безрезультатно стреляли по входившей в Петсамо БДБ. Это возвращалась с Нурменсетти F.226, которая и вправду не пострадала. Моряки насчитали вокруг себя 70 разрывов - хороший подсчет, потому что реально наши сделали 71 выстрел.
Tags: Великая Отечественная, Война на море, Киркенес - Петсамо
Subscribe

  • PQ-18

    В большой подборке документов, посвященной борьбе с означенным конвоем, можно найти отчет 5 ВФ, сделанный в октябре. Он примерно наполовину состоит…

  • Действия торпедоносцев на Черном море в августе 1941 г.

    Разогретый вновь взбурлившей на "Цусиме" темой потопления АРМЕНИИ, я с удовольствием прочитал в документах РВМ небольшой отчет по сабжу. Вот он…

  • Люфтваффе на Восточном фронте в 1944 г.

    Не так давно на какой-то дзеновской помойке мимоходом попалось мне утверждение, что Люфтваффе на востоке за войну совершили 1,8 млн. боевых вылетов.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments