January 3rd, 2021

А вот еще такой случай

Конвой с пароходами MIMONA, TUGELA и HAVBRIS, вышел из Киркенеса в 06.00 13 октября 1941 г. Охранением его занимались охотники UJ.1211/1416 и сторожевик NORDLICHT. Шли они очень неспешно, все время прячась во фьордах на ночь, погода тоже временами их не баловала, в результате, только в 08.50 на следующий день они проползли мимо Нордкина, и очень скоро, в 10.05 UJ.1416 внезапно с правой стороны каравана на уровне среднего парохода киданул пугающую глубинную бомбу. Так немцы называли бомбы, которые кидали наобум, лишь бы напугать. У нас назывались «сковывающие», если я правильно помню. Сразу после этого с флагмана – UJ.1211 – увидели идущие за кормой второго парохода (TUGELA) две дорожки на поверхности воды. 1416 бодро повернул в сторону предполагаемого места пуска торпед и там кинул 14 бомб. NORDLICHT находился в момент Х с другой стороны конвоя, но он тоже увидел торпеды, на 1 больше, и пошел параллельно дорожкам в сторону их начала. Там он тоже сбросил 6 бомб, и было это дело примерно в 300 м после пересечения кильватерной струи конвоя. И тут случился тот самый случай, из-за которого вообще весь этот рассказ. Дальнейшему бомбометанию помешал... норвежский рыбачий катер, который преспокойно подошел к тому же самому месту. Как потом выяснилось, назывался он ARLAND (или VARLAND) и имел код F-52-V. Так как на сторожевике сонар все равно не работал, флагман велел ему проваливать вместе с судами в сторону ближайшего порта – Хоннингсвога. Сам UJ.1211 присоединился к 1416 для выслеживания подлодки. Кстати говоря, это была HMS TIGRIS коммандера Боуна. Довольно невезучая лодка, по сути дела – действовала активно, а достигла гораздо меньшего, чем товарка HMS TRIDENT. Началось у нее вроде все нормально, в двух атаках а августе и сентябре она утопила по 1 небольшому норвежскому пароходу, а потом – как отрезало. Еще одна атака в сентябре – промах (правда, и хорошо, потому как стрелял Боун по госпитальному судну BIRKA), 11 октября – промах, 14-го с утра вообще случайно одну торпеду пальнули куда попало. По сабжевому конвою Боун стрелял два раза, выпустил 5 торпед, и все в скалы. На такой минорной ноте он закончил свое пребывание в Заполярье.
Однако, вернемся к баранам, то есть к немецким охотникам. К моменту прибытия 1211 выяснилось, что на собрате 1416 от взрывов его собственных бомб сонар тоже сделал капут, и починить сами матрозен не могли. Пришлось работать боссу. Он на самом малом ходу начал выслушивать эхо, но опять помешал норвежский рыболов, который стал вдруг на полном ходу улепетывать в направлении Нордкина. А в 12-й флотилии ОПЛ уже давно бытовало мнение, что все норвежские рыбаки – на самом деле замаскированные враги, которые только и делают, что наводят на немецкие конвои вражеские подлодки, вместо того, чтобы ловить треску с селедкой. Якобы на борту у них вплоть до аппаратуры звукопроводной связи! Так что терпение у командира 1211, лейтенанта цур Зее Фоока, лопнуло. Он велел наглеца остановить и как следует осмотреть, для чего из 37-мм зенитки дали перед носом рыбака порядка 15 выстрелов, на которые он наплевал. И Фоок решил идти до конца, тем более, что поведение норвежца еще больше возбудило в нем прежние подозрения. Так что лейтенант приказал стрелять на поражение. Выпущено было еще столько же снарядов, из которых два попали в рулевую рубку и наконец заставили наглеца остановиться. Его обыскали, и тут немцев ждало большое разочарование и недоумение. Никакой звукопроводной связи, никаких вражеских шпионов. Уголь, картошка, овощи и рыба, которые катер вез из Тромсё в Вардё. На руках разрешение выходить в море от херра корветтен-капитана Гутъяра, капитана порта! 5 человек – шкипер Карл-Педер-Лауфред Ларсен, его сын, палубный матрос Хенри Даль и пассажирка Вильхельмина Рёсвик с сыном 12 лет. Непослушание и неудачное время, выбранное шкипером для перехода мимо Нордкина, стоило жизни Далю, а сам шкипер был тяжело ранен. Рулевые устройства разбило, мачту оторвало и выбросило за борт. Однако, движение там было просто как в городе. Мимо проходил тут же еще один катер – F-1-O, который был остановлен 1416 и нанят в качестве буксира, чтобы доставить пораненного коллегу в Хоннингсвог. Тяжелораненого Ларсена 1211 принял на борт и перевязал. Охотники еще некоторое время без успеха искали лодку, потом в 13.30 прибыло звено 1206 и 1211/1416 пошли догонять свой конвой. Что дальше стало с катером и Ларсеном, я не знаю.