April 11th, 2020

Архангельская ПВО против "юнкерсов"

Не так давно я разбирался с воздушной войной на Севере во второй половине 1943 г., и глаз зацепился за один вопиющий случай: 20 июля экипаж разведчика обер-лейтенанта Михеля из разведывательного звена Лапландия привез из полета до Архангельска и Молотовска сразу 2 заявки на советские самолеты: истребитель и гидросамолет МДР-5. Я покачал головой, подумав, какие тоже фантазеры эти разведчики Люфтваффе! Не постеснялись столько себе записать. В имеющихся у меня советских источниках никаких данных про потери у нас в тот день не было, и я спокойно пошел изучать дальше, записав немцам бублик. Однако недавно в фейсбуке Руне Раутио вдруг выложил пару фотографий. На одной парашют сбитого советского летчика, на второй жутко чадящий черным дымом гидросамолет на воде. Обе сделаны 20 июля 1943 г. с Ju.88D G2+AK, пилот обер-лейтенант Зорге. Вот это был поворот! Тогда я позволил себе углубиться в дополнительные исследования, нашел ЖБД Архангельского дивизионного района ПВО, и там вычитал, что действительно, в вылете на перехват разведчика пропал один самолет 729 ИАП, пилот лейтенант Крюков. Через 2 дня он вернулся на базу и рассказал, что смог поймать противника, сделать по нему 5-6 атак, после чего самолет задымил, потерял управление и упал. Пилот, ясное дело, выпрыгнул с парашютом, немца он считал подбитым, тот якобы уходил с дымящим мотором. Но никаких данных про поврежденные немецкие «юнкерсы» в тот день нет. Не факт, что и в реальности не было, но это могли оказаться только какие-то мелкие проценты от пробоин. Данных, что за гидросамолет немцы подожгли, я не смог найти. Просто даже не знаю, где искать, не ВВС СФ, это точно.
Вообще, как оказалось, история «Архангельский район ПВО» против немцев – довольно печальна. Сколько раз они прилетали в 1943 г., один раз даже бомбардировщики – ни разу их не смогли отогнать или сбить. Даже когда 23 марта был «большой» налет 8 «юнкерсов» и написано, что ни один не прорвался к Архангельску – ну да, потому что целью был Молотовск. До него дошли как минимум 5 самолетов по советским данным.
В остальном, в редких случаях перехватчики могли столкнуться с разведчиками. Те либо отворачивали раньше, либо летали не в тех районах, куда высылали истребители, а перенаправленные по радио они не успевали. Кроме 20 июля, контакты были 9 июня, когда пара «китти» смогла успеть на рандеву с Ju.88 и провести по нему несколько атак. Израсходовав почти тысячу патронов к пулеметам «кольт», наши немца потеряли, когда он резко снизился. Повреждения у врага не зафиксированы.
Буквально сразу после супер-успешного вылета Зорге/Михеля, у наших был шанс поквитаться. 25 июля пара «харрикейнов» столкнулась с немцем, тот развернулся и стал удирать. Ведомый истребитель отстал, от безнадеги выстрелив одним РС, а ведущий преследовал противника, пока не стало кончаться горючее, сделав 6 атак с хвоста, выпустив весь боезапас (300 снарядов для пушки «Испано»). Якобы хвостовой стрелок перестал отвечать, мотор задымил, самолет линию фронта не пересекал. Назавтра разведка доложила, что перехвачен сигнал СОС и вылетал на помощь гидросамолет Do.24. Гидросамолет действительно летал в тот день, но только в район Киберга. Поперек здравого смысла на основании этих данных разведчик посчитали севшим на вынужденную где-то на Кольском полуострове, наверное пилоту победу засчитали. К сожалению, фамилия его не упоминается.
Еще раз разведчик, опознанный как «Хе-111» пара истребителей встретила во время патрулирования над Молотовском 15 сентября. Пустившись вдогонку за кинувшимся наутек врагом, догнать его истребители не смогли, что намекает – не Хе.111 это был вовсе.
И только 2 ноября, один раз удалось хоть как-то реально рассчитаться с врагом. В тот день Ju.88 особенно не повезло – из 8 находившихся в воздухе советских истребителей 4 смогли установить с ним контакт, а два атаковали. Летчики Зимин и Офицеров на двоих израсходовали 207 снарядов «Испано», заявив, что у противника было повреждено хвостовое оперение. Ответным огнем один «харрикейн» был тоже поврежден (винт и плоскость). Хотя сбитым его даже не заявляли, «юнкерс» G2+FK вернулся домой с убитым радистом обер-фельдфебелем Кайзером. Любопытно, что пилотом был... хауптманн Зорге! Позже он получил Рыцарский крест и пошел служить в таранные войска (Rammkommando Elbe) – там надо было таранами сбивать американские бомберы. Но и это Зорге пережил, в результат уже после войны служил в Бундесвере и помер только в 1992 г., 80 лет от роду.
Про архангельское же ПВО можно упомянуть, что полеты немецких разведчиков вызвали еще и косвенные потери. 10 февраля на перехват взлетали не только истребители 104-й ИАД, но еще и Пе-2 Беломорской флотилии, в результате самолет 729-го ИАП атаковал «пешку», та вела ответный огонь и при посадке разбилась и сгорела. К счастью, экипаж при этом не пострадал. 10 июля один Р-40 348-го полка при взлете загорелся и при посадке обратно на аэродром встал на нос. Оказалось, перед стартом забыли убрать заглушки в радиаторе. Летчик отделался легким ранением. Таким образом, бои ПВО с немцами окончились не в нашу пользу. 2 потерянных и 2 поврежденных самолета – а у врага максимум 2 легко поврежденных. Правда, по потерям личного состава ситуация положительная. У них 1 убитый, у нас 1 раненый.