August 24th, 2017

Как леталось немецким разведчикам на Севере

Хороший показатель изменения воздушной обстановки на Северном театре — это длительность полетов немецких самолетов-разведчиков. Если в 1941 г. "хеншели" могли ползать по небу два, а то и три часа, то в 1944 г. "рамы" подпрыгивали на сорок минут — и обратно, в норку. К сожалению, мне не попадались отчеты дальних разведчиков в последнюю кампанию. В 1941 г. "дорнье" из звена дальней разведки могла остановить только плохая погода или поломка. Уже в августе они не гнушались брать в полет 50-кг бомбы и охотиться за вагонами и лодками при помощи пулеметного огня.

Кстати, "хеншели" бомбежкой не занимались, а вот "рамы" в 1944 г. за 40 минут не только разведывали, но и штурмовали.

Война в Арктике

Еще одна прочитанная книга по теме - сабж пера Германа Буркова. Автор бывыший капитан дальнего плавания, Почетный полярник, к сожалению, умерший в 2014 году.
Ничего особенного от книги не ожидал, однако на самом деле она оказалась гораздо приятнее, чем предыдущая, от норвежского пенсионера. Конечно, здесь тоже достаточно путаницы и ошибок, в основном при описании действий немцев, но количество их некритично. В то же время немало и правильных данных, здравых догадок и верных выводов. В результате книга скорее понравилась и я бы даже посоветовал почитать ее тем, кто интересуется Севером и войной. Любопытны были воспоминания о детстве автора в Мурманске во время войны, данные о том, как город переживал налеты, цитаты из документов и разные отчеты. Например, описание потопления ГИСУ "Ак. Шокальский" сильно отличается от того, что знал я из каких-то левых источников.
Конечно, есть досадные ляпы непонятного происхождения. Например, автор утверждает, что Полярное бомбили в 4 ч утра 22.6.41, или что на Ваенге 25.6. было повреждено ни много, ни мало - 18 советских самолетов! Так же автор уверен, что совершенно никаких ВМС у врага в Заполярье в начале войны не было совершенно. Гальдера обозвал Голдером, чуть ли не еврея сделал из него. Траулеры называет тральщиками, немецких подлодок в конце 1941 г. числит аж 12 штук вместо реальных 3, в 8 флотилии ЭМ немцев служит разом 14 кораблей, а командует всеми какой-то загадочный "Нордфлот". Наконец, конвои JW переименованы в SW, а тральщик Т-116 потоплен подлодкой U.362, тогда как все было в точности до наоборот.
Но, повторюсь, это мелкие шероховатости. Зато, кроме большой подборки разных цитат из советских документов, некоторых со сканами (к примеру копия рассказа спасшегося с СИБИРЯКОВА кочегара Вавилова), есть даже отрывок из КТВ Z.27, нормально переведенный, и упоминание КТВ АДМИРАЛА ШЕЕРА (правда, с неправильным временем утопления СИБИРЯКОВА).
Таким образом, книжка - приятный сюрприз. Стоит читать.

Норвежское несопротивление

24 января 1943 г. при выполнении задания в районе Киркенеса был сбит советский самолет Пе-2 из 29-го авиаполка. Летели на нем трое совсем молодых летчика, ни один из них даже офицерского звания не имел. Сержанты Капустин и Юсупов, а также младший сержант Ханкевич. Русский, татарин и белорус, маленький такой интернационал. В наших документах экипаж был записан погибшим сразу, немцы их падение на земле тоже не отметили никак. Однако летчики не погибли. Им удалось либо приземлить свою машину где-то во вражеском тылу, либо выпрыгнуть с парашютами (что менее вероятно, т.к. в таком случае довольно трудно было бы собраться вместе всем троим). До дома 100 километров по тундре, очень много и трудно идти, особенно зимой, но при удаче могли бы дойти.
Могли, но не дошли. По дороге наши летчики зашли обогреться и попить кипятка в уединенный норвежский дом в Ланабукт, (километров 12 почти точно на восток от Киркенеса). Хозяина по фамилии Бюё (Byo) они на всякий случай придержали, но жена его убежала на почту Ланабукт, откуда до кричалась до электростанции Торнета (Taarnet). Там служил еще один норвежец по фамилии Хальстенсен, который немедленно доложил о неизвестных людях немцам. Из Торнета выслали дозор: лейтенант Грубер, 2 унтер-офицера и 16 рядовых. На вооружении у них было 3 автомата, 16 карабинов и по 2 ручные гранаты на брата. А у наших - всего 3 револьвера...
Пока наши спали в норвежском доме, немцы успели добраться до него. В 23.03 (время берлинское) дом был окружен. Когда офицер и один унтер осторожно приближались к двери, она вдруг открылась и из нее с криком "Не стреляйте!" выскочил хозяин дома. Стоявший у него за спиной наш летчик немедленно открыл огонь по врагу. Унтер ответил из автомата, после чего оба немца спрятались. Грубер приказал некоторое время стрелять по дому, чтобы дать понять летчикам, что сопротивление бесполезно. Затем огонь прекратили и нашим предложили сдаться. Ответом стала стрельба из пистолетов. В ярком лунном свете у наших не было шансов сбежать. Немцы стали закидывать дом гранатами, суживая кольцо, стреляя по окнам и двери. Примерно через час они проникли внутрь, где нашли одного убитого. Двое уцелевших укрылись в каменном подвале. Что они чувствовали тогда, нам не понять... только сдаваться не стали.
Дальнейших подробностей рапорт Грубера не приводит. Хотя начальство убедительно просило его взять пленного, лейтенант предпочел действовать надежно и сберечь своих людей. Оставшихся двоих летчиков они тоже убили.
Так, благодаря "бдительности" норвежцев, трое летчиков погибли. А ведь они могли бы им помочь...
ПС: буквально то же самое случилось с летчиками, сбитыми 29.3.43 над конвоем в районе Хавнингсберга. Двое из шести (2 экипажа) смогли выпрыгнуть с парашютами. Оттуда домой добраться конечно было практически нереально, но факт: опять на них настучал норвежец. Немцы 4 апреля летчиков окружили в районе Нессебю, одного в бою убили, второго взяли в плен. Фамилии неизвестны...