igor_ktb (igor_ktb) wrote,
igor_ktb
igor_ktb

Categories:

Немецкие коммуникации на линии Киркенес - Петсамо в 1941 г., часть 2

Вторая часть тоже посвящена только одному месяцу - июлю, самому насыщенному за весь 1941 г. В нем очень кратко рассмотрен удар английской авианосной авиации по обоим портам 30 июля 1941 г., но возможно, я позже выложу свою статью на эту тему, которая печаталась в журнале "Галея".
Июль
  Начало месяца можно отметить только одним примечательным фактом: некий агент (по линии Люфтваффе) сообщил, что в Петсамо планируется вражеская высадка с поддержкой 3 линкоров, 2 крейсеров и многочисленных эсминцев. Судя по тому, сколько мало внимания было уделено этому факту в документах, байке не очень поверили и сами немцы. Впрочем, сведениями озаботилось командование горного корпуса, затребовавшее немедленную установку батарей у входа во фьорд, а также минирования района. На это Адмирал Полярного побережья ответил – установка батарей невозможна, минирование бухты Мативуоно будет обязательно замечено и потеряет смысл. Минирование Петсамо-фьорда на основании одного только непонятного сообщения от шпиона нецелесообразно. Для борьбы с советской артиллерией предлагалось установить сухопутную 15-см батарею не в Титовке, как это планировалось егерями, а около Петсамо. Также предлагалось упросить Люфтваффе еще раз попробовать подавить вражеские орудия.
    2 июля 7 СБ с прикрытием из девятки И-153 бомбили остров Хейнисаари, находившийся на западе от полуострова Средний и на север от входа в Петсамо-фьорд. Считалось, что там имеются какие-то вражеский объекты, однако на самом деле противника на острове не было – бомбы оказались потраченными впустую. Утром в Киркенес прибыла с конвоем плавбаза КАТЩ BALI и первые МТЩ 7-й флотилии (R.153/156/159/162). В будущем именно они будут основными «эскортными кораблями» на маршруте до Лиинахамари.
    3 июля морской командир Киркенеса, фрегаттен-капитан Хессе, прибыл в Петсамо чтобы проработать вопрос минных постановок. Успевший проскользнуть до начала войны пароход LA FRANCE имел на борту мины, которые собирались поставить для защиты фьорда, однако, судя по всему, для постановки его признали непригодным. После инспекции в качестве кандидата в минзаги был выбран финский пароход RUIJA (98 брт).
    4 июля наконец наметилась вражеская активность на коммуникации. Как казалось с советской стороны, 2 транспорта в сопровождении 8 катеров пытались прорваться в Петсамо, но в результате обстрела большие суда прикрылись дымовой завесой и отступили – во фьорд прошли только катера. На самом деле это была плавбаза КАТЩ BALI, которая с 11.10 выполняла плановую проверку маршрута Киркенес – Петсамо на мины. Ее "тральные пинасы" под прикрытием завесы прошли весь фарватер, выполнив задание и не обнаружив ни одной мины, в то время как сама плавбаза повернула и ушла обратно. Несмотря на то, что обстрел велся с 18.39 до 19.18, попаданий не было – в BALI угодили только отдельные осколки, не приведшие к потерям. Батарея №221 обстреливала немцев (начиная с 18.30, выпущено 24 снаряда). Считалось, что из 8 КАТЩ прорвались только 2, а остальным пришлось идти назад, но докладов о попаданиях не было. 4-го же июля, вскоре после открытия советскими пушкарями огня, немецкие самолеты проштурмовали батарею №221 и смогли поджечь чердак казармы, однако его быстро потушили, предотвратив нанесение ущерба.
    Сама плавбаза в 22.00 вернулась в Киркенес, а в 6 утра 5 июля вышла снова, чтобы встретить пинасы, идущие из Петсамо с убранными тралами. BALI благополучно встретила всех своих подопечных и в 19.35 прибыла на базу.
    Наконец, в 12.15 5 СБ, сопровождаемых 9 И-15, бомбили находившиеся в Лиинахамари 4 транспорта без всякого противодействия противника. Из сброшенных 40 бомб калибра 100 и 50 кг по одной попали в два транспорта. Так казалось нашим пилотам – но в реальности, все бомбы упали мимо. Вместе с пароходами был атакован стоящий в Лиинахамари СКР KIAUTSCHAU, отстреливавшийся из 2-см зениток. Из немецких документов видно, что подобный налет с таким же результатом был совершен и 4 июля, но в "Хронике" он не отражен.
    7 июля девятка СБ произвела налет звеньями на аэродром Хебуктен около Киркенеса. Зайдя со стороны солнца, самолеты смогли достичь внезапности и сбросили 30 фугасных бомб (первые 2 звена), а также РРАБ и кассеты с осколочными бомбами (последнее звено). Результатом налета считалось уничтожение 15 вражеских машин, множество убитых и раненых.
    По данным Адмирала Полярного Побережья, при налете один человек погиб и двое было легко ранены – но судя по всему, это потери только моряков, так как Заблотский и Ларинцев дают цифры 19 погибших и 16 раненых. В отчете Адмирала Норвегии другие цифры – зарегистрирован сброс 60 бомб, 11 погибших, 14 раненых, уничтоженные Bf.110 и Ju.88. Персонифицируются потерянные самолеты следующим образом: Ju.88A-5 принадлежал I./KG 30 и имел заводской номер 0607 /Момбеек пишет, что он имел 50% повреждений, т.е. официально был тяжело поврежденным./, а Bf.110C-4 - 1.(Z)/JG 77 и имел номер 3271. Еще один самолет – Bf.110E-2 из штаба ZG 76, с номером 3769 – был поврежден на 35%. Однако, этим неприятности у немцев не ограничились. На отражение налета вылетал 14./JG 77 и, хотя воздушных боев не было, одному Bf.109E-7 (заводской номер 1409) пришлось садиться на вынужденную, во время которой он разбился. Можно считать большой удачей, что в этот день не пострадал ни один немецкий летчик.
    В сводке от 8.7.41 в КТВ Адмирала Норвегии впервые упоминается о намерении построить у Петсамо по одной береговой батарее сухопутных войск и ВМС. По поводу будущей морской батареи сообщалось, что она уже строится и позиции будут готовы к приему орудий через 2 недели. Орудия тоже были доставлены, но вследствие опасности обстрела из советских орудий с Рыбачьего пароход DONAU (2931 брт), у которого на борту находились пушки, отстаивался в Киркенесе. Планом предусматривалось в удобных условиях (плохая погода или искусственные дымы) доставить батарею в Лиинахамари, откуда перебросить на место установки – п-ов Нурменсетти – на баржах. Как ожидалось, через 3 недели после доставки батарея будет готова к стрельбе.
Что касается сухопутной батареи, то предполагавшуюся к установке на м. Ристиниеми (внутри фьорда) НКВ 999 командование горного корпуса предпочло использовать для борьбы с советскими эсминцами в Мотовском заливе. Поэтому к Лиинахамари решили перебросить батарею НКВ 885, ранее запланированную для установки на входе в Кольский залив после его захвата. 8 июля эта батарея шла маршем в районе Люнген-фьорда. 11 июля она была погружена на норвежский теплоход STAMSUND (864 брт) и отправлена в Киркенес.

    9 июля 6 СБ бомбили уже город Киркенес. В 7 утра по Берлину они сбросили по немецким данным 30-40 бомб, повредив радиостанцию (вернулась в строй на следующий день), лишив жизни одного человека и десять ранив. Еще 9 СБ бомбили транспорты в Лиинахамари, но опять безрезультатно. К тому же в этот раз советская сторона лишилась сразу 3 бомбардировщиков из 5-й эскадрильи 72 САП – по докладам, все они были сбиты вражескими истребителями, хотя данных с противоположной стороны нет. Скорее всего, причиной потерь стал зенитный огонь. Два самолета с экипажами, недавно прибывшими с КБФ, погибли (не вернулись лейтенанты А.А. Долин, С.Г. Ершов, мл. лейтенант М.И. Соловьев, сержанты А.Д. Глушенков и М.А. Крутиков, краснофлотец А.П. Тарховский). Третья машина вынужденно села в районе Белокаменки – там человеческих жертв не было. В 8 утра был проведен налет на строительную площадку морской батареи на Нурменсетти, однако повреждений он тоже не нанес.
    Этот день стал знаменательным, ибо немцы провели свой первый настоящий конвой на коммуникации Киркенес – Петсамо. Пускать в первый раз какие-то ценные суда не решились – в опасный путь отправились только норвежские каботажники, имевшие на борту грузы для вермахта. Это были ØRNULF, SOLGLØTT (149 брт), STORTIND (169 брт) и ROTVÆR (74 брт) (эти суда упомянуты в КТВ 7-й флотилии, однако в КТВ Адмирала полярного побережья присутствует еще и LYKKEN. Если судить по дальнейшим событиям, в конвое был все же он, а STORTIND наоборот, отсутствовал), а охраняли их 6 МТЩ из 7-й флотилии (R.157/152/156/159/153/162), которые на 3 года стали постоянными визитерами в Петсамо-фьорде. Несмотря на поздний выход (на ØRNULF отсутствовал капитан и его вести пришлось штурману!), конвой выдержал временной план. Это было очень важно, так как, прикрывая проход, полуостров Средний атаковали "штуки". Батарея №221 лишились склада патронов и цистерны с бензином, но потерь в личном составе, к счастью, не было. Основная тяжесть атак пришлась на 222-ю батарею (1 краснофлотец был убит), в то время, как переброшенная для поддержки 2-я батарея 104-го ПАП (установлена севернее 221-й на м. Земляной, у входа в залив Пумманки) никакому воздействию не подвергалась. Пилоты Ju.87 отчитались об уничтожении 2 орудий, но советская сторона этого не подтверждает. Тем не менее, налет, как и планировал противник, помешал обстрелу конвоя. Последний с точки зрения советских наблюдателей был отрядом кораблей – ЭМ, 8 СКА и 3 неустановленного типа – который с неизвестной целью приближался к берегу п-ова Средний. Затем ЭМ поставил дымзавесу, и под прикрытием авианалета в Петсамо прошли тральщик, 3 СКА и 4 транспорта. Следом 6 СКА и один транспорт прошли в обратном направлении – огонь по ним не открывался.
    Как же обстояли дела на самом деле? В 15.00 конвой стоял в ожидании вне пределов досягаемости советских орудий. С этого момента начался часовой налет пикировщиков (18 "штук" и 2 истребителя по советским данным). Ближе к его концу суда прошли во фьорд и в 16.33 были в Лиинахамари. R.159/153/162 вошли еще в 14.00, чтобы принять обратный конвой. Его собирались провести в тот же промежуток времени, однако комендант гавани ничего не знал и никого к отплытию не подготовил! Тем не менее, спешно были подготовлены к уходу KIAUTSCHAU и LA FRANCE, отдавшие якоря с получасовым опозданием. Дольше пришлось ждать подготовки парохода HENRY (628 брт), который ушел в сопровождении R.157/152/156 около 18.00. На сей раз советские артиллеристы уже оправились после налета и смогли открыть огонь – как считали немцы, из 150-мм орудий. Обстрел велся в 18.19-18.58, однако с весьма малой интенсивностью, так как было отмечено падение всего 12 снарядов. R.152/156 поставили завесу, эффективно прикрывшую весь конвой; потерь в нем не было.
    Таким образом, первый "блин" для советской береговой артиллерии вышел комом. В принципе, в этом нет ничего удивительного, учитывая слабость материальной части и противодействие противника. Следует также отметить, что наша авиация не имела возможности помочь пушкарям, так как была полностью занята на сухопутном фронте, где шли очень ожесточенные бои. Первый немецкий обратный конвой прибыл в Киркенес уже в 18.15, HENRY добрался в 22.15.
    Следующий день был посвящен планированию перехода DONAU с батареей на борту. Люфтваффе гарантировало двухчасовое присутствие над Рыбачьем своих пикировщиков.
    12 июля в 11.30 МТЩ R.157/156/152/154 повели DONAU в Петсамо. В 15.05 пикировщики начали налет, но, как и в прошлый раз, все их атаки были направлены на 221-ю батарею, а не на 2-ю батарею 104-го ПАП, установленную на мысе Земляной (на входе в залив Пумманки). Это было сделано, несмотря на особую просьбу моряков-катерников – подавить именно "северную", а не "южную" (т.е. 221-ю) батарею. В результате, прямо во время налета, 122-мм орудия начали вести огонь по конвою. Первый же залп лег в 100 м от борта парохода. Всего, до момента входа DONAU во фьорд в 15.33, немцы насчитали 40 снарядов. Ни один из них в цель не попал. Возможно, роль сыграла большая дальность стрельбы – почти 20 км при пределе досягаемости в 21 км. Кроме того, через некоторое время "штуки" атаковали и вторую батарею, хотя моряки утверждают, что налет был намного слабее, чем 10 июля, и не заставил пушки замолчать. Кроме того, сильный ветер не давал толком подняться дымовой завесе и позволял береговым орудиям вести довольно точный огонь. Из-за всего этого командир 7-й флотилии приказал R.152 идти вперед и объявить судам, готовым выходить в обратную сторону, что их конвой отменяется. Эта радиограмма не была принята, так что стоило остальным МТЩ достигнуть устья фьорда, а DONAU – благополучно пройти вглубь него, ожидавшие суда развили полный ход и стали выходить в море. На сигнал "Поворачивайте!" передовой пароход BANAN (1581 брт) отвечал, что имеет строгий приказ коменданта гавани Петсамо уходить. Этот пароход и следовавший за ним небольшой пароход HUGIN (124 брт) смогли пройти, а третье судно – LINEA (737 брт) – из-за того, что перепуганный обстрелом экипаж не справился с его управлением, сел на мель совсем рядом со строящейся на Нурменсетти батареей. Норвежцы немедленно стали покидать судно, так что находившемуся рядом R.152 пришлось силой загонять их обратно. Затем МТЩ подал на пароход буксирные концы и стащил его с мели. Несмотря на то, что советские снаряды в течении получаса, пока длилось спасение парохода, падали рядом в воду и на скалы, никаких повреждений не имелось. В конце концов, все суда и корабли благополучно достигли Киркенеса. В отчете командир 7-й флотилии написал о 164 вражеских снарядах, упавших рядом с обоими конвоями в период с 15.03 до 16.06. В дальнейшем из-за дымзавесы немцы уже не могли считать снаряды, хотя обстрел велся еще сорок минут.
    С советской стороны правильно зафиксирован транспорт, прошедший в Петсамо в сопровождении 2 тральщиков и нескольких СКА. В дымовой завесе слышали взрыв большой силы, а после ее рассеяния одного из тральщиков недосчитались. Он был заявлен как потопленный, расход боеприпасов составил 73 снаряда. Атаки немецких самолетов никаких повреждений и потерь батареям не нанесли.
    13 июля в Киркенес прибыл теплоход STAMSUND с НКВ 885 на борту. Ему долго ждать не пришлось – уже на следующий день в 21.00 в сопровождении R.153/156 он перешел в Петсамо. Советские батареи конвой обстреляли, но вновь не добились никаких результатов, ни по советским данным, ни по немецким. Заметили противника поздно – огонь был открыт в 3.13 с батареи №221, а уже в 3.27 враг скрылся. В первый, но далеко не в последний раз советские артиллеристы спутали направление движения немцев, так как считали, будто транспорт прорывается из Петсамо, а не наоборот. 15 июля STAMSUND был разгружен и орудия направились на место установки – м. Ристиниеми (Крестовый) в глубине залива. В то же время на выходе из фьорда, на мысе Романов (Немецкий) поставили 2 орудия калибром 10-см.
    16 июля немецкая полевая полубатарея (2х10,5-см) из района Тикку – Маттивуоно подвергли обстрелу позиции советских войск на Среднем, а заодно и батареи - №221 и 222. Никаких результатов они при этом не добились. Хотя немцы не установили для себя результатов бомбежки и обстрелов позиций советских орудий, на следующий день они решили рискнуть. В 20.00 в Петсамо был послан норвежский пароход STORTIND с бензином.
К моменту его подхода (уже 17 июля по советским данным) батареи были еще раз атакованы "штуками" – с советской стороны насчитали 12 самолетов. Затем повторился обстрел с противоположного берега Маативуоно. К началу 18 июля на 221-й батарее попаданием снаряда в основание было выведено из строя второе орудие, сгорела пекарня, разрушены телефонная станция и пулеметный капонир, ранен краснофлотец. Одну "штуку" батарея №222 якобы смогла сбить, а советские истребители заявили один сбитый Ме-109. Действительно, в списках немецких потерь наличествует сбитый в воздушном бою Bf.109E-4 из 14./JG 77, однако это победа лейтенанта Родина из 72 САП одержана южнее, недалеко от аэродрома Варламово. Зато огнем с земли был поврежден и совершил вынужденную посадку в море другой самолет – Bf.110D-3 из Z-Staffel I./JG 77 (№3710, LN + AR). Его пилот, Феликс Брандис, смог выжить, а стрелок ефрейтор M. Gans с тех пор числится пропавшим.
    Немцы использовали ситуацию на полную катушку, тем более, что у них были причины считать свои атаки успешными – в расположении батареи №221 был виден большой взрыв. Из Лиинахамари в 00.15 МТЩ R.153/156 вывели разгрузившийся DONAU, а вместе с ним фьорд покинули норвежские ØRNULF, ROTVÆR и LYKKEN. R.156 через полчаса был послан на выручку упавшему самолету и спас Брандиса; в 00.55 DONAU отпустили в самостоятельное путешествие (прибыл в Киркенес в 9.30), а МТЩ приняли под крыло STORTIND. В час ночи пароход был приведен, однако боевым кораблям тут же пришлось снова выйти в море для поисков Ганса, чем они безуспешно занимались до 5 утра.
    19 июля на батарее №221 сумели ввести в строй одно орудие, однако командиру был дан категорический приказ огня не открывать и беречь себя на случай возможного вражеского десанта. С этого момента и до конца 1941 г. данная батарея в боях не участвовала.
    Рано утром МТЩ R.153/156 вывели из Лиинахамари и отпустили норвежский пароход ERLING LINDØE (1281 брт). Вечером же противник позволил себе выслать в Петсамо госпитальное судно – хотя при этом на всякий случай предполагалось делать проводку под прикрытием тумана либо искусственной дымзавесы. К полуночи ГСУ ALEXANDER VON HUMBOLDT (550 брт) вместе с пароходами SUSANNA (810 брт) и HENRY стояли в губе Базарная. Туда же подошли из Лиинахамари R.153/156, однако оказалось, что HENRY, уже вставшему на якорь в глубине бухты, потребуется целый час на выход. Так как солнце село и вокруг стелился туман, командир конвоя Лангенфельд решил оставить R.156, а сам со вторым МТЩ повел во фьорд ГСУ и SUSANNA. Однако на траверзе Нурменсетти туман внезапно рассеялся, а Лангенфельд, боясь пропустить в дымке вход во фьорд, не стал сразу ставить дым. Ко всему прочему, пароход SUSANNA после приказа дать полный ход выпустил хорошо видимое облако пара. В результате, в 2.55 немцы получили первый "подарок" от батареи, стоявшей на м. Земляной (104 ПАП). R.153 немедленно начал ставить дым; ГСУ из-за большей скорости вырвалось вперед и МТЩ пришлось сначала сопроводить в безопасный залив его, а потом вернуться за пароходом. Несмотря на то, что до 3.30 немцы насчитали падение 24 двойных и 15 одиночных залпов, повреждений никто не получил. Еще в начале обстрела R.153 отправил коллеге в губу Базарная радио с приказом не выходить, но R.156 его не получил. В 1.25 маленький конвой пошел следом за остальными и в 4 часа тоже подвергся обстрелу и прикрылся дымом. По нему выпустили около 10 залпов (в 4.00-4.12), попаданий также не было. В 4.45 все суда достигли Лиинахамари.
    С советской стороны проход 2 судов противника был отмечен с 3.00 до 3.09. 2-я батарея 104 ПАП вела их обстрел всего две минуты – с 3.07 до 3.09.
    Видимо, не желая мириться с тем, что противник безнаказанно проводит конвои в Петсамо, ВВС СФ выслали для удара по Лиинахамари 6 СБ. В 10.30 они сбросили на гавань бомбы и доложили о потоплении одного транспорта. Немцы отмечают сброс бомб с высоты 3 км и отсутствие попаданий.
    20 июля в Киркенес прибыл лично адмирал Бёмер – командующий ВМС в Норвегии. В 2 часа по Берлину его самолет сел на Хебуктене, а в 14.30 2 Пе-2 нанесли удар по порту, целясь по стоящим там эсминцам 6-й флотилии, которые готовились ночью выйти в очередной набег на советские коммуникации. Попаданий не отметили даже сами экипажи самолетов. Вечером налет был повторен силами 8 СБ, опять целившимся по эсминцам и транспортам. На сей раз летчики доложили, что смогли попасть в эсминец и транспорт, которые считались поврежденными. Немцы насчитали около 34 бомб, но снова никаких реальных попаданий не было.
    Утром 21 июля попытки поразить эсминцы были продолжены – теперь в них снова участвовали 2 Пе-2. В 1.20 они посчитали, что повредили один вражеский корабль близким разрывом бомбы. Немцы заметили только один самолет, сбросивший в воду 5 бомб – никаких эсминцев они не повредили.
    В 10.50 советские самолеты отбомбились по Нурменсетти, где велось сооружение батареи ВМС "Петсамо". В результате этого имелось 3 раненых среди немцев, а один русский (военнопленный) погиб. В 14.20 пара "пешек" атаковала на входе в Бек-фьорд большой транспорт противника, который они, по докладам пилотов, потопили. На самом деле атакованный пароход HERKULES (2369 брт) избежал повреждений.
    Менее удачлив был другой пароход – WANDSBEK (2388 брт), стоявший под разгрузкой. Он был поражен 3 бомбами (одна не разорвалась) во время налета 5 СБ в 20.00. Бомбы сбрасывались с высоты 3500-4000 м и по большей части упали в скалах и воде. Тем не менее, пораженный пароход выгорел до мостика, а пробитая неразорвавшейся бомбой дыра привела к быстрому затоплению трюмов. Буксиры WILLI CHARLES и GLETTKAU (114 брт) утащили жертву бомбардировки в Ланг-фьорд, где он затонул на мелководье. Трое человек получили ранения. К счастью для немцев, большая часть груза (продукты) уже была выгружена. Остальные пропали, кроме консервов, которые позже подняли. Сам пароход тоже был отремонтирован к 1943 г.
    22 июля советские самолеты продолжали наносить удары по немецким эсминцам в Киркенесе. В 10 утра, как всегда, пара Пе-2 бомбила ЭМ и ТР; на сей раз наконец последовал доклад о потоплении одного эсминца. Беда в том, что все корабли 6-й флотилии ушли где-то за 7 часов до этого налета… В самом конце дня немцами отмечена бомбардировка Лиинахамари, не прослеживающаяся в советских документах. Считалось, что целями бомб были топливные баки фирмы "Шелл" (не пострадали). Немецкая 10,5-см батарея подвергла обстрелу советскую, №222, выпустив по ней (безрезультатно) около 60 снарядов. На следующий день стрельба повторялась два раза. В первый раз прилетело до 50 снарядов, во второй – уже до 70. Попаданий и повреждений снова они не нанесли.
    23 июля как всегда пара "пешек" наведалась в Киркенес в 14.40, отметив попадание в пристань. Однако, ни в одном немецком документе этот налет не описан.
    На следующий день в 18.00 немецкие эсминцы вернулись в Киркенес из набега. Этот факт советской стороной не был обнаружен, поэтому налеты СБ и Пе-2 утром 25 июля проводились на аэродром Хебуктен. Цели достигли только 3 самолета, в результате бомбардировки у немцев были небольшие материальные повреждения и 1 раненый. СБ были атакованы истребителями и один самолет потом разбился при посадке. Немцы в этот день провели рокировку – находившиеся в Петсамо R.153/156 были сменены на R.151/158. Кроме того, в строй введено первое орудие НКВ 885 на м. Крестовый напротив Лиинахамари (второе последовало за ним уже на следующий день).
    26 июля ГСУ ALEXANDER VON HUMBOLDT самостоятельно совершило переход из Петсамо в Киркенес (прибытие 12.00).
    27 июля шестерка СБ под началом капитана Антоненко снова произвела налет на Хебуктен. На этот раз бомбежка стоила немцам 3 погибших и 5 раненых, в том числе одного летчика (офв. Швайкерта). Самолет его - WNr.5925 из 1./JG 77 - был поврежден на 60%, еще один Bf.109Е за WNr.0956 из того же штаффеля сел на вынужденную и разбился (80%), хотя его пилот остался невредим. Это был один из самолетов, взлетевших по тревоге и получивший повреждения в бою с бомбардировщиками. Так же был полностью уничтожен один He.111 из Flugber. Luftflotte 5. Однако, в бою с успевшими взлететь "мессерами" СБ тоже понесли потерю – один самолет из 72 САП был сбит (погибли лейтенант Савин, ст. лейтенант Кузнецов, мл. сержант Петренко).
    28 июля сначала рано утром одинокий Пе-2 бомбил транспорты, стоящие в Киркенесе на якорях, затем уже вечером, в 21.25 налет повторили 6 СБ и 1 ДБ-3. Атаке подвергались "3 ЭМ", которых на самом деле там уже не было. Пилоты на попадания в мнимые цели не наблюдали, а на отходе снова были атакованы немецкими истребителями. На сей раз были сбиты СБ (погибли лейтенанты В.Д. Синицин и П.П. Умнов, а также мл. сержант В.П. Федосеев) и единственный ДБ-3 (капитан Кулыбин). У немцев никаких попаданий и повреждений не зафиксировано.
    29 июля в самом начале суток опять была попытка бомбить Хебуктен, однако он оказался закрытым туманом и самолеты разгрузились, как сообщили пилоты, по тем же самым эсминцам в Киркенесе. Кого они бомбили на самом деле неясно, потому что немцы налета не зафиксировали. На обратном пути отряд был, как всегда атакован врагом – Ме.110, два из которых были заявлены сбитыми, но немцы этого не подтверждают.
    30 июля был очень богатым на события днем. Во-первых, в районе Петсамо было введено в строй первое тяжелое орудие – на м. Ристиниеми в глубине фьорда на временной установке была готова к стрельбе 15,5-см пушка. В 16.30 разведчик Пе-2 прошел над Киркенесом и сбросил бомбы на транспорты в его порту. У немцев это отмечено как налет 5 бомбардировщиков на аэродром. Для отражения налета подняли в воздух истребители, и как оказалось, очень удачно, потому что как раз в это время на Киркенес и Петсамо атаковали английские авианосные самолеты (операция EF). Стартовавшие с авианосца VICTORIOUS 20 "Albacore" из 827 и 828-го эскадронов под прикрытием 9 "Fulmar" из 809-го эскадрона нанесли удар по Киркенесу, однако никаких результатов не достигли. Зенитки, немецкие истребители (4 Ме.110 и 9 Ме.109) и случайно оказавшаяся рядом девятка Ju.87 из IV.(St)/LG 1 сбили 6, 5 и 2 самолета из соответствующих эскадронов. Погибло 13 англичан (+1 в одном из вернувшихся самолетов), 27 попало в плен. Британские бипланы все же смогли прорваться к гавани и сбрасывали торпеды по готовому к выходу конвою во главе с BREMSE, а также по плавбазам WESER и BALI, но попаданий не достигли. У немцев в бою были сбиты Bf.110E-2 №4394, код LN+DR из 1.(Z)/JG 77, экипаж которого смог спасти BREMSE, и Ju.87B-1 №5310, код L1+EW, экипаж которого (лейтенант К. Роммель и обер-ефрейтор Э. Чопик) с тех пор считаются пропавшими.
    Авианосец FURIOUS выслал 9 "Swordfish" из 812-го эскадрона и 9 "Albacore" из 817-го под прикрытием 6 "Fulmar" из 800-го для атаки Петсамо. Там для англичан все прошло более гладко, так как истребительного противодействия не было, зенитный огонь вели одна 8,8-см и одна 2-см батареи, а в порту Лиинахамари стояли только два МТЩ (R.158/151). С началом атаки МТЩ отвалили от пристани, причем друг от друга они смогли отцепиться только на глубокой воде. Командир R.151 даже не смог успеть забраться на корабль и был убит на берегу вместе с одним матросом, одним водителем и одним финским матросом. Еще один матрос и финская женщина были ранены. Одна английская торпеда попала в деревянную пристань, другая утопила маленький норвежский пароходик ROTVÆR. Этим ущерб и ограничился. С английской стороны был потерян один "Albacore", который смог сесть на советской территории и его экипаж отделался ранениями. Два "Fulmar" были сбиты и все 4 летчика с них погибли.
    Немцы на заявки не поскупились, насчитав всего 31 сбитый самолет. На 25 претендовали летчики, на 2 зенитчики Люфтваффе и остальные 4 – корабли. Надо отметить, что над Лиинахамари успехи были практически не завышены, так как считалось, будто там смогли свалить 4 самолета. Над Киркенесом преувеличения превысили 2 раза. Англичане считали, что сбили 3 Ме.109 и 1 Ju.87.
    Об обнаружении английских кораблей в море было доложено только в 18.41.
    По итогам налета немцы закрыли гавань Петсамо для крупных судов из-за предположительной минной опасности, а также временно запретили движение судов на участке Хоннинсвааг – Киркенес до 12.15 1 августа.
    Наконец, в последний день июля пара Пе-2 пыталась бомбить Хебуктен, но делать им это пришлось из-за облаков, очень неточно. На обратном пути немцы сбили одну "пешку", которой пришлось садиться на вынужденную в районе Вайтолахти. Экипаж не пострадал.
Tags: Великая Отечественная, Киркенес - Петсамо, война на море
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments